Важные темы агропрома

Николай ЛАТЫШЕВБЛОГ РЕДАКТОРА
ЗРИ В КОРЕНЬ!

непричесанные мысли о сельском хозяйстве

CHina fruit
AgroWorld 2019
Menov. dvor
Agrocibir
Вы здесь: Главная » Животноводство » Как нам развивать отгонное животноводство

Как нам развивать отгонное животноводство

Сегодня для реализации госпрограммы развития АПК Казахстана на 2017–2021 годы МСХ РК намечен ряд ключевых направлений, одно из которых – развитие животноводства. Не противопоставляя откорм нагулу и исходя из природных особенностей территории республики существенную роль в производстве экологически чистой, конкурентоспособной продукции будет играть отгонное животноводство. Оно уже показывало свою результативность.

 История, которую нельзя забывать

Как говорят, новое это хорошо забытое старое. Однако время, новый уклад хозяйствования, новая законодательная база, новые потребности людей и многое другое вносят массу дополнений в это «старое». Полезно вспомнить, с чего начиналось отгонное животноводство и каковы цели этой формы ведения традиционной для Казахстана отрасли.

В период коллективизации (начало 30-х годов прошлого века) было создано много мелких хозяйств (колхозов), каждое из которых имело свои границы землепользования. В этих границах находились сельскохозяйственные угодья пашня, сенокосы и пастбища. Вся остальная территория относилась к землям Госземфонда, и использовать эти земли без разрешения было запрещено. Таким образом, животноводство, в том числе и овцеводство, развивалось строго в границах хозяйств. Разумеется, рост поголовья скота здесь определялся возможностями кормовой базы, а рост поголовья овец возможностями имеющихся в хозяйстве пастбищ. При этом огромные пастбищные территории не были включены в сельхозпроизводство. Перед началом Великой Отечественной войны поголовье скота в Казахстане составляло: крупный рогатый скот  3355,9 тыс. голов, овец и коз 9132,2 тыс., лошадей 897,6 тыс. верблюдов 105,6 тыс. голов.

Было очевидно, что дальнейший рост животноводства невозможен без дополнительного источника кормов.  Для развития овцеводства были нужны пастбища. И вот 13 марта 1942 года (враг уже стоял под Москвой) в газете «Правда» было опубликовано постановление Совета народных комиссаров (нынешний Кабинет министров) под названием «О мерах сохранения молодняка и увеличения поголовья скота в колхозах и совхозах».

Раздел VI этого документа назывался «Организация отгонного животноводства». В процесс организации отгонного животноводства, помимо Казахстана, вовлекались Киргизия, Узбекистан, Таджикистан, Азербайджан, Алтайский и Красноярский края, а также Оренбургская (Чкаловская), Челябинская, Омская и Новосибирская области. Исполнительные органы названных республик, краев и областей были обязаны:

–  до 1 июля 1942 года распределить и закрепить пастбищные угодья за колхозами, организующими отгонное животноводство, на срок не менее десяти лет;

– установить скотопрогоны для перегона скота на пастбище, организовав на маршрутах прогона пункты, обеспеченные водопоем и необходимыми запасами кормов;

– обеспечить в 1942 году скот на отгонных пастбищах водопоями за счет ремонта имеющихся колодцев, постройки новых колодцев и водохранилищ, а также устроить необходимые животноводческие помещения для скота и жилье для колхозников, обслуживающих скот;

– создать в 1942 году на зимних пастбищах запасы грубых кормов из расчета не менее 7–8 центнеров на голову крупного рогатого скота, 10–12 центнеров на лошадь и одного центнера на овцу.

Колхозам рекомендовалось дополнительно начислять колхозникам, работающим в отгонном животноводстве, трудодни в размере 50% сверх установленной нормы оплаты. Чабаны, пастухи и табунщики обеспечивались теплой одеждой и питанием. Зоотехникам, ветеринарным врачам и фельдшерам, обслуживающим отгонное животноводство, дополнительно выплачивалось 50% к основной зарплате.

Сельхозбанку союза обязывалось предоставить в 1942 году колхозам отгонного животноводства кредит в сумме пяти миллионов рублей сроком на пять лет на строительство колодцев и помещений (по тем временам с учетом войны сумма немалая).

Колхозы освобождались от обязательных поставок сельскохозяйственной продукции со всей территории сезонных пастбищ, временно закрепленных за колхозами, расположенных на землях Госфонда и используемых для отгонного животноводства. Народный комиссариат финансов СССР (Наркомфин) должен был предусмотреть на 1942 год по республиканским бюджетам необходимые средства на финансирование мероприятий по хозяйственному устройству сезонных пастбищ.

В итоге уже к 1947 году в Казахстане было освоено 17,6 млн. га пастбищ на землях Госфонда.  Таким образом решалась задача удлинить пастбищное содержание скота и сократить стойловый период, а, следовательно, и расход запасаемых кормов.

В Казахстане освоение пастбищ на землях Госфонда шло вслед за их обводнением и к 1987 году достигало 147 млн. га (всего 182 млн. га), из которых половина требовала реконструкции обводнительных сооружений.

В сельскохозяйственной энциклопедии появилось определение отгонного животноводства, как «формы организации животноводства, при которой животных в течение определенных сезонов года содержат на пастбищах, отдаленных от основных центров хозяйства».

В Казахстане сформировались и наиболее широко использовались четыре формы отгонного животноводства.

1. Круглогодичное пастбищное содержание скота на отгонных пастбищах Госземфонда межрайонного и межобластного значения. Эта форма отгона была характерна для районов Северо-Восточного и Южного Казахстана, где имелось много скота, но были ограничены ресурсы пастбищных кормов. Это массивы песков Кызылкум в Южно-Казахстанской области, пески Жетыконыр Карагандинской области и Чингизский массив Восточно-Казахстанской области. От основного землепользования эти пастбища находились на расстоянии 300 и более километров.

2.  Отгон скота только на зимние пастбища с возвращением весной на территорию основного землепользования колхозов. Примером может служить Коргалжинский район Акмолинской области, где землепользование колхозов находилось в северной и северо-западной части района, а зимние пастбища в южной части района, в долине рек Керей, Жаксы-Кон, Жаман-Кон и на прилегающих массивах мелкосопочника, на расстоянии 250–300 км от центров хозяйств. Аналогичная форма отгона была и в Актюбинской области, где колхозы отгоняли скот в пески Оймаут и на другие участки на расстояние более 200 км.

3. Отгон животных на летние пастбища при зимнем содержании их на территории хозяйства или прилегающих землях Госземфонда. Такая форма была характерна для колхозов Атырауской и Мангистауской областей, которые имели зимовки в прибрежной зоне Каспия и перегоняли скот на расстояние до 500 км на весенне-летне-осенние пастбища плато Устюрт.

4. Отгон скота как на летние, так и на зимние пастбища, находившиеся в разных местах и на разных расстояниях. Такая форма отгона имела место в Алматинской, Жамбылской, Южно-Казахстанской и Кызылординской областях. Расстояние перегона от летних горных пастбищ до зимних пастбищ в песках составляло до 300 км.

Таким образом, отгонный способ эксплуатации пастбищ расширил используемую кормовую базу и обеспечил значительный рост поголовья. Уже в 1961 году поголовье животных в Казахстане составляло: крупный рогатый скот 5543,0 тыс. голов, овцы и козы 28517,0 тыс., лошади 1155,2 тыс., верблюды 140,5 тыс. голов.

 Состояние пастбищ сегодня

Так было раньше. А что же сейчас? Следует отметить, что законодательная база для проведения работ по развитию отгонного животноводства подготовлена. В статье 36 Земельного кодекса Республики Казахстан определено право безвозмездного землепользования (на срок до пяти лет) для отгонного животноводства, а статья 16 Закона РК «О пастбищах» определяет порядок предоставления и использования отгонных пастбищ.

В настоящее время используются в основном пастбища трех категорий земель: сельскохозяйственного назначения (61,4 млн. га), населенных пунктов (21 млн. га) и лесного фонда  (до 3 млн. га).  Из используемых 85 млн. га пастбищ 27,1 млн. га сбиты и, согласно ст. 98  Земельного кодекса Республики Казахстан, должны быть переведены в другую категорию земель для восстановления или улучшения.

Таким образом, используется 58 млн. га пастбищ, способных к возобновлению. С учетом того, что средняя продуктивность этих пастбищ (без учета сбитых) равна 1,6 ц/га кормовых единиц, общий кормозапас используемых выпасных угодий составляет 9,3 млн. тонн кормовых единиц. Потеря кормов в результате сбоя 27,1 млн. га пастбищ при их потенциальной продуктивности 1,6 ц/га кормовых единиц соответствует 4,3 млн. тонн кормовых единиц. И в этом виноваты не климат или погода, а мы сами, потому что относимся к этому национальному природному достоянию потребительски.

Пастбища земель населенных пунктов используются по следующей схеме: утром выгнал в общественное стадо (или индивидуально), вечером загнал во двор. Эти пастбища наиболее подвержены перегрузке сельскохозяйственными животными с вытекающими негативными последствиями. В мелких и средних крестьянских хозяйствах картина в подавляющем большинстве следующая. Есть конкретное землепользование, включающее пастбищные земли. Содержащееся поголовье скота в хозяйстве, как правило, иногда в разы не соответствует кормозапасу пастбищ в границах землепользования. К примеру: площадь пастбищ хозяйства по акту землепользования 500 га со средней урожайностью 5 ц/га корма при натуральной влажности. Кормозапас пастбищ 2500 ц. Хозяйство содержит 600 голов овец, потребность которых в пастбищном корме за 240 дней выпаса составляет 10080 ц. Теоретически животные не должны выжить от бескормицы.  Ан нет, все хорошо, и упитанность овец не ниже средней. За счет чего? За счет пастбищ земель запаса, пастбищ соседей и так далее. Как в первом, так и втором случа, о каком пастбищеобороте или соблюдении нагрузки выпаса может идти речь?! Соблюдение элементов рационального выпаса может быть реализовано только в границах конкретного землепользования после проведения организации пастбищной территории. В чем причина такой ситуации? По нашему глубокому убеждению, причина кроется в полном отсутствии контроля за состоянием и использованием пастбищ. За 49 лет работы, связанной с пастбищным хозяйством, автору этой статьи, посетившему практически все пастбищные массивы страны, ни разу не пришлось увидеть специалиста, несущего ответственность за состояние пастбищ и их использование.

Ранее вопросы организации пастбищных территорий решались комплексно-изыскательским отделом (КИО) института «Казгипрозем». В состав этого отдела входили опытные и высококвалифицированные специалисты: почвоведы, ботаники, землеустроители, зоотехники, экономисты, водники. Совместно со своими филиалами в областях эта структура обследовала и проводила проектные работы на площади до 5 млн. га в год.

Для мониторинга состояния пастбищ и динамики урожайности были созданы агрометеостанции, которые размещались на основных массивах зимних пастбищ. Полученные данные оперативно направлялись в Казгидромет, где они обрабатывались и на их основе готовились прогнозы по кормозапасу. Сегодня оставшиеся станции переформатированы в метеостанции, наблюдающие только за погодой. Непонятно и то, кто будет выполнять работу «Гипрозема» при освоении огромных территорий отгонных пастбищ.

Если посмотреть, как обстоят дела по этому вопросу в развитых животноводческих странах, то можно увидеть, что, например, в США контроль за состоянием и использованием пастбищных земель осуществляют Служба лесного хозяйства, Бюро по управлению земельными ресурсами, Служба по охране живой природы, Служба по охране заповедников. При этом в ведомстве Службы лесного хозяйства и Бюро по управлению земельными ресурсами находится около 100 млн. га пастбищ. Нашими учеными еще в девяностых годах прошлого столетия предлагалось создать самостоятельную пастбищную инспекцию, обеспечивающую контроль за управлением пастбищными ресурсами.

В крупных сельскохозяйственных формированиях, занимающихся животноводством мясного направления, дела с использованием пастбищ обстоят лучше. Примером может быть компания «KazBeеf Ltd», использующая загонную систему выпаса. Однако и в крупных хозяйствах нередки негативные случаи, похожие на приведенные выше.

В целом пастбищное животноводство республики с учетом огромного опыта поколений ждет перемен. В практической жизни есть и будет большое разнообразие ситуаций. Так, хозяйства, расположенные в предгорных зонах, летом будут использовать горные пастбища, а хозяйства, находящиеся в условиях предпесков, будут использовать зимние песчаные пастбища. И это правильно: сезонный кормозапас должен использоваться максимально.

На равнинных пастбищах может складываться такая картина. Хозяйство или населенный пункт будет иметь приусадебные пастбища, которые используются молочным скотом в летний период, и отдаленные участки пастбищ, на расстоянии 50 км и ближе (сегодня за 300 км едва ли кто будет кочевать). На эти участки и будет переводиться весь гулевой (нагульный) скот на период весна-лето-осень, а может, и на зиму при наличии условий. Сущность сезонного использования таких пастбищ состоит в следующем. На основании обязательного геоботанического обследования выявляются и фиксируются на картах М 1:20000 или 1:50000 границы хозяйственно значимых растительных контуров с различными биологическими особенностями: эфемеры и эфемероиды, злаки, полукустарники, кустарники, разнотравье и др. Эфемеры и эфемероиды растения весеннего цикла развития, злаки летнего, кустарники и полукустарники летнего и осеннего циклов развития. Это и является основой сезонной системы выпаса.

Чтобы пастбища не страдали от выпаса, применяют внутрисезонные пастбищеобороты. При однородном и выровненном по урожайности травостое следует применять простые, но эффективные трехсезонные пастбищеобороты. Это вопросы технологии, которые, надо полагать, будут изложены в соответствующих пособиях по освоению отгонных пастбищ.

Огромным резервом развития отгонного животноводства являются пастбища на землях запаса, площадь которых составляет 71 млн. га. При средней продуктивности одного гектара 1,8 центнера кормовых единиц, кормозапас этих угодий находится на уровне 12–13 млн. тонн кормовых единиц. Поэтому перед государством и товаропроизводителями (землепользователями) стоят серьезные задачи по использованию этого бесплатного кормового ресурса, получению максимального экономического эффекта от нагула скота и сохранению пастбищ от деградации. При этом важно, чтобы тип пастбищ (растительность) соответствовал выпасаемому виду животных.

Нам представляется, что при оформлении акта землепользования нужно сразу определять соответствие кормозапасов пастбищ выделяемой территории планируемому к выпасу поголовью скота. Это надо делать с начального периода освоения отгонов. Неслучайно в Канаде, в стране развитого пастбищного животноводства,  вместе с актом землепользования вручается рекомендация как эти пастбища лучше использовать: определяются виды и породы животных, нагрузка, пастбищеоборот (загонная система), страховые корма, водопой и так далее. Еще лет двадцать назад мы говорили об этом. Ответ был: «дорогое удовольствие». Значит, написать бумажку дорого, а потерять землю в результате сбоя недорого. Удивительное понятие!

Вопрос пастбищного водоснабжения был и остается не до конца решенным. Кстати, эта проблема может быть сдерживающим фактором освоения отгонных пастбищ. Технические возможности сегодня позволяют найти и поднять воду в любой точке республики. Все дело в стоимости этого мероприятия. К сожалению, сегодня нет единых данных по обводнению пастбищ. Все они разнятся. По данным земельного баланса РК за 2014 год обводнено на землях сельскохозяйственного назначения 41,84 млн. га (63,1%), на землях сельских населенных пунктов 13,34 млн. га (69,1%) и на землях запаса 40,42 млн. га (50,0 %).  Всего обводнено 96,5 млн. га, или 57,5 %. При этом инвентаризация обводнительных сооружений, проведенная на землях сельскохозяйственного назначения в 2012–2014 гг. РГП «ГИСХАГИ», показала, что из 16,7 тыс. единиц обводнительных сооружений на пастбищах 14,5 % находится в хорошем состоянии, 66,1% требуют капитального ремонта, а 19,4% подлежат списанию.

Несколько упростит проблему обводнения отгонных пастбищ постановление Правительства, согласно которому государство может выделять субсидии в размере до 80% от стоимости обводнительного сооружения. К примеру, проект, проведенный под руководством академика Г. Калиева, был посвящен освоению отгонного участка в предпесковой зоне массива Мойынкум для развития овцеводства с круглогодичным использованием пастбищ.  Удаление стационара от линии электропередач поставило вопрос о максимальном применении нетрадиционных источников энергии (ветра и солнца). Использование постановления Правительства позволило направить субсидии государства на следующее оснащение инфраструктуры: бурение скважины на глубину 100 м, строительство трубчатого колодца, приобретение и установка насоса глубинного подъема воды, приобретение и установка ветряного насоса, строительство резервуара для хранения воды, создание поилок (лотков) для животных, приобретение и установка солнечных панелей (не более 500 Вт) на общую сумму 22 млн. 600 тыс. тенге.

Вполне резонно у пастбищепользователей может возникнуть вопрос об эффективности содержания животных на отгонных участках без перегона их на летние пастбища в горы и зимние пастбища в пески или другие варианты перемещения скота. Казахским институтом животноводства под руководством академика В. Бальмонта в целях изучения возможности круглогодичного содержания овец на полупустынных пастбищах Алматинской области была проведена серия опытов. При сравнении продуктивности валухов 2–2,5 лет помесей прекоса? средний живой вес осенью при использовании в летний период горных жайляу составил 86,9 кг/гол., а при круглогодичном содержании в полупустыне 94,6 кг/гол.

Исследования по круглогодичному содержанию казахских грубошерстных овец проведены в песках Сарыесик-Атырау (междуречье рек Иле и Каратал) М. Карповым. Установлено, что средняя живая масса валуха в возрасте двух лет составляла 60 кг, выше средней упитанности. В этих условиях обязательно нужна зимняя подкормка.

В течение 19 лет под руководством Ж. Жамбакина Институтом лугопастбищного хозяйства, Институтом кормопроизводства и пастбищ проводились исследования по безотгонному содержанию овец породы казахская тонкорунная при загонном использовании пастбищ. Опыты носили долголетний стационарный характер и проходили в южной полосе предпесков Сарытаукум. В среднем за годы исследований сдаточная живая масса одной овцы составила 53,1 кг. В расчете на 100 гектаров пастбищ прирост живой массы составлял 800 кг, тогда как выход прироста в хозяйствах, перегоняющих овец летом в горы, а зимой – в пески, составлял 500 кг.

Таким образом, существует реальная возможность содержания овец на отгонных пастбищах пустынь и полупустынь, которые занимают в Казахстане 125 миллионов гектаров.

 Кто будет пасти скот?

Как бы правильно и красиво ни писались рекомендации и пособия по использованию отгонных пастбищ, выполнять все это должны люди. Сейчас мало найдется смельчаков, готовых зимовать в юрте или землянке, да еще охранять и грамотно пасти скот.

Сегодня остро стоит вопрос о животноводческих кадрах. Руководитель одного крепкого животноводческого хозяйства в Алматинской области рассказывает: «По дороге в свое хозяйство уже более пяти лет периодически заезжаю в поселок, где собираются люди, ищущие работу. В основном это молодежь и люди среднего возраста. Говорю: нужно пасти скот. Условия: мясо – не ограничено, молоко, сливки, сметана – не ограничено, продукты и овощи привожу сам, капитальный дом, топливо, электричество, телевизор, вода. Буду в месяц платить 60 000 тенге. Но за все это время я не нашел ни одного желающего. Приходится приглашать работников из ближнего зарубежья».

К сожалению, такая обстановка во многих местах. И это притом, что мы имеем трехтысячелетний опыт пастбищного животноводства! И если всерьез хотим рационально, с отдачей использовать пастбищные ресурсы, то эта проблема из частной становится государственной. Людей надо учить профессии животновода, создавая нормальные условия быта и работы.

Животноводческая усадьба на отгоне должна быть подобна американскому ранчо: дом с кондиционером, баня, животноводческие помещения и загоны, ветряки и солнечные панели для поднятия воды и выработки электроэнергии, страховой генератор на традиционном топливе, телевидение и надежная связь, подъездные дороги. Возможна и ротация работников. Скот на отгонных пастбищах должен появляться только при наличии воды, жилого дома и животноводческих помещений. Другими словами, отгонные усадьбы должны быть приближены к условиям нормального, комфортного быта.

Поступательное развитие отгонного животноводства невозможно без наличия требуемого объема грубых кормов и зернофуража. Поэтому желание осваивать отгонные пастбища должно быть подтверждено возможностью производства и заготовки стойловых кормов. Это не обсуждается.

 Работ невпроворот

Таким образом,  исполнительные структуры и товаропроизводители, планирующие проведение работ по освоению отгонных пастбищ, согласно Плану по управлению и улучшению пастбищ (Закон РК «О пастбищах», ст. 13) [12], должны определить поголовье скота (по видам), переводимое на новые пастбища, потребные площади пастбищ с определением их кормозапаса, обеспеченность в водопое переводимого поголовья с учетом качества воды, обеспеченность жильем для животноводов и помещениями для животных, наличие осеменительных пунктов и условий для ветеринарного обслуживания, наличие кадров животноводов, занятых на отгонах, возможность заготовки на местах или подвоза грубых кормов, создание инфраструктуры на жилых точках (связь, электричество, ветряки, солнечные батареи, дороги, медицинское обслуживание и так далее), определение скотопрогонов для перемещения животных, этапы освоения пастбищных территорий. И это только самый необходимый перечень предстоящих работ.

Определенную роль в сложном деле освоения отгонных пастбищ могут играть и цифровые технологии, разрабатываемые Казахским НИИ животноводства и кормопроизводства совместно с Институтом географии. В 2018 году на сайте института будет размещена информация по управлению пастбищными ресурсами с использованием ГИС-технологий:

– по кормовым пастбищным ресурсам (более 300 растительных контуров по типам пастбищ, сезонная и среднегодовая урожайность кормовой массы, их продуктивность);

– по обводнению пастбищ (колодцы, их состояние, качество воды);

– по породному размещению сельскохозяйственных животных (по видам скота, отечественным и зарубежным породам);

– по нагрузке выпаса (на фоновые и деградированные пастбища);

– по расположению пастбищ на землях запаса (местонахождение, состав травостоя, урожайность).

Эти данные будут размещены в виде цифрового картографического материала в масштабе 1:1500000. Свод этого материала в интерактивную карту расширит доступность потенциального пользователя к интересующей его информации.

Следует четко представлять, что в животноводстве первичным является корм, животноводческая продукция – вторична (это производное энергии корма). Поэтому поступательное развитие отрасли возможно только при условии полноценного кормления сельскохозяйственных животных. Других вариантов просто нет. И здесь у аграрной науки и производства много проблем, требующих решения.

 И. Алимаев,

главный научный сотрудник

Казахского НИИ животноводства и кормопроизводства,

доктор сельскохозяйственных наук,

профессор

 



Автор: И. Алимаев

Просмотров: 626

На печать: На печать

Опубликован: 27.01.2019 | 19:12

Метки:

Категории Животноводство

Kupit knigi
Петкус
Bonfanty
dekan
КазАгро 2019
Zerno 2020

Поиск по новостям



Поиск по тэгам