Фон сайта

Путь в агробизнес Максима Студёнова

Путь в агробизнес Максима Студёнова

К Максиму Студёнову, крестьянско-фермерское хозяйство которого расположено в Ключевском районе Алтайского края, мы приезжали накануне уборки еще в прошлом году. Год выдался засушливым, что для этого района, расположенного в засушливой Кулундинской степи, явление нередкое. Впрочем, текущий год также выдался засушливым, о чем нам рассказал Максим Константинович во время разговора перед выходом материала. Но обо всем по порядку.

 – Максим Константинович, расскажите о хозяйстве, структуре посевов, как для вас сложился год?

– Наше хозяйство работает уже 16 лет. На Алтае живу с 1993 года, а родом из Павлодара. Когда закончил Павлодарский железнодорожный техникум, наша семья переехала в Алтайский край. Вначале десять лет я занимался торгово-закупочной деятельностью, но пришел к тому, что заниматься сельским хозяйством куда интереснее, чем куплей-продажей.

Мы начинали с площади 1 тыс. га. Сейчас у нас 6500 га. Земля в основном паевая. У нас 1500 га пара и 5000 га посевов, из которых 1500–1600 га занимает подсолнечник и около 3000 га — пшеница. Мы также сеем нут и гречиху. Нут раньше 600 га сеяли, но сейчас сократили, потому что нет спроса. Структуру посевных площадей стараемся держать стабильной: 20–22% пара, 20–25% подсолнечник, остальная площадь под пшеницей и другими культурами. Подсолнечник много выносит питательных веществ, и после него почве нужно отдохнуть. Пары мы держим химические. Пробовали держать разные пары, но в итоге остановились на химпаре, как наиболее оптимальном варианте для наших условий. В химпару можно, если не уничтожить, то сильно подавить многолетние сорняки, и в течение следующих пяти лет они не будут наносить большого вреда, если своевременно их подавлять в посевах.

Мы подъехали к полю, которое было посеяно поздно, 8 июня.

– Это поле пшеницы — замыкающее в севообороте, на следующий год пойдет под пар, предшественником был лен, — рассказал Максим.

На вопрос, почему так поздно посеяли, он пояснил:

– Считаю, что лучше дождаться дождя, чем положить семя в сухую почву и ждать, когда оно взойдет. Вот ситуация: вы 25 мая заходите на поле сеять пшеницу, а почва на глубине заделки семени частично уже подсохла. В итоге 80% семян всходит, а 20% — ждет дождя. А если дождя не будет две недели? Значит, будут рваные всходы, неодновременное созревание, сложная уборка. Поэтому лучше дождаться дождя и посеять в один день, тогда будут ровные всходы. Под эту пшеницу вносили удобрения. В посевах делали химпрополку, провели две фунгицидные обработки и две подкормки.

Мы не гонимся за валовыми показателями и уже 12 лет выращиваем примерно одинаковый объем продукции, хотя есть возможность его увеличить. Считаем, что лучше доводить агротехнику до идеальной на имеющихся площадях, чем давать большие объемы, но получать меньше прибыли, усложнять труд рабочим и получать слабый результат. А там по цепочке — хуже результат, значит, нет нормальной зарплаты, нет технического перевооружения и т. д. А будет результат – будет у работников зарплата, новая техника. Мы всю прибыль вкладываем в наше производство.

– Под пшеницу какую агротехнику используете?

– Мы придерживаемся классической, традиционной системы земледелия. В нашей степной зоне, которая относится к зоне рискованного земледелия, стерня формируется не всегда хорошая. Недостаток пожнивных остатков не позволяет внедрять, к примеру, нулевую технологию. Во-вторых, сроки сева. Мы не можем рано начинать посевную, пока сорняк еще сидит в почве, а массово начинает прорастать лишь в середине — конце мая. Особенно часто такая ситуация возникает, когда случаются холодные весны. Поэтому сроки сева должны быть оптимальными, иначе при раннем севе можем получить массовую засоренность посевов, и тогда бороться с сорняками будет гораздо сложнее и затратнее.

– На этом поле не было дождей. Если бы это был обычный год, то при условии, что мы применяем подкормки, урожай достиг бы 35 ц/га. Но в этом году засуха, и урожай будет не выше 15 ц/га, — рассказывает Максим, остановившись у кромки другого поля пшеницы. — За лето здесь дождь выпадал несколько раз, но он был неэффективным, всего по 2–3 мм. Мы, ожидая засуху, приобрели чешский каток и все пары прикатали, потому что по пару собирались сеять поздно. После прикатывания в начале мая поле получается выровненным, что затем хорошо сказывается на качестве весеннего сева. Когда пришло время посевной, мы пустили культиватор, который нам сделал Омский экспериментальный завод., Он не только культивирует, но и подрезает сорняк, прикатывает и вносит удобрение сплошным способом. На пшенице мы вносили перед посевом аммиачную селитру, на подсолнечнике — аммофос. Селитра хорошо усваивается растениями, но легко улетучивается. Чтобы ее вносить поверхностно, нужно быть очень богатым человеком. Мы ее заделываем в почву на глубину 10–12 см, что ниже глубины заделки семян. Семя должно достичь удобрения тогда, когда проросло, достигло высоты 10 см, окрепло, тогда не будет отрицательного эффекта от действия удобрения.

– Сколько вы селитры вносите в почву?

– Смотрим по ситуации. В засушливом году (2019 г. - Прим. ред.) мы вносили 55 кг/га в физическом весе, в прошлом (2018), более влажном, — 90 кг.  Всходы были дружные.

– На какую глубину был посев?

– Мы никогда не мельчим, считаю, что сеять надо до 6–7 см, тогда, в случае засухи, есть возможность сохранить посевы. Мы сеем всегда по-разному, но руководствуемся всегда температурой почвы. Тут даже градусник не нужен: уберите 3 см сухой почвы, и если руке не холодно и комфортно и ее можно минуту-две держать, то спокойно можете сеять подсолнечник.

-– А когда сеять зерновые?

-– Уберите 3–4 см верхнего слоя почвы, возьмите в ладонь землю, и когда она в руках начинает дышать, значит, почва созрела, из нее выделяется тепло и пар, земля «парит» и в руках рассыпается. Не берется комком, не становится ни грязью, ни холодным куском. Это идеальное состояние почвы. Оно длится всего три дня. Получается, до этого состояния почва еще не дышит, а после пересушена. Я уже 16 лет работаю и наблюдаю: если мы в этот момент посеяли пшеницу, получаем лучший результат.

– Какие сеялки применяете на посеве?

– В свое время мы перебрали большое количество сеялок, пока сделали выбор. Я встречался с представителями различных компаний и просил их порекомендовать мне такую сеялку для степной зоны, которая бы максимально сохраняла влагу в почве, но при этом хорошо ее рыхлила. Дисковая сеялка — не для наших полей, сеялка с лапами нам подходит больше. В итоге я остановился на сеялке Condor с анкерными сошниками (производство компании «Амазоне»), которая предназначена для нулевой технологии. Глубина посева – 4–5 см. Норма высева – порядка 135 кг/га. Такой посев дает отличные результаты. Мы получаем выровненные всходы. Но перед посевом используем культиватор «Степняк», имеющий узкую лапу. Он делает подрезание, вносит удобрения, идеально выравнивает и прикатывает почву.

– Осадков сколько выпало в этом сезоне?

– Весной 11 мм и три раза по 3 мм летом, итого 20 мм за сезон.

– Расскажите, как проводили химобработки?

– Обработали эфиром 2,4-Д в кущение, совместив ее с фунгицидной обработкой на всех полях, а вторую фунгицидную обработку сделали лишь на половине полей, так как была засуха, поэтому и болезней было меньше. В период выхода в трубку по злаковым сорнякам обработали посевы пшеницы гербицидом Пума.

– Вы обрабатываете посевы фунгицидами по факту появления болезней или профилактически?

– Как говорит доктор с/х наук Григорий Яковлевич Стецов, если вы увидели ржавчину, берите блокнот и пишите минус 20% урожая. Если за три дня вы не обработали посевы против болезни, в блокноте напишите еще минус 30%. Чтобы снять стресс засухи, мы работали Гуминатрином с добавлением инсектицида, чтобы снять трипса.

– Большие затраты на химию?

– Минимум 10 тысяч рублей на гектар.

– Убираете пшеницу прямым комбайнированием?

– Все зависит от ситуации. В основном убираем напрямую, но иногда бывает и раздельная уборка. Когда мы начали заниматься химпаром, у нас исчезли многолетние сорняки. Мы подобрали также орудия под нашу природную зону, с важной целью — выровнять поля. Если в хозяйстве нет сорняков, если ровные поля, если вовремя делаете все операции, то всегда будет результат.

– Осенью какие-то обработки почвы проводите после уборки пшеницы?

– Поднимаем зябь на глубину не более 20 см. Смотрим по ситуации, какая влажность почвы, исходя из этого, используем и технику.

– Щелевание делаете?

– Это хороший агроприем, но мы сеем подсолнечник, а это – биологический плуг, поэтому щелевание не используем.

– Зерно сложно реализовать на рынке?

– В России цены на зерно диктует Краснодар. Алтайский край производит зерна в пять раз больше, чем нужно для внутреннего потребления. Выгодный экспорт только в Казахстан. Поэтому каждый раз смотрим, как идут дела в Казахстане: если у вас урожай ниже среднего, то мы начинаем отгружать на казахстанский рынок.

Занимаюсь аналитикой цен на подсолнечник уже 20 лет. А вот как формируется рынок по пшенице, сначала не понимал. Казахстанские покупатели хорошо знают и понимают рынок и умеют торговать зерном.

–- В прошлые годы какая была средняя урожайность пшеницы?

– Три последних года яровая мягкая пшеница дала от 24 до 30 ц/га. Твердая пшеница по среднему фону (третий год после пара) дает и клейковину 32, и урожай отличный. Такое нечасто бывает.

–Доля твердой пшеницы большая?

– Сеем ее немного, но при уборке важно не упустить момент: чуть дожди пошли – вы уже опоздали. стекловидность пошла вниз. В засушливом году у нас идеальная пшеница только на парах.

Так как мы являемся элитно-семеноводческим хозяйством и работаем с институтом, то у нас имеются суперэлита и питомники. На сегодняшний день мы сеем мягкую пшеницу сортов Тобольская, Тобольская степная, Степная волна и твердую пшеницу Памяти Янченко (ее доля не больше 10% от всех посевов пшеницы).

Мы противники сеять в хозяйстве только один сорт, начинаем посевную со среднераннего сорта, заканчиваем среднепоздним. Посевную проводим быстро, за шесть дней. А за счет разных сроков созревания сортов пшеницы и при неблагоприятной осенней погоде у нас есть запас по времени: мы уборку можем растянуть на 15–20 дней. И у нас есть возможность убрать пшеницу в сухую погоду, выбрав оптимальное время.

В прошлом году мы посеяли иностранный интенсивный сорт, дали ему подкормки, хорошее питание, но местные степные сорта оказались более урожайными. Не все в нашей жизни зависит от дождей.

– Какой у вас парк техники?

– Начинали работать с советской техники, потом купили «Джон Дир». На предпосевную обработку пускаем мощный гусеничный «Челленджер» (500 л. с.), который меньше уплотняет почву и вносит удобрения. Трактор «Клаас» сеет зерновые и пары обрабатывает. Планируем купить шестнадцатирядную подсолнечниковую сеялку. В планах у нас — иметь два «Челленджера» и два «Клааса», и этого вполне достаточно, чтобы работать на 6,5 тыс. гектаров. Также хотим иметь еще пять маленьких тракторов, для того чтобы можно было проводить культивацию.

Из комбайнов что есть?

– У нас три «Клааса» и два «Акроса». Все выкуплены, а комбайн «Клаас Тукано» мы купили в кредит в этом году. Кредитами периодически пользуемся, так как прийти в сельское хозяйство и начать с нуля эффективно вести дела невозможно, нужен начальный капитал и немалые инвестиции. Правда, львиная доля прибыли уходит на оплату кредитов. Большие вложения мы делаем в инфраструктуру хозяйства. Строим производственную базу. На ее территории стоят датчики на движение, она снабжена спутниковым контролем. Построили нефтебазу. Имеется информация по каждому трактору: что он делал, сколько топлива сжег. Или такой момент: заезжает машина с зерном на весы, оператору сразу приходит фотография и номер машины по Интернету.

Сколько работников в хозяйстве?

– 30 человек. Это и механизаторы, и бухгалтерия, и сторожа.

– Вижу у вас разные сушилки.

– Установлены две сушилки — польского и американского производства.  Между ними площадка, чтобы после обработки зерно могло полежать. Мехток может принимать и первичку, и вторичку, он многофункциональный.

– Чистите зерно на каких машинах?

– На «Петкусе», у нас семь уровней очистки, стоит большой вибростол. Идет идеальная подготовка семян, зернышко к зернышку подобраны. А это значит, будут дружные всходы. И меньше останется места для сорняков на полях.

– Какова схема оплаты труда?

– Больше внимание при оплате уделяем качеству работ. Помимо зарплаты, выплачиваем премии по итогам приемки посевов и т. д. Сам лично проверяю зарплату, чтобы исключить ошибки.

Николай Латышев

(Полную версию статьи читайте в журнале «Аграрный сектор» №2 (44) за июнь-июль 2020 года).

 

 

 

 

 

 

 

Свежий номер журнала можно приобрести в редакции по адресу: г. Нур-Султан, ул. Бейбитшилик, 18, офис 201, тел. раб. +7-7172-23-84-36, сот. 8-701-342-3046, а также на сельскохозяйственных выставках, о которых мы сообщим дополнительно.

В Костанае журнал реализуется в киосках газеты «Твой шанс».

 

Заявки на подписку принимаются по тел.  +7-7172-23-84-36, сот. 8-701-342-3046.

Подписку можно оформить в редакции и на сайте журнала www.agrosektor.kz, в разделе «Подписка».

 

Российским читателям обращаться по подписке в представительство в г. Краснодаре к менеджеру по России и странам Восточной Европы Наталье Махниной. Тел. моб. 8-905-404-25-28, e-mail: agrokurgan@yandex.ru.

 

 

 

 

Bonfanty
AgroWorld
Agritek

Еще новости

Все новости
Данный сайт использует файлы cookie для правильного функционирования и сбора анонимной статистики о пользователях с помощью службы Google Analytics и Яндекс.Метрика для повышения удобства использования нашего веб-сайта. Если вы не согласны с тем, чтобы мы использовали данный тип файлов, то вы должны соответствующим образом установить настройки вашего браузера или не использовать сайт.