Важные темы агропрома

Николай ЛАТЫШЕВБЛОГ РЕДАКТОРА
ЗРИ В КОРЕНЬ!

непричесанные мысли о сельском хозяйстве

AgroWorld 2019
Menov. dvor
Agrocibir
Вы здесь: Главная » Аграрные технологии » Юрий Малышко: о кадрах, агротехнике и льняной соломе

Юрий Малышко: о кадрах, агротехнике и льняной соломе

Посещая Костанайскую область в период уборочной страды, мы приехали в ТОО «Трояна», расположенное в Федоровском районе. Хотелось узнать, как сложился для хозяйства этот год, какие вопросы были актуальными на агрономической повестке. У директора хозяйства Юрия Малышко мы брали интервью прямо в поле. В хозяйстве полным ходом шла уборка гороха.

Бинарные посевы начинались с экспериментов

В «Трояне», как и в «Жанахае»1, тоже изучают возможности смешанных посевов, их влияние на почву, агрофитоценоз, засоренность, урожайность, экономическую целесообразность и т. д. Экспериментируют в этом вопросе осторожно, с оглядкой на условия и пробуя разные варианты вначале на небольших площадях. Когда мы подъехали к территории землепользования хозяйства, то увидели поле нута, на котором встречались с определенным интервалом растения подсолнечника. И были немного удивлены: такие контрастные культуры и растут вместе!

– Севооборот со смешанными посевами мы внедряем для малоплодородных земель, а у нас их около тысячи гектаров, — пояснил нам Юрий Михайлович. – Здесь, как привило, и влаги не хватает. Но если сейчас потрогать листочек нута, то увидите, что он влажный. Значит, в смешанном посеве влага сохраняется лучше и растения ее более рационально используют.

В прошлом году мы посеяли 10 гектаров нута. В этом году весной посеяли уже 30 гектаров. Семена привезли из Саратовской области. Почему подсолнечник оказался в посеве с нутом? Тут все банально просто: семена нута, которые завезли в прошлом году, оказались с примесью подсолнечника, и мы их просто не успели почистить до посева. Вот подсолнечник и «выскочил». Но в ходе вегетации мы заметили, что эти растения друг другу совсем не мешают – хорошо растет и нут, и подсолнечник. Хотя, по сути, это производственный брак на площади 30 гектаров.

1Интервью с директором ТОО «Жанахай» Федоровского района Евгением Пигаревым было опубликовано в прошлом номере нашего журнала (№ 3(37), сентябрь 2018 г., «Сейте миксы и не бойтесь сорняков», стр. 76).

– Как будете убирать этот посев?

– Основная культура здесь — нут. Дождемся, когда подсолнечник созреет, а затем эту смесь уберем. При подработке зерно пропустим через фотосепаратор. На следующий год мы на этой же площади снова планируем нут посеять. Общая площадь этой клетки –120 гектаров. Из них 30 гектаров занимает этот посев нута, о котором мы говорим, а на остальной площади этого поля посеяна суданская трава на сено. Один укос мы сделали, дальше оставили ее как полупар. Это тоже элемент нашего севооборота. После суданки земля оживает. Данное поле к нам пришло от фермера, который на нем не работал. И мы вернули его к жизни.

– Чем закончились полевые испытания редьки масличной? Несколько лет назад во время приезда в хозяйство я видел, что вы изучали эту культуру в полевом опыте...

– Редьку масличную мы сеяли со льном в бинарном посеве. У редьки есть один минус – она долго сохнет перед уборкой и осенью ей нужны оптимальные условия для созревания. Если осень будет влажная, то редьку трудно будет вымолотить. Ее вообще сложно вымолачивать.

На следующем поле, куда мы подъехали, был бинарный посев вики и горчицы.

– Вот здесь, вы видите часть нашего плодосменного севооборота, – сказал Юрий Михайлович, выходя из машины. – Мы в этом году первый раз посеяли вику с горчицей. В прошлом году попробовали посеять горчицу с горохом. И получили неплохой результат. На вике образуются азотные клубеньки. Возможно, что на этом поле, благодаря такому азотонакоплению, в перспективе и не надо будет применять минеральные удобрения. Азот накопится, азотфиксирующие бактерии останутся в почве и будут жить и развиваться. В свою очередь горчица расщепляет недоступные для питания растений формы фосфора и переводит их в усвояемые соединения. Объединив эти две культуры, имеющие стержневую корневую систему, мы получаем работающий биоплуг.

– Почва не переуплотняется после смешанных посевов?

– Плотность почвы остается около нормы.

– А бактериальные препараты используете?

– Мы семена нута обрабатываем химическими препаратами, а непосредственно перед посевом мы их инокулируем. Этот метод работает. На корнях формируются мощные клубеньки.

– Очевидно, что созревание культур в смешанных посевах не идет равномерно. Что делаете, чтобы ускорить или выравнять сроки созревания?

– В этом году мы более широко проводим десикацию, чем в прошлом, когда мы ее делали только на сое и чечевице. Помимо посевов этих двух культур, мы десикацию проводим на вико-горчичной смеси и нуте. А вот смесь гороха с горчицей обрабатывать десикантами не будем, а проведем раздельную уборку – свал и подбор.

– Почему именно так?

– Так получается дешевле, не надо дополнительных затрат на десикацию, к тому же эта смесь подошла к созреванию более равномерно. Вероятность осыпания на горохе меньше, чем на вике, которая раскрывает стручок и сразу осыпается, если немного пересохнет. Горох более устойчив к осыпанию, как и горчица.

– Хорошо, как зерно смешанных посевов разделяете после уборки?

– У нас мощное токовое хозяйство, три мехтока, два основных и один вспомогательный, две сушилки общей производительностью 40 тонн в час, есть фотосепаратор для сортировки зерна по цвету (черный от белого, желтый от красного). Но для этого надо максимально подготовить зерновую массу, очистить ее от примесей, если надо, подсушить. И только потом отправлять в фотосепаратор, где установлены фотокамеры, которые определяют чужеродные частицы. В первую очередь мы отделяем грубую и минеральную примеси (ветки, земля, полова). Сначала урожай везем на склад, если необходимо, то перед этим его подсушиваем. А сам процесс сортировки смеси проводим уже после уборки урожая, в зимнее время. Главное – следить, чтобы она не заплесневела в период хранения. Зимой мы настраиваем токовое хозяйство и спокойно сортируем полученную со смешанных посевов массу. Если это горох с горчицей, то первым делом горох отделяем, это проще сделать. А затем работаем с горчицей, потому что для нее возможен и двойной прогон через очистку, а то и тройной, а затем еще прогон через фотосепаратор. Горчицу мы продаем, как правило, не раньше ноября. В прошлом году мы запустили в работу мехтока и сушилки в начале августа, а закончилась работа в начале июня следующего года. Наш мехток работал круглые сутки десять месяцев.

– Но, с другой стороны, это же и затраты… Они окупаются?

– Один год у нас лежало 600 тонн горчицы, которую не могли отделить от черной примеси. По этой причине у нас ее никто не хотел покупать даже по 50–60 тысяч тенге. Когда мы приобрели фотосепаратор и очистили эту горчицу, то продали ее не по 50–60 тысяч, а по 110–120. Фотосепаратор нам обошелся со всеми строительными работами в 25 млн. тенге, а почистив только 600 тонн, мы окупил затраты на его покупку. Кроме того, оказываем еще и платные услуги другим хозяйствам. Так что используем оборудование на полную мощность.

– Как вы бинарные посевы включаете в схему севооборота?

– Схема севооборота с учетом бинарных посевов пока еще не до конца сформирована, мы сейчас над этим работаем и какие-то изменения, безусловно, будем делать. К примеру, у нас пшеница раньше чередовалась с другими культурами через год. А когда мы начали сеять бинарные посевы, то решили увеличить промежуток между посевами пшеницы и другими культурами до трех лет. Благодаря большему разнообразию культур почва больше отдохнет, к тому же болезни и вредители у каждой культуры разные, как и разная потребность в питательных веществах. Там, где мы горох сеяли, в этом году пшеница дает урожай на уровне пара. Поэтому вопрос применения минеральных удобрений, может быть, через какое-то время станет для нас менее актуальным, так как почва будет пополняться необходимыми элементами питания за счет последействия различных культур.

О посевной и цифровизации

– Как посевная прошла в этом году?

– Начали сеять 13 мая бобовые и масличные культуры, а пшеницу зашли сеять 24 мая. И в это время дожди пошли. Были вынуждены перерыв взять, стояли четыре дня, так как на поле посевная техника не могла работать из-за переувлажнения. Возобновили посевную 28 мая. Но, чтобы сеялки лучше шли, мы сняли катки, потому что на них налипало много почвы. В качестве основного рабочего органа использовали прорезающий диск и анкер.

В этом году мы применяли дифференцированное внесение удобрений на полях в зависимости от данных анализа почвы и электронной агрохимической карты поля. Для этого приезжали специалисты, брали с каждого гектара пробы. Они определили, сколько содержится питательных веществ. Мы включились в пилотный проект КазАТУ им. С. Сейфуллина в числе девяти хозяйств республики.

– Все государство оплачивало?

– Анализ почвы делало государство бесплатно на 400 га. Посевной комплекс для дифференцированного внесения удобрений у нас имелся, плюс к этому мы заплатили 2 млн. тенге за оборудование, необходимое для дифференцированного внесения удобрений, которое нужно было на него установить. Кроме того, около 6 млн. тенге стоило оборудование для установки на комбайн, чтобы знать, какая урожайность на каждом участке поля. Вся информация о том, где и сколько было внесено минеральных удобрений, какая получена на этих участках урожайность, накладывалась на электронную карту. Механизатор во время работы видел на мониторе, сколько у него вносится удобрений на каждом гектаре (к примеру, 130–170–270–150 кг). Так что мы тоже вносим свой небольшой вклад в реализацию программы цифровизации сельского хозяйства. В среднем на поле было внесено дифференцированно перед посевом на глубину 10–12 см 235 кг сульфоаммофоса, но на разных участках эта величина менялась, минимальное внесение составило 130 кг на га. Также удобрение вносилось в дозе 50 кг на гектар в рядок при посеве.

О рентабельных культурах

– Из всех выращиваемых в хозяйстве культур, какая оказалась самой рентабельной?

– В прошлом году самым рентабельным было выращивание льна – более 200%…

– При этом, судя по структуре посевных площадей, вы не засеяли все поля льном…

– Арифметика здесь простая. Соя дает 6 ц/га, мы ее продаем по 90 тысяч тенге за тонну, получаем 54 тысячи тенге с гектара и срабатываем практически в ноль. На следующий год на этом поле пшеница дает 35 ц/га, мы ее продаем по 40–50 тысяч тенге и делим доходную часть на два года. Получается 80 тысяч тенге дохода с одного гектара в среднем за два года. Последействие от этой сои проявляется и в последующие годы, потому что бактерии мы в почву поселили, они продолжают работать, обогащая землю и в дальнейшем.

Мы анализ почвы делаем каждый год по культурам, по конкретным полям, но в какую-то крайность бросаться желания нет. Каждая культура имеет свой вклад и имеет две составляющие: коммерческую и технологическую. Бывает, что эти составляющие совпадают, а бывает и нет.

К примеру, на одном поле чечевица в прошлом году дала 27 ц/га и накопила в почве азот. В этом году пшеница на том поле дала более 30 ц/га. Мы не смогли продать чечевицу по цене 100 тысяч тенге осенью того года, как нам предлагали, так как не успели вовремя подработать урожай. Но цены затем начали падать, и летом мне предложили продать ее уже по 65 тысяч тенге, чего мы не стали делать. Не было финансовой необходимости. Пусть лежит до нового урожая, место в складах есть. Если даже мы ее и продадим по 65 тысяч, то при урожае 27 ц/га, как в прошлом году, доход все равно получим, с гектара он составит 150 тысяч.

Мы подъехали к следующему полю. Юрий Михайлович рассказывает о нем, зная наизусть, что и в каком году здесь сеялось и какие агроприемы применялись:

– История этого поля такова: в 2010 году мы здесь впервые посеяли лен, в 2011-м  здесь была горчица на сидерат. Можно сказать, что на этом поле девятый год подряд работает плодосмен. Урожайность пшеницы в среднем составляет 30–34 ц/га с клейковиной 30%. В острозасушливом 2012 году после горчицы пшеница здесь дала 14 ц/га, когда в среднем по хозяйству мы тогда получили 11 ц/га (и это натолкнуло на мысль оставить на поле высокую стерню и создать соломенное покрытие). В последующие годы чередование культур здесь шло в таком порядке: в 2013-м выращивалась соя, в 2014-м – пшеница, в 2015-м – снова соя, в 2016-м – пшеница, в 2017-м – гречиха и в этом году – лен. Таким образом, девять лет подряд здесь высеваются разные культуры. Питание (некорневая и корневая подкормка) и защита растений здесь хорошо отработаны. Все растительные остатки за эти годы оставались на поверхности поля.

– Какую культуру в хозяйстве сеете после льна?

– Мы пробовали сеять гречиху. В итоге получилось неплохо, эти культуры друг друга «уважают» – и лен, и гречиха дают хороший урожай. Тем не менее гречиха после вико-овсяной смеси выглядит лучше, чем после льна.

– Насколько выгодно сеять вико-овсяную смесь?

– Овес на рынке сегодня не востребован. На поле вико-овсяная смесь была посеяна в таком соотношении: 30 кг овса и 70 кг вики. Причем вику мы используем как коммерческую культуру. А овес является у нас кормовой культурой, мы его отдаем своим рабочим на зерноотходы для содержания подсобного хозяйства. Вначале мы посеяли 10 га вико-овсяной смеси. Она дала нам 35 центнеров. Сеяли мы ее с внесением удобрений. При разделении смеси получилось 20 ц/га овса и 15 ц/га вики. На второй год мы посеяли 50 гектаров этой смеси. На третий год – 600 га, из которых на 200 га посеяли смесь вики с овсом, а на 400 га – вики с горчицей. Это было в позапрошлом году. Но не все получилось, как хотели: горчица у нас не взошла, а вся вика полегла, и ее было очень сложно убирать.

В прошлом году мы посеяли на небольшой площади смесь гороха с горчицей, а вику посеяли в смесях с пшеницей и овсом. Идея посева вики с пшеницей оказалась неудачной, потому что разделить их потом оказалось очень трудно. Основная масса разделилась, а мелкая вика осталась в пшенице. И это создало нам проблему: мы целый месяц занимались очисткой на току. В конце концов только фотосепаратор и помог. Теперь, если спрашивают, я никому не советую сеять пшеницу с викой…

– На какие цели сеете суданку?

– Мы ее сеем на сено и семена. В засушливый год суданка всегда дает урожай сена. К примеру, можно дать ей немного отрасти и затем накрыть глифосатом. В итоге получается занятый пар. Можно посеять суданскую траву и сделать один укос или два в зависимости от потребности в кормах, а потом уже использовать как занятый пар. Весной поле будет чистое, без сорняков. И можно вести сразу прямой посев.

– Знаю, что в вашем хозяйстве каждый год закладываются полевые опыты по изучению различных сортов пшеницы. Какие из них тестируете в этом году?

– На поле в 520 га сейчас мы изучаем пять новых сортов: Боевчанка, Алабуга, Уралосибирская, Челяба 75 и Экада 109. Сорт Любава 5 на этом поле идет как основной фон, внутри которого посеяны указанные сорта на 60–70 га. В прошлом году мы сеяли сорта Любава и Степная волна, но они в условиях нашего хозяйства не показали ожидаемой продуктивности. Любава показала себя хуже, чем Любава 5, и по качеству, и по урожайности. А о сорте Степная волна говорили, что у него высокий показатель клейковины, но мы этого не увидели.

Об удобрениях и механической обработке

– Как удобряете ваши поля?

– В нашем хозяйстве смешанная система растениеводства. Мы развиваем два направления одновременно – биологизацию и минерализацию. И не противопоставляем одно другому. Да это и невозможно сделать в реальной практике. В умеренных пределах одно другому не мешает. Мы не нарушаем структуру почвы, не работаем отвальным плугом, не разрушаем верхний почвенный горизонт. Мы стремимся восстановить структуру почвы в таком виде, в каком она изначально была создана природой. Растительные остатки и корневая система растений должны оставаться в почве, в нетронутом виде. А чередование культур с разными типами корневой системы – мочковатой и стержневой – в процессе плодосмена не дает почве переуплотняться. Растительные остатки, которые мы сохраняем на поверхности почвы, создают мульчирующий слой и дают возможность биоте развиваться и создавать плодородие почвы. В самой почве жизненные процессы куда более активные, чем на ее поверхности. У почвы есть свой мир биоты, но ему надо создать условия, чтобы он мог хорошо развиваться естественным образом.

При этом мы применяем минеральные азотные удобрения. Они нужны микроорганизмам, которые живут в почве. У нас есть поля, где применение минеральных удобрений уже не обязательно, так как в течение десяти лет сформировался плодородный слой, имеется достаточное содержание азота и фосфора, а также микроэлементов. На некоторых наших полях агрономы обнаруживали дождевых червей, а они не будут жить в неблагополучных условиях, если постоянно нарушается структура почвы, а температура ее поверхности высокая… Если дождевой червь появился, то это показатель того, что почва здоровая и с ней все в порядке.

– Вообще, какое-то механическое рыхление почвы проводите?

– В первую очередь это щелевание почвы под будущий посев бобовых культур. Но мы делаем это, исходя из реальной ситуации. По почве видно, чего ей не хватает, как она себя чувствует, переуплотнена или имеет оптимальную плотность и структуру. Когда по одним и тем же полям ходишь уже 20 лет подряд, то знаешь каждый участок и понимаешь, если с почвой что-то не так. Прежде всего ей надо помочь накопить верхний слой мульчи.

Николай Латышев

(Полную версию статьи читайте в журнале «Аграрный сектор» в №4 (38) за декабрь 2018 г.)

 

 

 

 

Заявки на подписку принимаются по тел.: 8 (7172) 23-84-36, +7 701 342 3046.

Подписку можно оформить в редакции и на сайте журнала www.agrosektor.kz, в разделе "Подписка".

Российским читателям обращаться по подписке в представительство в г. Кургане.

Менеджер по России и странам Восточной Европы - Наталья Махнина: тел. моб. 89125794282, e-mail: agrokurgan@yandex.ru

 

 



Автор: Николай Латышев

Просмотров: 438

На печать: На печать

Опубликован: 06.04.2019 | 17:28

Метки:

Категории Аграрные технологии

Kupit knigi
Петкус
Bonfanty
dekan
КазАгро 2019
Zerno 2020

Поиск по новостям



Поиск по тэгам