Фон сайта

Жизнь, отданная хлебу

Жизнь, отданная хлебу

«Аграрный сектор» №4 (46) декабрь 2020 - январь 2021

Важная для Казахстана дата — 65-летие освоения целинных земель — прошла в стране тихо и почти незаметно. Как будто и не было вовсе такого грандиозного проекта в жизни страны. Но есть люди, о которых мы не забудем. Своим трудом на благо родного села, района, области и Казахстана в целом они надолго оставили память о себе. В этой публикации мы расскажем о Степане Яковлевиче Трофимове и его дочери Антонине Степановне, которые посвятили себя служению родной земле.

Журнал «Аграрный сектор» публикует (в сокращении) очерк известного казахстанского журналиста Моисея Гольдберга, который был опубликован в 2010 году в журнале «Нива», а также представляет материал, основанный на воспоминаниях соратников, друзей и коллег семьи Трофимовых.

Судьба отмерила Степану Яковлевичу Трофимову всего 64 года. Но на земле он оставил светлую, добрую память. Его называли звездой первой величины. (В 2020 году исполнилось сто двадцать лет со дня рождения этого замечательного организатора сельскохозяйственного производства Казахстана прим.ред.).

Первые МТС заработали в 1928 году. Они должны были положить конец примитиву в земледелии, пробудить у сельского люда профессиональный интерес к механизации полеводства.

В 1930-х годах из всех репродукторов звучала песня о погибшем герое трактористе Петре Дьякове. Молодого парня враги коллективизации стащили с трактора, облили керосином, кинули в борозду, которую он только проложил на земле, и подожгли.

Но, оказывается, «огненный тракторист» спасся каким-то чудом и вполне благополучно дожил до героической целинной эпопеи. Известный журналист и знаменитый редактор «Известий» Алексей Аджубей разыскал его в Приуралье, на станции Голышманово, где тот работал механиком элеватора. Алексей Иванович был зятем Никиты Сергеевича, и в последний приезд Хрущёва на целину сопровождал своего знаменитого тестя. Аджубей рассказал о своей журналистской находке мне лично.

К началу освоения целины в стране насчитывалось почти девять тысяч МТС. В Первомайке располагалась крупнейшая на Акмолинщине Калининская МТС. Многие годы ее возглавлял человек, для которого сотворение хлебного колоса стало высшей жизненной целью. Степан Яковлевич Трофимов, можно сказать, родился степняком. Дед его переселился из-под Полтавы на вольные земли Оренбуржья. Причиной отъезда как раз и стала та катавасия, которая происходила в украинском селе, где классовая вражда обострилась до невозможности. Переезд оказался печальным. Дедушка Степана так и не увидел океан бушующих диких ковылей с красными тюльпанами, не ощутил запах чабрецовых полян, когда, разогретые солнцем, они неистово благоухают. В дороге он занемог и скончался. А сын его Яков обосновался в Пономаревском районе Оренбуржья. Там же и родился Степан.

Юношей он оказался в числе разработчиков карьера стройматериалов под Карагандой. Среди ста крепких молодых рабочих-казахов он был единственным русским. Там познал доброту этой нации и силу братства, впервые услышал знаменитую песню «Дударай» о любви русской девушки Марии и красивого кудрявого казахского джигита Дюсена. Через многие годы Трофимов оказался как раз в этом самом Кургальджинском районе, где родилась эта трогательная песня о любви, ставшая казахской классикой, и дай Бог, чтобы она всегда объединяла людей.

Первые трудовые будни Степана Яковлевича связаны с развитием Карагандинского индустриального региона. Строились шахты, город, прокладывались подъездные пути.

«Работа на карьере была нелегкой. Все время хотелось есть. Еды всегда не хватало. Все, что подбрасывали из аулов, все шло на общий стол. Последние баурсаки или лепешку парни отдавали мне. Там я и выучил казахский язык, все мудрые поговорки, присказки. Словом, прошел полный курс «горьковских университетов». Позже, когда я проходил специальные курсы в Алма-Ате, преподаватели-казахи даже удивлялись тому, как я владею некоторыми языковыми оборотами. «Понимаешь, – говорили мне, – даже не все казахи знают такие мудреные слова».

Здесь же, в Караганде, заметили общественную активность русского юноши и приобщили его ко многим важным, ответственным делам. В то время наряду с коллективизацией кочевников принуждали к оседлости. Бедность была невероятная. Кочевники не могли воспринять новую жизнь. Люди замерзали в степи, умирали от голода. Однажды Степану поручили акцию спасения голодающих. Был собран караван с продовольствием и топливом из ста пятидесяти подвод. Это был очень опасный для жизни рейс, поскольку не секрет, что во многих районах промышляли банды грабителей, которые нападали на тех, кто шел на помощь голодающим. Процветало мародерство. Вот именно там проявились отважный и твердый характер молодого и отчаянного Трофимова, его личное бесстрашие.

Эти качества в нем подметили руководители региона, его живой ум, какую-то особую внутреннюю уникальность. При этом все отмечали его работоспособность и постоянное стремление к самообразованию.

Несомненно, главную хозяйственную закалку Степан Трофимов получил, работая директором МТС в Первомайке. Она стала кузницей воспитания кадров. Профессии тракториста, шофера, комбайнера были в те годы мечтой многих юношей и девушек. Что бы там ни говорили, деревни тогдашнего Новочеркасского района крепли. Урожаи колхозов радовали. Он целыми днями проводил в тракторных бригадах, давая советы, подбадривая колхозников.

«Главное, чтобы каждый колосок был увесистым, чтобы в нем было не меньше 35–40 зерен, а мы уж постараемся вовремя обмолотить пшеничку без потерь.

А наши хозяюшки хлебушек ароматный испекут в домашних печах: румяный, пахнущий гроздьями хмеля, обвивающего ваши заборы».

Ну как не вспомнить, рассказывая о директоре МТС, знаменитые каменские караваи, сохраняющие свою свежесть, не черствеющие по нескольку дней. Поистине, в каждом хлебушке сила казахстанского солнца, свежесть зимних метелей и летних гроз.

Прибыв в эти края осенью 1953 года, первое, что услышал, это рассказ о знаменитой каменской паровой мельнице. Мука ее в тогдашнем Акмолинске считалась особым достоянием.

Многие тучные урожаи Трофимова довоенного времени отмечены золотыми медалями ВСХВ. Архивы сохранили благодарственные письма тогдашнего наркома земледелия И. А. Бенедиктова и директора Всесоюзной сельскохозяйственной выставки академика Н. В. Цицина.

...Шел 1940 год. Кинопередвижки бесконечно крутили в клубах «Трактористов» и «Богатую невесту», в которых передавалось тогдашнее настроение деревни. Почему-то директора МТС выглядели какими-то неуклюжими, комичными, и вообще, в этих лентах все проблемы решались легко и однозначно.

– Все было так и не так. На самом деле уже тогда проверялась прочность тыла. Если не ошибаюсь, уже на третий день войны Сталин пригласил к себе Бенедиктова и спросил: «Чем кормить будем страну и наших солдат?»

– Хлебом Востока, – ответил нарком вождю. В этом разговоре Бенедиктов сказал, что упор делает на сибиряков и казахстанцев.

– Товарищ Бенедиктов, передайте им мое благословление, благодарность за труд.

Об этом рассказывал Бенедиктов и во время посещения целинников в первые годы освоения казахстанских просторов, уже будучи министром совхозов СССР. Иван Александрович хорошо знал Трофимова и считал МТС форпостами, предвестниками целинного хлеба…

При МТС были постоянные курсы, на которых готовились механизаторы села. Молодежь гурьбой записывалась на курсы. Трофимов говорил юношам и девушкам: «Жизнь нивы измеряется не только хлебными злаками, но и состоянием почвы. Она, как и человек, дышит кислородом, в зной испытывает жажду и требует пить. Вот почему каждый дождик — это дар небесный. Научитесь зимой задерживать снег, потому что талая вода — это тоже дар Божий».

Главные знания Степан Яковлевич черпал из различных научных журналов, со многими учеными он переписывался. В травопольной системе Вильямса он видел лабораторию восстановления плодородия. Во многих колхозах, входящих в зону МТС, уже тогда возделывали люцерну, клевер, донник.

В зону МТС входили девять колхозов с пашней примерно 50 тысяч гектаров… И здесь к месту вспомнить рассказ одного из земледельцев того времени.

«Почему-то многим вспоминаются весенние ковыли 1954 года, пробужденные гулом моторов, армадой тракторов. А ведь и в годы военного лихолетья мы расширяли пашню. Каждому колхозу доводился план распахать по 200 гектаров целины. Помню, моей бригаде выделили четыре пары быков. Мальчишки были погонщиками быков, а молодые жены фронтовиков – плугарями. Солнце только на восходе, а мы уже тянем трехкилометровую борозду навстречу первым лучам светила. К обеду от усталости падали и быки, и мы. У женщин ладони опухали от рычагов плуга. Вот оно, горькое военное поле и хлеб тыла. Эти отчаянные роспаши превращались в спасительные дополнительные пуды пшеницы, ячменя, овса, ржи, проса, вики…»

Следует вспомнить, что Трофимов постоянно укреплял технический арсенал мастерской. При нем была запущена электростанция с тремя двигателями, а золотые умельцы совершали чудеса. На простых стареньких станках токари вытачивали десятки наименований деталей, включая самые сложные втулки и шестеренки. Не хватало хороших токарных резцов. Приспособились их изготовлять из клапанов разбитых немецких танков. Они получались прочнее специальной самокальной стали. Два кузнеца – Припс и Червинский – сами стали отливать поршни для тракторных двигателей. Несколько раз в самые суровые дни войны Трофимов обращался к директору танкового завода Зальцману за помощью. Он посылал танкостроителям муку, масло, мясо, пшено. Суровый генерал тракторостроения с благодарностью принимал эту помощь и в ответ умудрялся поддерживать МТС запчастями.

В армии Степану служить не пришлось. В военкомате его списали по зрению. Так уж случилось, что он оказался с одним глазом. Но мужики считали его самым зрячим, видевшим жизнь в деревне на многие годы вперед. А двум братьям Степана – Ивану и Трофиму – война отмерила испытание полной мерой.

В день открытия февральско-мартовского (1954 г.) Пленума ЦК КПСС в главной газете страны «Правда» появилась статья Трофимова о перспективах освоения целины в акмолинской степи. Кстати, теперешний Астраханский район засевает уже 350 тысяч гектаров зерновых.

На Трофимова многие равнялись не только в плане размаха хозяйственных дел, но и в умении создать атмосферу добрых человеческих отношений. Достаточно сказать, что в годы войны здесь оказались многие дети блокадного Ленинграда без родителей. Не было дня, чтобы он не интересовался, накормлены ли малыши, тепло ли одеты. Личную заботу он проявлял и о тех, кто оказался здесь в эвакуации или выслан из своих родных мест. Надо же, в годы военной голодухи создать при МТС мощную рыболовецкую бригаду, которая промышляла на всех озерах и возами доставляла в село рыбу! Ее раздавали людям, и это было спасением.

После ликвидации МТС Трофимов был назначен руководителем треста совхозов Кургальджинского района.

Кургальджино. Земля традиционных кочевий, бессчетных лошадиных табунов и тучных отар превратилась в щедрое поле, на котором земледельцы выращивали хлеб крупно, зримо, масштабно. Отсюда и простор мышления: чем шире поле, тем прозорливей ум. В качестве руководителей подбирались порой не очень компетентные люди, прибывшие из разных регионов страны. Вплоть до военных генералов, которые успешно сражались на фронтах, но, оказавшись на мирной земле, проявляли полную беспомощность.

«Растить хлеб – не воевать. Поле требует не громыхания, а земной заветной тишины и пения жаворонка», – говорил генералам Трофимов.

Он подбирал деловитых управленцев. После очередной реорганизации Степан Яковлевич был назначен директором крупнейшего совхоза «Армавирский», где зерновыми засевались сорок тысяч гектаров пашни. Он заменил ушедшего из жизни волжанина Виктора Спиридонова.

И в Первомайке, и в «Армавирском» на больших площадях выращивали арбузы и дыни. Эта продукция отправлялась в города и рабочие поселки. Армавирцы продавали бахчевые по полкопейки своим и по одной – городским. Так, на собранные деньги Трофимов построил среднюю школу. Представляете размах его бахчеводства?!

Насколько серьезно и уважительно страна ценила труд земледельцев Казахстана, подтверждает любопытный факт. Всесоюзное радио однажды посвятило десять специальных выпусков «Последних известий» одному сеятелю из совхоза «Армавирский» Асхату Икрамову, башкиру по национальности. В первом утреннем выпуске на всю страну прозвучали трели жаворонков. И неповторимый голос Левитана произнес: «Слушай голос казахстанской степи, слушай голос целины». Он поприветствовал всех сельчан с началом посевной. Каждый выпуск рассказывал, как меняется засеянное поле, как оно дышит. Где-то в полдень у Асхата произошла заминка. Перед гусеницами трактора оказались беспомощные волчата. Тракторист их бережно перенес в безопасное место. «Любящий степь никогда не принесет ей никакого вреда», – сказал механизатор.

«Мы с железным конем все поля обойдем...» – майские утренние передачи Целинограда разносили по всей степи мелодию «Марш трактористов» как пароль к большому хлебу. На всех полевых станах бригадиры включали радиоволну, на которой звучали сводки, казалось бы, из сухих цифр, засеянных за предыдущий день полей. Что там у соседей? Не выбился ли кто-нибудь из графика полевых работ? Человек, творящий хлеб, – многоликий. И посеянное зернышко столь же удивительно многообразно и индивидуально отзывается на весенний импульс земли. Кружит и кружит вокруг солнца, закольцовываясь, чародейка-жизнь. Какая это радость – видеть первые зеленые иголочки всходов на майской пашне! Неделю назад зернышко лежало на твоей ладони, а сейчас уже росток тянется к солнцу. И ты – создатель этого зеленого чуда. Трофимовская борозда всегда будет оставаться стрелкой большому казахстанскому хлебу.

Гены родителей передались детям. Антонина (дочь Степана Трофимова) возглавляла районную комсомольскую организацию. Потом была директором школы и воспитывала у всех детей любовь к земле. Александр – младший сын Степана Яковлевича – возглавляет институт «Казсельэнергопроект». Тысячи километров электролиний, сотни трансформаторных подстанций стали его детищем. Ныне государство поручило ему осуществить уникальный проект по электрификации всей Боровской курортной зоны. Там должны быть освоены огромные капиталовложения и каждый тенге должен принести результат. Но элитность этого проекта не затушевывает некоторые другие эпизоды работы Александра Степановича. Например, однажды его пригласил к себе сам Димаш Ахмедович Кунаев:

– Ко мне обратился один из чабанов. Хочет перегнать свои отары за сотню километров на другой отгон. Просит подать туда электричество. Сможете это сделать?

– Конечно, Димаш Ахмедович, сделаем. Выполним ваше поручение.

– Ну тогда от меня лично Вам большой рахмет!

И выполнили ведь это задание. Вот какое внимание в то время уделялось простому сельчанину.

После торжественных проводов на пенсию Степан Яковлевич Трофимов попросил скромную квартиру в Целинограде, от более просторной отказался. За несколько дней до кончины он захотел встретиться с дочерью бывшего начальника политотдела МТС Пономарева – Валентиной Сергеевной. Он вспомнил прощальное объятие со своим политическим комиссаром. Пономарев сказал тогда ему: «Такие люди, как я, с фронта не возвращаются».

Он погиб в боях под Москвой, проявив высший героизм. С тех пор все дети этого дорогого для Трофимова человека стали его детьми.

Ветры времени каждое лето шелестят колосьями казахстанской нивы, и в ее золотистых переливах всегда будет присутствовать жизнь пахаря Трофимова, его живая душа, его светлая мечта: «Быть с хлебом – это постоянно чувствовать в себе теплоту жизни».

Вот таким был Степан Трофимов, кавалер трех орденов Ленина и многих других наград, трижды избиравшийся депутатом Верховного Совета Казахской ССР, хлебом помеченный человек самим Богом.

Жизнь его прошла в постоянном беспокойстве о процветании казахстанских далей. Осени приносили ему радость своей хлебной позолотой.

Кургальджино, как известно, считается заповедником перелетных птиц. Поэтому часто он останавливал свой «газик» у озер, где собирались несметные стаи фламинго, пеликанов, лебедей. И провожая их в дальний путь, он всегда напевал, как мне рассказывали, знаменитую песню Михаила Исаковского и Матвея Блантера:

Летят перелетные птицы

Ушедшее лето искать.

Летят они в жаркие страны,

А я не хочу улетать.

А я остаюся с тобою,

Родная моя сторона!

Не нужно мне солнце чужое,

Чужая земля не нужна.

Он остался сыном этой земли, вечным ее пахарем.

...Второго февраля 1974 года перестало биться сердце Степана Яковлевича Трофимова – неутомимого труженика, радетеля и преобразователя степных казахстанских просторов, великого созидателя, блестящего организатора сельскохозяйственного производства, человека поразительной душевной щедрости и высокого духа. Его имя золотыми буквами вписано в славную летопись целинного Приишимья.

Моисей ГОЛЬДБЕРГ

Фотоиз архива Степана Трофимова

Журнал «Нива», № 4, 2010 г., с. 105–111

Коротко об авторе материала М.М. Гольдберге

Моисей Гольдберг с 1953 года работал корреспондентом ТАСС по Акмолинской области. В последующем Моисей Михайлович трудился в должности главного редактора Целиноградского областного радио, а затем работал в газете «Призыв». Несмотря на свой уже весьма почтенный возраст, он и в 2000-е годы оставался человеком, устремленным в будущее и писал статьи и очерки о людях села, в том числе и о первоцелинниках, о которых он не мог не писать…

 

Две целины Антонины Трофимовой

Получив среднее экономическое, а затем высшее педагогическое образование в Карагандинском университете, Антонина Трофимова продолжила свое образование в Высшей школе при ЦК ВЛКСМ в Москве. Год окончания учебы пришелся как раз на то время, когда освоение целины было объявлено в стране всенародным делом и этот призыв привел в движение массу людей почти со всех союзных республик. Антонина так объяснила свой выбор: «Степь без нас обойдется, а мы без нее нет!»

В ее жизни случилось так: отца, Степана Яковлевича Трофимова — знаменитого директора Калининской МТС — в начале 1950-х назначили начальником треста совхозов Кургальджинского района, «чтобы не буксовало освоение целинных земель». Тогда-то и появились на карте района совхозы-гиганты: «Армавирский», им. Калинина, Ушакова, «Буревестник», «Баршинский», «Талдысайский». Становление их было непростым, и, конечно, любящей дочери захотелось быть рядом с отцом, помогать ему. Так Антонина по своей воле оказалась в Кургальджинском районе.

Вот ее первые впечатления о Кургальджино: «В те годы во все новенькие поселки летали «Аннушки». Купила билетик, прилетела в Коргалжын. Подлетаю, смотрю, а поселка-то не видно. Все домики с плоскими крышами занесены снегом, сугробы выше окон. Еле отыскала дом родителей на берегу Нуры. Некоторые считают эту реку коварной. Это не так. Она наполняет каскад озер водой, придавая этому краю особую волшебность. А рыбы здесь не переловить!»
О трудоустройстве она не беспокоилась. Поработала пару месяцев в райпотребсоюзе, ее сразу приметили, вызвали на беседу в райком партии и напрямую сказали: «Ты девчонка толковая. Возглавишь нашу коргалжынскую молодежь. Завтра поедешь в обком комсомола на утверждение. Мы выдвинули твою кандидатуру».
Так девушка с комсомольским билетом стала вожаком деревенской молодежи в районе, где полям конца и края не видать.

Стать лидером было не просто. Жить проблемами села, найти подходы к местным парням и девчатам, а также к приехавшим по комсомольским путевкам со всего Советского Союза не каждый мог. Уже в марте 1954-го на казахстанскую целину из РСФСР, Украинской ССР и других союзных республик прибыло 14240 комсомольцев и молодежи. Патриотическое движение за освоение целинных земель охватило и молодежь Казахстана. Сотни тысяч учеников школ, училищ, техникумов и вузов связали свою судьбу с родным Целинным краем. Перед Антониной в первую очередь встала задача создать «команду молодости нашей», поясняла девушка. И такая команда была ею создана. Работали в тяжелых условиях, вдали от железных дорог и городов, но с огоньком.

Чем же приходилось заниматься? В чем себя находила комсомольская организация?
«Да во всем! Любая работа для нашего поколения была не простой, но интересной. Зимой разгребали снег и высвобождали из белого плена кошары с овцами и домики животноводов. Весной, во время бурных паводков, отводили воду. Или же строили первый кинотеатр «Комсомолец». Всем хотелось стать корчагинцами», — отмечала Антонина.

Как-то, объезжая целинные поля, Никита Хрущев рассказывал впоследствии: «Видел много такого, чего не хотел бы видеть. Когда убирали хлеб, то ссыпали зерно прямо на землю; при перевозке происходили большие потери. Токов не было, складов не было, не хватало вовсе простого брезента. Пшеницу на земле прикрывали кое-как, а чаще всего, к сожалению, вовсе не прикрывали. Рабочей силы не хватало, и поэтому потери были колоссальные».

Наблюдения очередного лидера крупнейшей социалистической страны Антонину не оставляли в покое. В те жаркие дни уборочных работ ее с утра до глубокой ночи можно было встретить в бригадах, на полевых станах, на токах, где были организованы корчагинские вахты и патрули. На грузовых машинах они ставили букву «Д». Это означало, что техника проверена, не будет потерь. «Комсомольские прожекторы» освещали работу бригад, полевых станов, хранение зерна на токах.

Антонина всегда говорила: «Белый хлеб, он ведь черные руки любит. И хоть кругом пылища, сама уборочная страда считается чистым, святым делом». Эти слова ей часто говорил отец, и теперь она передавала их механизаторам, особенно новичкам. Тоня всегда напоминала, что на уборке дорог каждый час, а то, глядишь, завтра налетит шквальный ветер, окажется зерно на земле... И ее азарт отражался в глазах тех, кто слушал комсомольского вожака. Она умела убеждать, пробуждать неистовость в труде хлеборобов.

В первое время на Целину в основном прибывали молодые мужчины, что порождало демографические диспропорции. 17 июля 1954 года в газете «Правда» было опубликовано обращение молодых целинниц совхоза «Мариновский» к девушкам страны с призывом ехать на целину. Призыв нашел широкий отклик. Газеты по всему Союзу запестрели ответами вроде: «Пятьсот девушек — строители, медики, слесари, зоотехники, текстильщицы, библиотекари, продавщицы, доярки, учительницы, агрономы — выехали в Северо-Казахстанскую область», «300 патриоток из Винницкой, Кировоградской и других областей Украины выехали…» и т. д.

Как рассказывали соратники Антонины, больше всего первый секретарь райкома комсомола не терпела однообразия в работе или когда что-то делалось без огонька. Наверно, поэтому «с ее легкой руки» по всему Казахстану было организовано движение «Девушки! На трактор!». Многие молодые женщины тогда сели за руль «железного коня». Наши современники помнят имя знаменитой трактористки совхоза имени Амангельды, а впоследствии депутата Верховного Совета СССР, государственного деятеля Натальи Геллерт. Она была одной из тех девушек, кто откликнулся на призыв Антонины Трофимовой.

Однажды, спустя годы, на пленуме ЦК комсомола ее спросили: «Что значит для вас Целина?»

«Для поколения 50–60-х годов дорога степи была не простой, но интересной. Была романтика! Мы, молодежь, непосредственно участвовали в тех героических событиях. Это было время созидательного труда. Дух преданности Родине, патриотизм, единство и согласие. Для нашего поколения Целина стала великой школой. По-разному оценивают это время на страницах СМИ. Но, без преувеличения, она дала многим путевку в жизнь. Для меня Целина и работа с молодежью стали главной школой и мерой поступков в своей жизни», – ответила Антонина.
Для нее существовало две Целины: одна — это бескрайние поля пшеницы, первый миллиардный пуд зерна, сотни новых городов и поселков, дорог, заводов, элеваторов …

«Жатва никогда не бывала легкой, потому что создание хлеба – исключительно важное дело для населения страны. И мы по чести и праву называем земледельцев главными людьми на земле», — говорила она.

Вторая Целина — подъем животноводства, традиционной для республики отрасли сельского хозяйства. Большая работа проводилась по обводнению пастбищных угодий, строились кошары, фермы, откормочные пункты, создавались откормочные племенные хозяйства мясомолочного направления, ведь Кургальджинский район был не только зерновым регионом, но и параллельно мясомолочным, где развивалось отгонное животноводство.

Именно тогда бывший в то время Генсек партии Казахстана Леонид Брежнев на совещании в Алма-Ате поставил перед казахстанцами задачу — довести поголовье овец до 50 млн. голов. Чабанов не хватало критически. И снова отличились кургальджинские комсомольцы во главе со своим вожаком, бросив клич: «Все — на вторую Целину, все — в животноводство!»
Антонина Степановна приняла решение привлекать учащихся выпускных классов средних школ на работу чабанами, так сказать, начала массовую мобилизацию молодежи на работу в овцеводстве. Вела агитацию по привлечению к этому делу выпускников школ и рабочей молодежи.

Активная работа Трофимовой и ее команды дала свои результаты. Из выпускников Кургальджинской средней школы были организованы три комсомольские чабанские бригады, которые отправились в самые дальние и трудные по тем временам овцеводческие совхозы «Баршынский» и «Талдысайский». Из выпускников Сабундинской средней школы была сформирована бригада, которая работала в совхозе имени ХХII съезда КПСС. В совхозе «Аршалинский» была создана чабанская бригада из рабочей молодежи. А уже в 1961 году в районе было организованно шесть овцеводческих совхозов на отгонных участках района.

Многим родителям, да и другим скептикам казалось, что райком комсомола не совсем правильно принял решение, ведь выпускники школы‚ по сути, были еще детьми. А сами ребята вспоминали так: «Были незабываемые, трудные, в чем-то очень сложные, но счастливые дни. Ощущение чего-то большого, важного, нужного. Было настоящее братство, которое сохранилось до сегодняшнего дня».

Как оказалось, такой смелый шаг в жизни плюс неустроенность быта, степные бураны, жара и суховеи только закалили дух молодых парней, а главное – помогли им выбрать цель в жизни.

«У нас многие городские привыкли посматривать на профессию чабана свысока. А, между прочим, отбирались самые выносливые. Чабан – профессия, требующая мужества. Бывало, неделями свирепствовали бураны, и снежная кутерьма становилась опасной. Но молодые чабаны сохраняли в целости совхозные отары. Случались и такие ситуации, когда приходилось обращаться к ракетчикам. Однажды два дня на бронетранспортерах с ними добирались к потерявшимся в степи отарам».
Провожая добрым словом ракетчиков, Антонина рассказала ребятам про один эпизод в ее жизни — случайную встречу с Юрием Гагариным. Это случилось на Пленуме ЦК комсомола, куда ее делегировал региональный райком партии.

«Смотрю: в президиуме сидит первооткрыватель космоса Юрий Гагарин. Дождалась перерыва, вижу: идет перекусить. Я крикнула: «Юрий!» А отчество от волнения забыла. Он повернулся в мою сторону, по-доброму улыбнулся, напомнив, что по отчеству он Алексеевич, а потом, после форума, разыскал меня и вручил пакет с фотографиями и своим автографом. «Мы герои одной земли, одной эпохи, и Целины, и космоса» — написал он эти слова на одной из фотографий. Да, у всех космонавтов сохранились прочные связи с целинниками и по сей день, все они очень земные люди».

Надо отдать должное: работа комсомольских чабанских бригад была под постоянным контролем райкома комсомола, где был создал штаб из числа специалистов сельского хозяйства. Особенное внимание обращалось на условия труда, быта и досуга молодых чабанов. Из района приезжали специалисты-аграрники, которые на постоянной основе читали лекции по организации труда в овцеводческих бригадах, рассказывали об особенностях ухода за овцами в зимние и летние периоды. Наезжали и артисты с концертной программой.
Но самое главное, Антонина Степановна добилась для молодых чабанов определенных льгот для получения дальнейшего образования. Ребятам оказывалась помощь в поступлении в институт, как, например, прием выпускных экзаменов на местах, были и другие облегчающие условия. Кроме того, райком организовал выезд учителей для повторного изучения предметов, по которым будут приемные экзамены в вуз. После окончания учебы молодые специалисты возвращались в район на работу по специальности, имея шанс вырасти до руководителя районного масштаба и дальше.

«В моей жизни целинные годы – самые лучшие. Мы чувствовали, что нужны степи. Думаю, наш опыт не следует сдавать в музейный архив. Он может еще пригодиться нашей республике при выполнении сегодняшних грандиозных планов. Согласитесь, любое дело требует огня души и людской спайки. Молодежь в те годы пользовалась высоким доверием», — отмечала Антонина Степановна на встречах с первоцелинниками.

Нынешние коргалжынские старики то и дело вспоминают Антонину Степановну Трофимову самыми возвышенными словами. Еще бы! Стать признанным вожаком более трехтысячного отряда комсомолии этого заповедного степного района – это многого стоит. Завоевать доверие каждого молодого человека могла только она с ее беспокойным характером. Тоня всегда твердила: «Я иду к ребятам, а не они ко мне». И спрашивала себя: «Что сегодня сделала, чтобы сплоченность молодежи превращалась в реальную силу добрых перемен?»

За большие заслуги в воспитании молодежи Антонина Степановна награждена орденом Трудового Красного Знамени, шестью медалями, грамотой Президиума Верховного Совета КазССР. Она являлась отличником народного образования. Антонина неоднократно избиралась делегатом съездов ЦК ВЛКСМ и ЦК ВЛКСМ Казахстана.

Фото из архива Антонины Трофимовой

 

 

 

 

Свежий номер журнала можно приобрести в редакции по адресу: г. Нур-Султан, ул. Бейбитшилик, 18, офис 201, тел. раб. +7-7172-23-84-36, сот. 8-701-342-3046, а также на сельскохозяйственных выставках, о которых мы сообщим дополнительно.

В Костанае журнал реализуется в киосках газеты «Твой шанс».

Заявки на подписку принимаются по тел.  +7-7172-23-84-36, сот. 8-701-342-3046.

Подписку можно оформить в редакции и на сайте журнала www.agrosektor.kz, в разделе «Подписка».

Российским читателям обращаться по подписке в представительство в г. Краснодаре к менеджеру по России и странам Восточной Европы Наталье Махниной. Тел. моб. 8-905-404-25-28, e-mail: agrokurgan@yandex.ru.

Bonfanty
AgroWorld
Agritek

Еще новости

Все новости
Данный сайт использует файлы cookie для правильного функционирования и сбора анонимной статистики о пользователях с помощью службы Google Analytics и Яндекс.Метрика для повышения удобства использования нашего веб-сайта. Если вы не согласны с тем, чтобы мы использовали данный тип файлов, то вы должны соответствующим образом установить настройки вашего браузера или не использовать сайт.