Важные темы агропрома

Николай ЛАТЫШЕВБЛОГ РЕДАКТОРА
ЗРИ В КОРЕНЬ!

непричесанные мысли о сельском хозяйстве

AgroWorld 2019
Menov. dvor
Agrocibir
Agritek
AgriShimkent
Agrofarm
Rapool
Вы здесь: Главная » Аграрная наука » Бонитировка почв и налогообложение земель в Казахстане

Бонитировка почв и налогообложение земель в Казахстане

Владимир Бобров – почвовед. Занимается вопросами оценки земли с 1968 года. Прошел пешком Казахстан вдоль и поперек, исследуя почвы различных регионов. Является разработчиком системы бонитировки почв в Казахстане. Вопросы, которые он рассматривает в статье «Аграрного сектора», были подняты еще 18 лет назад в республиканской прессе. Прошло уже почти два десятилетия, а воз, как говорится, и ныне там. Но актуальность земельной тематики выросла в разы.

О нумерологии и земельном устройстве

От дат никуда не деться. 17 декабря 1991 года Верховным Советом Республики Казахстан был принят Закон «О земельном налоге». Интересно, что за день до этого, 16 декабря этого же года был утвержден Конституционный Закон «О государственной независимости Республики Казахстан», ежегодно отмечаемый как государственный праздник. Очередность этих дат у специалистов, знакомых с историей земельных отношений, невольно вызывает ассоциацию с тем, что на второй день после совершения Октябрьской революции в России, столетие которой отмечалось 7 ноября 2017 года, Вторым Всероссийским съездом Советов был принят первый советский земельный законодательный акт – так называемый ленинский «Декрет о земле». Не придавая особого значения этой аллюзии, все же следует отметить ее существование.

Земельный налог: история вопроса

Несмотря на последующие существенные изменения в налоговом законодательстве (принятии Указа Президента, имеющего силу Закона «О налогах и других обязательных платежах в бюджет» от 24 апреля 1995 года и Кодекса РК «О налогах и других обязательных платежах в бюджет» от 10 декабря 2008 года)– основные положения ранее принятого Закона «О земельном налоге» сохранили свое действие в вышеназванных законодательных актах.

Необходимо отметить, что Закон РК«О земельном налоге» от 17 декабря 1991 года является полностью оригинальным законодательным актом Республики Казахстан, существенно отличающимся от аналогичных законов республик бывшего Советского Союза. Особенно в части налогообложения земель сельскохозяйственного назначения и сельскохозяйственного использования.

Эти отличия заключаются в следующем:

1) объектом обложения является земельный участок независимо от вида его сельскохозяйственного использования, то есть отсутствует деление земельных участков по видам сельскохозяйственных угодий (пашня, залежь, сенокос или пастбище), в то время как во многих государствах ставки земельного налога дифференцированы по видам сельскохозяйственных угодий;

2) в основу земельного налогообложения положена не та или иная денежная цена земельного участка (рыночная, кадастровая или какая-либо другая), а показатель естественного плодородия почв – балл бонитета.

В первоначальной редакции данного закона все земли сельскохозяйственного назначения в республике для целей налогообложения были разделены на три категории по зональному признаку и по отношению к орошению:

1) неорошаемые земли степной и сухостепной зон равнинных территорий с черноземами обыкновенными и южными, темно-каштановыми и каштановыми почвами, а также сероземами темными (серо-коричневыми), каштановыми (коричневыми) и черноземами предгорными;

2) неорошаемые земли полупустынной, пустынной и предгорно-пустынной территории со светло-каштановыми, бурыми, серо-бурыми, сероземами светлыми и обыкновенными, а также горных территорий с горно-степными, горно-лугово-степными и горными альпийскими и субальпийскими почвами;

3) орошаемые земли всех почвенных зон и подзон Казахстана.

Для этих трех категорий земель ставки земельного налога были установлены в зависимости от их баллов бонитета на каждую группу в отдельности.

Самые высокие ставки земельного налога были установлены на орошаемые земли, ставки пониже – на земли первой группы, и самые низкие ставки были предназначены на земли второй группы, как обладающие самым низким уровнем естественного плодородия и расположенные в самых неблагоприятных по климатическим условиям регионах для их сельскохозяйственного использования.

Впоследствии при введении платности водопользования третья категория земель налогообложения (орошаемые земли всех почвенных зон и подзон) была исключена как отдельный объект земельного налогообложения.

Это положение действует и в настоящее время и закреплено в статье 378 «Базовые налоговые ставки на земли сельскохозяйственного назначения» действующего Кодекса Республики Казахстан «О налогах и других обязательных платежах в бюджет» (Налоговый кодекс). В указанной статье записано, что базовые ставки земельного налога на земли сельскохозяйственного назначения устанавливаются в расчете на один гектар и дифференцируются по качеству почв пропорционально баллам бонитета отдельно на земли степной и сухостепной зон и отдельно на земли полупустынной, пустынной и предгорно-пустынной зон.

Эти же ставки в настоящее время применяются на все земли несельскохозяйственного назначения, используемые для сельскохозяйственных целей (статья 380 Налогового кодекса РК).

Также баллы бонитета в свое время были положены в основу налогообложения земель промышленности, расположенных вне населенных пунктов, что сохранено по настоящее время (статья 383 действующего Налогового кодекса РК).

Естественно, величины ставок земельного налога в зависимости от баллов бонитета существенно отличаются по своим размерам для земель сельскохозяйственного назначения или использования и земель промышленности, расположенных вне населенных пунктов.

Бонитировка почвы – главный критерий оценки

Необходимо отметить, что, несмотря на наличие результатов трех туров экономической оценки земель Казахстана, в основу налогообложения земель сельскохозяйственного назначения республики были положены именно баллы бонитета почв, а не экономические показатели, полученные при оценке земель еще по общесоюзной методике, по которой показателями оценки земель являлись нормативная урожайность (НУ), окупаемость затрат (ОЗ) и дифференциальный доход (ДД).

Это было связано с тем, что нормативную урожайность, получаемую по общесоюзной методике, можно было рассчитать по группе только наиболее распространенных почв, а для более мелких групп почв ее приходилось рассчитывать все равно по баллам бонитета.

И тут, естественно, вставал вопрос: почему в таком случае всю НУ нельзя рассчитывать по баллам бонитета почв и зачем усложнять работу сомнительными расчетами?

Такие показатели экономической оценки земли, как окупаемость затрат (ОЗ) и дифференциальный доход (ДД), рассчитывались по единым условным общесоюзным ценам на сельскохозяйственную продукцию. Совершенно понятно, что для реального земельного налогообложения экономические показатели, рассчитанные по условным ценам, для практических целей оказались малопригодными.

Поэтому на уровне Комитета по аграрным вопросам и продовольствию Верховного Совета тогда еще Казахской ССР было принято решение налогообложение земель сельскохозяйственного назначения и использования базировать на результатах бонитировки почв, как показателя уровня природного плодородия.

В связи с этим необходимо кратко рассмотреть новейшую историю бонитировки почв Казахстана, которая ведет свой отсчет с 1962 года. Как раз в то время была опубликована статья В. Николаева и С. Турденевой «Оценка земель Кустанайской области».Затем, в 1964 году, увидела свет небольшая работа И. Половицкого и М. Гончаренко «О бонитировке почв Целинного края». Далее практически в каждой области Казахстана силами как отдельных специалистов, так и организаций широко развернулись работы по оценке земель и бонитировке почв.

К концу 60-х годов прошлого века сложились более или менее три местные методики бонитировки почв:

– актюбинская, которую разработал И. Давлятшин из Института почвоведения АНИ КазССР;

– восточно-казахстанская, разработанная И. Васильевым и Н. Кузнецовым из Восточно-Казахстанской сельскохозяйственной опытной станции;

– кустанайская, разработанная В. Бобровым из Кустанайского филиала института «Целингипрозем».

В этих методиках были как схожие общие положения, так и существенные расхождения. В связи с тем, что в это время было принято решение провести бонитировку почв всего Казахстана по единой методике, осенью 1972 года в Усть-Каменогорске было созвано республиканское совещание по бонитировке почв, на котором решили провести конкурсную проверку трех вышеназванных методик в ряде хозяйств различных областей Казахстана.

После определенных сложностей с организацией этой работы в конце концов остановились на 73 хозяйствах из восьми основных земледельческих областей. Причем заранее было оговорено, что в качестве точности той или иной методики будут приняты парные коэффициенты между баллами бонитета почв и урожайностью зерновых культур. В случае же равенства коэффициентов корреляции предпочтение будет отдано более простой и экономичной в исполнении методике.

Расчеты производились в нейтральной организации – Комплексном изыскательском отделении института "Казгипрозем" в Алма-Ате, где для этих целей было создано временное структурное подразделение.

Результаты этой работы были опубликованы в статье Е. Симановой, Н. Тупкаловой и И. Давлятшина «Апробация методик бонитировки почв в хозяйствах Казахской ССР» в журнале «Вестник сельскохозяйственной науки Казахстана" (1976 год, № 6).

Все три испытанные методики показали близкие между собой коэффициенты корреляции между баллами бонитета и урожайностью зерновых культур в выбранных хозяйствах, но по затратам труда кустанайская методика оказалась самой экономичной. И ей было отдано предпочтение.

Поскольку тогда создавался отдел земельного кадастра в алма-атинском институте «Казгипрозем», то для автора настоящей статьи результаты конкурсного испытания бонитировки почв обернулись переводом его в 1975 году из Кустанайского филиала института «Целингипрозем» в институт «Казгипрозем» на должность начальника отдела земельного кадастра. Это было сделано с целью разработки на базе кустанайской методики единой республиканскойметодологии. В итоге в 1976 году Министерством сельского хозяйства Казахской ССР были утверждены Временные методические указания по бонитировке почв пахотных угодий зоны неполивного земледелия Казахской ССР и Временные методические указания по проведению бонитировки почв пахотных угодий зоны орошаемого земледелия Казахской ССР (без зоны рисосеяния).

После утверждения этих документов во всех областных филиалах институтов «Казгипрозем» и «Целингипрозем» были организованы соответствующие структурные подразделения, силами которых по единым республиканским методическим указаниям была проведена бонитировка всех пахотных земель Казахстана. Результаты этой работы широко использовались органами землеустройства и в целом получили широкое распространение среди казахстанских аграриев.

Итоги методических разработок по бонитировке почв и другие аспекты оценки земель были опубликованы в небольшой (143 страницы) коллективной монографии группы авторов (С. Ткачук, Ф. Мамычев, В. Бобров, А. Пчелкин и др.) «Кадастровая оценка земель» (Алма-Ата, Изд. «Кайнар», 1983 г.), а также была напечатана большая статья о результатахработ по бонитировке почв всего Казахстана под названием «Опыт, методика и основные итоги бонитировки почв неорошаемой пашни Казахстана»в сборнике Института почвоведения АН КазССР«Повышение плодородия почв Казахстана» (Изд. «Наука» КазССР, Алма-Ата, 1984 г.)

Много позже, в 2015 году, историей бонитировки почв Кустанайской области и в целом Казахстана, а также некоторыми другими вопросами использования почв нашей республики заинтересовался журнал «Аграрный сектор», в двух номерах которого за 2015 год (№ 3 и 4) было опубликовано большое интервью с автором этой статьи.

Таким образом, постепенно, по мере все большего охвата бонитировочными работами земель сельскохозяйственного назначения нашей республики, балл бонитета как показатель плодородия почв получал все большее распространение и внедрение в сознание широкого круга работников сельского хозяйства Казахстана.

28 февраля 1990 года Верховным Советом СССР были приняты Основы законодательства Союза ССР и союзных республик о земле, где впервые статьей 12 в Союзе ССР вводилось платное землевладение и землепользование. Этозаконодательное изменение было чуть позже продублировано в статье 36 Земельного кодекса Казахской ССР от 16 ноября 1990 года. Тогда сразу же возникло предложение использовать для земельного налогообложения в Казахстане существующие баллы бонитета почв, что, кстати, стало уже привычным для широкой аграрной общественности нашей республики.

Автор статьи был включен в рабочую группу Верховного Совета тогда еще Казахской ССР, которая трудилась над проектом Закона о земельном налогообложении. Будучи сторонником бонитировки почв, я, вполне естественно, по мере своих сил, способностей и возможностей старался максимально использовать материалы бонитировки почв при земельном налогообложении.

Вместе с тем в этой рабочей группе были и сторонники земельного налогообложения на основе денежной оценки разных видов сельскохозяйственных угодий, земель сельскохозяйственного назначения и использования.

Вследствие этого в прессе шли широкие, нередко бурные дискуссии по данному вопросу. Необходимо отметить, что различные проекты земельного налогообложения подлежали широкому обсуждению среди специалистов сельского хозяйства, для чего варианты этих проектов рассылались по сельскохозяйственным отделам всех обкомов КПК, областным управлениям сельского хозяйства исельскохозяйственным вузам и НИИ.

С учетом всех полученных замечаний и предложений был разработан проект Закона о земельном налоге, близкий в своих основных положениях к ныне действующему земельному законодательству. В июле 1991 года он был опубликован в республиканских и областных газетах уже для всеобщего обсуждения. Затем рабочая группа еще раз доработала проект закона и представила его на рассмотрение Комитету по аграрным вопросам и продовольствию Верховного Совета Казахской ССР.

Здесь необходимо отметить, что тогдашний Верховный Совет республики был по численности значительно больше нынешнего Мажилиса Парламента РК и состоял из 450 депутатов, а Комитет по аграрным вопросам и продовольствию включал в себя 70 депутатов с весьма широким и разнообразным образованием и опытом практической работы в сельском хозяйстве – от руководителей полевых, тракторных и рисоводческих бригад со средним специальным образованием до начальников областных управлений сельского хозяйства, кандидатов, докторов сельскохозяйственных наук и даже академиков.

Комитет по аграрным вопросам и продовольствию после рассмотрения окончательного варианта проекта Закона о земельном налоге внес в него финальные изменения и дополнения и направил в Верховный Совет для утверждения . 17 декабря 1991 года этот законопроект приобрел силу закона и вступил в действие 1 января 1992 года.

Заложенные в нем основные принципиальные положения с учетом изменений, внесенных практикой последующего применения, продолжают действовать уже 26-й год! В том числе и в части использования результатов бонитировки почв.

Меня, как одного из активных членов бывшей рабочей группы по разработке Закона о земельном налоге, часто спрашивают: «Почему же, несмотря на наличие результатов трех туров оценки земель Казахстана, одним из показателей стал дифференциальный доход (ДД), представляющий собой аналог классической дифференциальной ренты, все же денежная оценка земли, рассчитанная по классической форме капитализации ренты, не была положена в основу земельного налогообложения?»

Дело здесь в том, что даже самые ярые сторонники денежной оценки земли на основе капитализации земельной ренты, будучи, естественно, выпускниками советских вузов и обучавшиеся экономическим теориям на базе марксистско-ленинской политэкономии, отлично понимали, что денежная оценка земли, рассчитанная по условным кадастровым ценам и по не совсем обоснованной и практически труднодоказуемой формуле, может привести к непредсказуемым и нежелательным последствиям.

А других формул в то время не существовало, да и сейчас не существует, так как экономическая наука, как и ряд других наук (стоит только вспомнить печальной памяти августовскую сессию ВАСХНИЛ 1948 года), в советское время была сильно идеологизирована и политизирована, а отход от марксистско-ленинских основ рассматривался как научная ересь с принятием соответствующих мер к еретикам.

Кроме того, сторонники денежной оценки были в основном представителями вузов и НИИ, которые больше привыкли заниматься теоретическими исследованиями без всякой ответственности за практические последствия своих теоретических изысков, поэтому они не очень настойчиво настаивали на своей точке зрения. К тому же к концу XX века беззаветная вера в правильность марксистско-ленинской политэкономии в советском обществе уже значительно пошатнулась, и желающих безоговорочно следовать марксистской формуле расчета цены земли становилось все меньше и меньше. Депутаты тогдашнего Комитета по аграрным вопросам и продовольствию Верховного Совета Казахской ССР, будучи, как говорится, людьми от сохи и далекими от разных сомнительных научных изысков, не поддержали сторонников денежной оценки земли. И это, на мой взгляд, совершенно правильно, так как налог на землю, рассчитанный на основе денежной цены земли, является фактически налогом на результаты труда.

В. А. Бобров, кандидат сельскохозяйственных наук

(Полную версию статьи читайте в журнале «Аграрный сектор» в №1(35) за март 2018 г.)

 

 

 

Заявки на подписку принимаются по тел.:

8 (7172) 23-84-36, +7 701 342 3046.

Подписку можно оформить в редакции и на сайте журнала www.agrosektor.kz, в разделе "Подписка".

Российским читателям обращаться по подписке в представительство в г. Кургане: менеджер по России и странам Восточной Европы - Наталья Махнина: тел. моб. 89125794282, e-mail: agrokurgan@yandex.ru



Автор: Владимир Бобров

Просмотров: 1446

На печать: На печать

Опубликован: 19.07.2018 | 04:02

Метки:

Категории Аграрная наука

Kupit knigi
Петкус
Bonfanty
dekan
КазАгро 2019
Zerno 2020

Поиск по новостям



Поиск по тэгам