Фон сайта

Артуш Карапетян: о виноградарстве, виноделии и казахстанском коньяке

Артуш Карапетян: о виноградарстве, виноделии и казахстанском коньяке

«Аграрный сектор» №2 (56) за июль-август 2023 года

В условиях высокой турбулентности в экономике агробизнесу эффективно работать нелегко. Чтобы выжить, требуется высокий профессионализм и концентрация внимания на всех этапах производства продукции. При этом, помимо экономических сложностей, на результативность работы особое влияние оказывают и климатические факторы. Но, если дела ведут профессионалы своего дела, они способны свести к минимуму потери от негативных процессов. Таким является и сегодняшний герой нашего материала – Артуш Карапетян. Его имя, ставшее брендом, хорошо известно в Казахстане и за его пределами еще со времен СССР. Он является президентом Союза виноделов Казахстана, академиком Международной академии виноградарства и виноделия (2003, Франция).

Виноградарство – наше семейное дело

– Артуш Месропович, ваше имя широко известно в Казахстане и за его пределами. Вы являетесь родоначальником зарождения целой отрасли, связанной с развитием виноградарства, производством коньяка и вин в республике. Расскажите историю своей семьи, что вас побудило заняться бизнесом, ставшим делом всей жизни?  

– Виноградарство – это наше семейное дело. Первую лозу винограда привез в 1937 году в Казахстан мой дед. Так появился наш первый участок с виноградом. В Казахстане на государственном уровне виноделием начали заниматься еще в военном 1941 году. А в 1948 году в стране стали на промышленной основе высаживать виноградники. Еще четыре года ушло на то, чтобы в торговой сети появились вина, произведенные в Казахстане из местного винограда. С той поры прошло более 70 лет.

Мой отец продолжил дело дедушки и из винограда делал вино и чачу. Жили мы в деревне. В подвале нашего дома у отца была оборудована целая лаборатория. Я помню, как дни уборки и переработки урожая для всей деревни превращались в праздник. В эти дни все пробовали молодое вино, сброженное, молодое и сладкое. Я стараюсь придерживаться этой семейной традиции, ежегодно провожу праздник урожая, где собирается масса народа. Наши партнеры пробуют вино, собирают виноград, обмениваются мнениями. Конечно, молодое вино, или, как сейчас принято называть его на французский манер, божоле, уступает выдержанным винам. Но это прежде всего праздник сбора урожая, который имеет древние традиции у многих народов мира.

За исключением коронавирусного периода, мы всегда до 5 сентября во время начала уборки урожая проводим расширенную дегустацию, приглашаем на нее наших постоянных партнеров. Это прекрасный способ пообщаться. С широким размахом праздники молодого вина отмечаются и в других странах, например, во Франции. Причем сам президент страны посещает фермерские хозяйства в течение месяца, пробует божоле, по ходу дела выслушивает пожелания фермеров и решает много вопросов.

Я пошел по стопам своего деда и отца, продолжив их дело. Теперь мне помогает внук. Надеюсь, что он унаследует наше семейное дело, парень он серьезный и ответственный. Так что семейное дело в надежных руках.

– Вы активно сотрудничаете со своими коллегами в странах Европы. Виноградари Франции, Италии, Испании в последние годы сталкиваются с массой проблем в ведении своих дел. Последние засушливые годы сильно сказались на урожайности. К тому же появилось много болезней у виноградной лозы. Все это сказалось и на производителях вина и коньячной продукции. В Казахстане также есть ряд проблем у виноградарей и виноделов. Как вы оцениваете ситуацию в данной сфере за рубежом и в нашей республике?

В этом году для винограда в Казахстане сложились неблагоприятные климатические условия. Суровая зима и затем последующие заморозки в начале мая повредили завязавшиеся кисти. Помимо этого, свою лепту в снижение урожая винограда вносят болезни и вредители. В целом со своими проблемами виноградари остаются один на один. Государство стоит в стороне от этого процесса. Случись такой неурожайный год, как нынче у нас, где-нибудь во Франции, Испании или Италии, где виноградные плантации застрахованы, винодельческие хозяйства получили бы компенсационные выплаты. Если, наоборот, урожай фермеры получили большой и произвели много виноматериала, но не могут его реализовать, тогда государство выкупает его и хранит в своих закромах либо перерабатывает на спирт. Таким образом, производители не страдают от капризов погоды. У нас же виноделам приходится рассчитывать только на себя и надеяться на удачу.  

Одно дело – вырастить виноград и произвести продукцию, другое – реализовать свои напитки. Нам нужен доступ на громадный российский рынок, но, для того чтобы туда попасть, надо выполнить 17 видов условий и требований, а затем еще заключить договоры с сетевыми торговыми компаниями, которые также выдвигают свои условия. Выполнение всех этих требований ставит нас в невыгодное положение. Эти межгосударственные договоры надо пересматривать. Президент страны поднимал этот вопрос на экономическом форуме в России. Но пока безрезультатно. При этом проблемы с выходом на российский рынок испытывают и другие отрасли.

Коньяка стало больше, чем винограда

– Вы стояли у истоков коньячного производства в республике, хорошо знаете свое дело. Помню, часто поднимали вопрос о присутствии на полках магазинов фальсификатов. Судя по количеству видов продаваемого коньяка, его стало больше…

– К сожалению, эта застарелая проблема с контролем за фальсификацией коньяка и вин не решается. Производство коньяков увеличилось за последние несколько лет в пять раз, а такого количества урожая винограда, для производства коньячного спирта в республике нет. И эту проблему не может решить ни один государственный орган, призванный контролировать производство вин и коньяков. От этого страдают как потребители, приобретающие фальсифицированные напитки, так и я, и другие добросовестные производители, гарантирующие высокое качество выпускаемой продукции.

Производство коньяка – это долгий и очень затратный путь, он далеко не каждому по силам. Как в силу дефицита профессионализма, так и экономически. Даже во Франции при их больших объемах сбора винограда выпуском этого напитка занимаются единичные предприятия.

Наш завод основан в 2004 году, тогда же была сделана первая закладка на выдержку первой партии коньячных спиртов. Предприятие строит свою деятельность по принципу коньячных домов, как это принято в исконно винодельческих странах Европы, контролируя весь процесс производства коньяка: мы возделываем свои виноградники, сами перегоняем и выдерживаем спирты, производим и продаем напитки. Наш завод с самого начала появления на рынке производства напитков нацелен на выпуск продукции на основе натурального сырья. Мы не жалеем сил и средств для получения отличного урожая. Помимо этого, наше преимущество в том, что от лозы до бокала мы делаем свою продукцию сами.

Процесс создания марочных коньяков – вершина творчества в жизни винодела и моя давняя мечта. И ее я приближал годами, шаг за шагом. Как только мои финансовые возможностями позволили сделать это в 2006 году, я заложил первые коньячные спирты в 400-литровые дубовые бочки, приобретенные во Франции. Из 12 наименований коньяка, которые мы производим, шесть – марочных. Их качество зависит от многих факторов, и к ним особое внимание: строгий отбор виноматериалов для перекурки, способы перегонки, продолжительность выдержки коньячного спирта в дубовой бочке при температуре 15-18 С и качество этой дубовой бочки, способ приготовления и обработки купажа. Для производства марочных коньяков используют коньячные спирты, выдержанные не менее шести лет в дубовой бочке. В тоже время большинство коньяков, представленных на прилавках магазинов, не проходили традиционный путь производства. В погоне за прибылью их производители используют обычный хлебный спирт и ароматизаторы. Некоторые из них завозят коньячный спирт из других стран, но, как правило, все это только на бумаге. В итоге от употребления такого «крепленого компота» не отравишься, но и пользы и удовольствия тоже не получишь.  

– В целях достижения высокого качества продукции и предоставления гарантии потребителям вы организовали замкнутый цикл производства – от сбора урожая винограда, его переработки и выпуска продукции, до продажи через сеть фирменных магазинов. Оправдывает ли себя такой подход? Не сдерживает ли этот метод масштабирование вашей деятельности?

– В непредсказуемые 90-е годы прошлого века мы осознанно пошли на прямые убытки для сохранения виноградников. Особенно берегли технические винные сорта винограда, такие как Каберне, Алиготе, Рислинг, Ркацетели, Пино, а также местный сорт Кульджинка. Все эти сорта были районированы и адаптированы в Казахстане еще в советский период. Они используются и сейчас во всех европейских странах. Наши напитки производятся из этих, ставших любимыми в народе сортов винограда. Технологи завода, построенного по французскому проекту с итальянским оборудованием, имеют возможность учитывать вкусы нашего потребителя и уже с лозы запускать те сорта, вина из которых (белое, красное, сладкое, полусладкое) пользуются спросом. Напитки проходят строгий технологический контроль на всех стадиях созревания.

В Сайрамском районе Туркестанской области у нас есть свои виноградники, там же собранный виноград проходит первую обработку через итальянский пресс. Пожалуй, никто не может похвастаться наличием такого пресса не только в Казахстане, но и в странах СНГ. Уникальность его в производительности: за одну смену пресс способен переработать до восьмидесяти тонн винограда. Помимо этого, происходит деление на три фракции отжима. Первая — это полученный под легким давлением виноматериал для производства шампанского. Под более высоким давлением из виноградной массы получают сок для производства столовых вин, и оставшиеся нераздавленные косточки и кожура винограда идут для приготовления коньячного спирта. Отличие от традиционных шнековых прессов еще и в том, что в данном случае косточки винограда при отжиме не повреждаются и не оказывают негативного влияния на качество виноматериала.

С таким сырьем грех делать плохое вино, шампанское, коньяк или чачу. Открывая свою сеть фирменных магазинов, мы поставили цель уйти от больших супермаркетов, где натуральные продукты просто теряются на необъятных километровых витринах. Потребитель попросту их не сможет найти. Я никогда не променяю свой авторитет на легкую прибыль, которую получают производители фальсифицированной продукции.

Предпринимателей никто не слышит

– Как вы относитесь к обещаниям с высоких трибун оптимизировать налогообложение для малого и среднего бизнеса?

– В течение последних десяти лет налоги лишь увеличиваются. Предпринимателей никто не слышит. Малый и средний бизнес практически упал. Люди не могут заработать. При этом, как я говорил выше, в Европе, а теперь и в Китае государство поддерживает фермеров и предпринимателей. На одной из китайских выставок я увидел мини-трактор, специально сделанный для виноградников. Один работник, управляя этим трактором с полным набором орудий, обрабатывает три гектара и собирает 180 центнеров ягоды с гектара. Стоит он всего 2,5 тысячи долларов. Я решил приобрести сразу 10 тракторов для нашего хозяйства, но мне сказали, что стоимость для иностранцев – 25 тысяч долларов. Это яркий пример того, как можно поддерживать и защищать свой малый бизнес.

За последние два десятилетия Китай сделал большой шаг в развитии виноградарства и активно стал заниматься виноделием. При этом государство оказывает большую поддержку фермерам и производителям напитков, занятых в этой сфере. С такими темпами развития отрасли китайские вина могут потеснить европейских, австралийских и американских производителей на мировом рынке. В Казахстане рынок винных напитков небольшой и поэтому китайская продукция незаметна. Но это дело времени.

– Но в Казахстане есть система поддержки фермеров через кредитование и лизинг техники…

– Во-первых, технику в лизинг очень трудно получить. Во-вторых, пять лет нужно ждать, пока ты сможешь выкупить эту технику. За это время она чаще всего ломается. В итоге приходится рассчитывать лишь на себя. 

– Во времена СССР в Казахстане за счет доходов от продажи алкогольных напитков формировалось 27% бюджета страны. Можно ли вдохнуть в казахстанское виноделие былую силу?

– Не надо забывать, что при закате СССР была развернута борьба с алкоголизмом и больше всего от этого пострадали виноградники, их безжалостно вырубали, уничтожая многолетний труд виноградарей.  Это невозможно сделать без политической воли. У нас уникальный климат в предгорьях Тянь-Шаня. Но этого недостаточно. Нужно отдать должное России, где в последние годы существует программа поддержки виноделия в южных регионах. За счет государства было посажено тысячи гектаров виноградников. Кроме этого, разрешили рекламировать алкогольную продукцию, как и во многих западных странах. А у нас – полный запрет. В итоге страна недополучает средства в бюджет. А целая отрасль отдана на откуп импортной продукции. Достаточно зайти в любой крупный магазин и посмотреть, производителей каких стран мы поддерживаем.

Какие вы видите перспективы в развитии виноградарства в Казахстане и непосредственно на своих плантациях?

– Казахстан становится на новый путь развития, идут политические преобразования, делаются попытки облегчить работу в бизнес-среде, уделяется внимание аграрному сектору. Но кардинальных перемен пока нет. Из любого кризиса нужно выходить с новым мышлением. Крепость должна быть не только у напитков, но и у намерений развивать отечественные бренды. 

Николай ЖОРОВ

yabloko
Gelendzhik
Asia 2024

Еще новости

Все новости
Данный сайт использует файлы cookie для правильного функционирования и сбора анонимной статистики о пользователях с помощью службы Google Analytics и Яндекс.Метрика для повышения удобства использования нашего веб-сайта. Если вы не согласны с тем, чтобы мы использовали данный тип файлов, то вы должны соответствующим образом установить настройки вашего браузера или не использовать сайт.