Фон сайта

Валерий Кирюшин: «Шортанды – моя профессиональная родина»

Валерий Кирюшин: «Шортанды – моя профессиональная родина»

«Аграрный сектор» №2(48) за июнь – июль 2021

 В этом году доктору биологических наук, профессору, академику Российской академии наук Валерию Кирюшину исполнилось 80 лет.


Становление ученого происходило в знаменитом ВНИИЗХ (ныне НПЦ зернового хозяйства им. А. И. Бараева). «Шортанды — моя профессиональная родина», — любит говорить Валерий Иванович. Он руководил во ВНИИЗХ сначала лабораторией, затем отделом почвоведения (1964–1980 гг.) и являлся одним из ближайших сподвижников А. И. Бараева в разработке и дальнейшем продвижении почвозащитной системы земледелия. На основе масштабных исследований и большого количества полевых экспериментов в различных зонах Казахстана В. И. Кирюшиным были созданы агромелиоративная группировка солонцовых почв, технологии мелиорации, шкалы солонцеустойчивости и солеустойчивости сельскохозяйственных культур. На базе этих исследований разработаны дифференцированные системы земледелия на солонцовых почвах Северного Казахстана и Западной Сибири.

В лаборатории отдела почвоведения ВНИИЗХ

Он разработал теорию происхождения малонатриевых солонцов Северного Казахстана и систему земледелия на солонцовых почвах.

После работы во ВНИИЗХ Валерий Кирюшин был назначен директором Сибирского НИИ земледелия и химизации сельского хозяйства, где активно занимался внедрением зональных систем земледелия и начинал разрабатывать адаптивно-ландшафтные системы земледелия.

В дальнейшем судьба ученого была связана с работой в знаменитой Тимирязевской сельскохозяйственной академии, где он заведовал кафедрой почвоведения с 1991 по 2015 год.В настоящее время Валерий Иванович работает в Почвенном институте имени В. В. Докучаева. В статье, посвященной юбилею В. И. Кирюшина, директор данного института, доктор биологических наук А. Л. Иванов (тоже выходец из казахстанской школы почвоведения), написал: «Поднимая архивы истории развития почвоведения на просторах Советского Союза, отмечая влияние, которое оказало российское генетическое почвоведение на создание крупных научных школ в бывших союзных республиках, поражаешься феномену казахстанской школы, уникальной, самобытной, самодостаточной. Яркими представителями ее были В. М. Боровский, А. И. Бараев, У. У. Успанов и, конечно, В. И. Кирюшин».

Слева направо: президент ВАСХНИЛ А. А. Никонов, председатель СО ВАСХНИЛ П. Л. Гончаров, заместитель председателя СО ВАСХНИЛ Н. В. Краснощеков, директор СибНИИЗХим В. И. Кирюшин

У академика В. И. Кирюшина большой багаж научных и научно-популярных трудов — он опубликовал более 390 научных работ, в том числе 20 монографий в области адаптивно-ландшафтного земледелия и почвоведения.

Большой вклад ученый внес в разработку агроэкологической оценки земель, создав целое направление в аграрной науке. Он разработал агроэкологическую типологию земель и создал систему их агроэкологической оценки. Является автором теории адаптивно-ландшафтного земледелия и методологии проектирования наукоемких аграрных технологий.

Слева направо: В. И. Кирюшин, президент общества почвоведов СССР академик В. А. Ковда, директор Института почвоведения АН КазССР В. М. Боровский, академик А. И. Бараев

Мы записали с Валерием Кирюшиным небольшое интервью, в котором обсудили актуальные вопросы современного земледелия и почвоведения. К слову сказать, Валерий Иванович неоднократно публиковал в нашем журнале актуальные статьи по различным вопросам земледелия и почвоведения, делился воспоминаниями об академике А. И. Бараеве, активно поддерживал нас в развитии аграрных тем. И что еще очень важно, он всегда на связи, ему можно позвонить в любое время и проконсультироваться по тому или иному вопросу аграрной повестки дня. Он всегда переживает за судьбу аграрной науки, как российской, так и казахстанской, и старается помочь молодым ученым в приобретении качественных знаний. Приглашает казахстанских студентов обучаться в ведущих аграрных центрах России, чтобы, вернувшись на родину, они могли применять эти знания с пользой для страны.

– Валерий Иванович, поздравляя Вас с юбилеем и выражая наилучшие пожелания в дальнейшей творческой деятельности, не могу не спросить, какими вопросами почвоведения занимаетесь в настоящее время? Какие научные задачи решаете?

– В настоящее время я занимаюсь почвенно-агрономическим обоснованием проектирования сельскохозяйственных ландшафтов в развитии методологии адаптивно-ландшафтного земледелия. Выпущен учебник «Экологические основы проектирования сельскохозяйственных ландшафтов» (СПб.: ООО «Кадро», 2018. – 568 с. Автор – В. И. Кирюшин. Книгу можно заказать в издательстве. — Прим. ред.).

– Вы в советское время активно общались с известным на весь СССР земледельцем Терентием Мальцевым, который жил и работал в Курганской области. Как бы вы оценили его вклад в развитие аграрного производства и науки. Вопрос возникает еще и потому, что сегодня у идей Мальцева есть как сторонники, так и противники.

Т.С. Мальцев — один из пионеров минимизации обработки почвы, проложивших дорогу этому направлению, основанному И. Е. Овсинским. Это был советский маяк агрономии, легендарный агроном. Важнейшее достижение Т. С. Мальцева — методология преодоления нарастающей при минимизации обработки почвы засоренности посевов путем оптимизации доли чистого пара и оптимально поздних сроков посева. Он достигал значительных результатов без применения удобрений и пестицидов благодаря высокому плодородию выщелоченных высокогумусных черноземов и ювелирной культуре земледелия, которую поддерживали крестьяне-старообрядцы. Однако, приезжая в колхоз «Заветы Ленина», я наблюдал поля, обработанные гербицидами. На мой вопрос он лукаво отвечал, что это самоуправство агронома, который будет наказан. Отказываясь от минеральных удобрений и пестицидов, Терентий Семенович считал, что сама безотвальная минимальная система обработки почвы обусловливает благоприятное питание растений. Он предлагал принять закон возрастающего плодородия почвы, которое создают однолетние растения, обогащая ее органическим веществом. От дискуссий он уходил….

Что касается влияния минимизации обработки почвы на режим органического вещества, то нашими исследованиями совместно с И. Н. Лебедевой, проведенными в тридцатилетних опытах Т. С. Мальцева, была установлена разница в содержании гумуса в пахотном слое выщелоченного чернозема между безотвальной и традиционной системами обработки почвы 0,45% в пользу безотвальной минимальной. Впоследствии нами было показано заметное превышение (0,3%) содержания гумуса при плоскорезной обработке в сравнении с отвальной в опытах ВНИИЗХ (за 17 лет). Эти и дальнейшие исследования показали, что минимизация обработки почвы сдерживает процесс минерализации органического вещества и азота, в результате чего возникает необходимость применения азотных удобрений.

Глубокое и разностороннее развитие проблема минимизации обработки почвы получила в трудах академика А. И. Бараева и возглавляемого им коллектива ВНИИЗХ в процессе разработки почвозащитной системы земледелия. При ее создании был использован мировой опыт земледелия и элементы мальцевской системы. Между тем фигура Т. С. Мальцева была настолько мифизирована, что его участие в разработке почвозащитной системы земледелия нередко декларировалось как приоритетное. Соответственно, золотая медаль Академии сельскохозяйственных наук за «выдающиеся работы в области почвозащитного земледелия» была учреждена в честь Т. С. Мальцева, а не истинного его создателя – академика А. И. Бараева.

История со временем расставляет свои акценты. Сегодня в мировой литературе первопроходцем минимизации обработки почвы признан И. Е. Овсинский, полнее и глубже осмысливается научный и гражданский подвиг А. И. Бараева.

– Сейчас очень много дискуссий по поводу влияния нулевой технологии в земледелии на содержание органического вещества. Некоторые сторонники No-Till утверждают, что за 10 лет использования этой технологии дополнительно можно накопить в почве до 4–5% органического вещества. С другой стороны, звучат мнения, что в паровых полях разрушение гумуса идет катастрофическими темпами. Что можете сказать по этому поводу?

За полувековой период изучения минимизации обработки почвы и прямого посева после 1970-х годов были получены первые данные о снижении потерь гумуса при мальцевской и плоскорезной системах обработки почвы по сравнению с отвальной. Эти потери находились в пределах 0,3–0,4%. И подобных данных появилось достаточно много. Они были получены в многолетних полевых опытах по изучению прямого посева. В большинстве случаев разница с традиционной системой не превышала 0,5%. Сильно варьируют показатели потерь гумуса в черноземах при длительном использовании в пашне, достигая 30–40% и более. Достоверность таких данных чаще всего невелика. Согласно нашим исследованиям, потери гумуса в плакорных черноземах Северного Казахстана составляют 15–20% в пахотном слое, а в эродированных могут быть значительно больше. Определяющим фактором гумусового режима является поступление в почву растительных остатков.

В пашне, по сравнению с целинной степью, их количество в метровом слое почвы под однолетними культурами сокращается в три раза и более. Между системами обработки почвы разница по растительным остаткам сравнительно невелика. Существенные потери гумуса происходят в пару. В них растительные остатки в почву не поступают, а минерализация гумуса в 1,5–2 раза интенсивнее, чем в зерновых полях. Абсолютные потери гумуса черноземов в пару достигают 1,5–2 тонны с гектара в год, в то время как под зерновыми культурами — 0,2–0,4 т/га. Это реальные экспериментальные данные, которые следует отличать от всевозможных мифов.

Восстановление содержания гумуса черноземов до исходного потребовало бы такого поступления растительных остатков, как на целине, и, стало быть, нереально. Задача в том, чтобы обеспечить режим лабильного органического вещества для поддержания оптимального структурного состояния черноземов и бездефицитного режима углерода. Это достигается освоением адаптивно-ландшафтных систем земледелия.

– Каковы, на ваш взгляд, перспективы прямого посева в земледелии?

Несмотря на определенный прогресс в развитии минимизации обработки почвы, в том числе прямого посева, проблема находится в состоянии некоторой лихорадки. Она в значительной мере поляризована. На одном полюсе — аксиомы, иногда мифы, на другом — безапелляционное отрицание прямого посева вообще.

Это происходит на фоне спонтанной минимизации. В производстве господствует минимальная обработка, которая выполняется различными дисковыми орудиями. Это привело к разрушению почвозащитной системы обработки в большинстве районов, где она была освоена, к возникновению пыльных бурь. Кроме того, дисковые обработки способствуют повышению засоренности полей. За этим следует усиление применения гербицидов, которыми компенсируют издержки агротехники.

Доля прямого посева на практике невелика, и он часто выполняется весьма несовершенными средствами. Сравнительно невелик и научно-инновационный опыт прямого посева. Сегодня научно обоснованное освоение прямого посева наиболее эффективно осуществляется по проектам адаптивно-ландшафтного земледелия на почвах, пригодных по условиям плотности и структурного состояния. Это в первую очередь черноземные почвы на лессах и других благоприятных почвообразующих породах.

В научном плане наиболее существенным недостатком изучения прямого посева является обособленность его разработки от систем адаптивно-ландшафтного земледелия. Более того, предлагаются трактовки системы прямого посева как особой системы земледелия. Между тем система обработки почвы всегда рассматривалась как составная часть систем земледелия.

Это относится и к минимизации почвообработки. В широких производственных масштабах она реализовалась в виде плоскорезной обработки почвы в системе почвозащитного земледелия Бараева. Она послужила импульсом к формированию зональных, а затем и адаптивно-ландшафтных систем земледелия. С их разработкой начался новый этап исследований по минимизации обработки почвы уже с переходом на периодический или систематический прямой посев.

На основе изучения взаимодействия элементов земледелия и средств его интенсификации в многолетних полевых опытах появились модели земледелия для различных агроэкологических групп земель — плакорных, эрозионных, полугидроморфных и т. д. В пределах агроэкологических групп для различных типов земель разрабатываются севообороты, для видов земель — агротехнологии, включающие системы обработки почв. По каждому виду земель определяются возможности и ограничения минимизации обработки почвы.

Адаптивно-ландшафтные системы земледелия получили широкую апробацию во многих регионах, особенно в Белгородской области России. Однако масштабное их освоение сдерживается недостаточно активной организацией этих работ.

В целом, в отличие от первого этапа минимизации обработки почвы, пришедшегося на вторую половину двадцатого века, современный период отличается худшей организацией научного обеспечения земледелия, слабой координацией исследований, а в последние годы ее отсутствием. Оказался забытым блестящий опыт А. И. Бараева по научному руководству проблемой почвозащитного земледелия.

Ключевым вопросом нового этапа минимизации обработки почвы является установление влияния мульчи и лабильного органического вещества на структурное состояние почвы и водный режим.

Особое значение мульчи заключается в сокращении испарения влаги с поверхности почвы, чему способствует также снижение температуры почвы. Этот эффект требует первоочередного исследования и количественной оценки. Таких данных, кроме американских, очень мало. Следует учитывать также сохранение под мульчей конденсированной влаги.

Преимущество или проигрыш прямого посева зависит от соотношения между глубиной проникновения влаги в почву и испарением. На рыхлых и влагоемких почвах можно ожидать преимущества прямого посева перед глубокой обработкой, особенно при засухе и повышенных температурах в период от всходов до интенсивного кущения.

На уплотненных почвах вода, не проникая глубоко, аккумулируется в верхних горизонтах и быстрее испаряется, несмотря на сдерживающий эффект мульчирования, и прямой посев проигрывает. На эродированных почвах склонов это явление усиливается. Стало быть, задача заключается в том, чтобы уменьшить уплотнение почвы. Здесь должны быть проведены исследования по трем направлениям:

1) оценка снижения уплотняющего влияния на почву движителей сельскохозяйственных машин при прямом посеве;

2) окультуривание почв мелиоративными мероприятиями, внесением органических удобрений, сидерацией;

3) оценка биологического саморыхления почвы при прямом посеве в соответствии с гипотезой И. Е. Овсинского. Потребуется более активное, чем было до сих пор, участие почвоведов и микробиологов в этих исследованиях.

Остается проблемой преодоление засоренности посевов и болезней, возрастающих при прямом посеве. Эта проблема маскируется мифом о санитарном благополучии, нарастающем спустя 4, 5, 6 лет прямого посева. По-прежнему актуален вопрос влияния пестицидной нагрузки на биогенность и биологическую активность почв. Далеко не разработанной остается проблема удобрения сельскохозяйственных культур при прямом посеве, в особенности размещение фосфорных и калийных удобрений. Здесь определенную перспективу представляет внесение их жидких форм на глубину 12–15 см и более узкими сошниками, а также совершенствование припосевного удобрения.

Несколько слов по поводу использования зарубежного опыта прямого посева. Большая часть используемой литературы относится к рекламной. В ней никогда не указывается название почвы и другие агроэкологические условия. Между тем в американских странах, особенно в Аргентине, прямой посев практикуется преимущественно на луговых и лугово-черноземных почвах с хорошей структурой и слабым уплотнением. Этим прежде всего и определяется успех прямого посева в Аргентине, Бразилии, США, Канаде.

У нас пахотные земли чрезвычайно многообразны. Им должны соответствовать различные комбинации обработки почвы в разных системах земледелия. Стало быть, задачей науки является оптимизация систем обработки почвы в адаптивно-ландшафтных системах земледелия. Что касается установки на систематический прямой посев (No-Till), то как вариант он занимает определенное место, но его не следует фетишизировать.

Во время посещения НПЦ зернового хозяйства им. А. И. Бараева, 2017 г.

– Сейчас часто можно слышать термин «здоровье почвы». Что вы под ним понимаете и как относитесь к этому направлению?

– Биологическая активность почвы в последнее время снижается, повышен ее инфекционный фон. Пестицидов, к сожалению, применяется гораздо больше, чем удобрений. Хотя должно быть наоборот: растения должны быть прежде всего накормлены, тогда они лучше противостоят болезням, вредителям и сорнякам. А у нас пестициды превратили в средство борьбы с разными агрономическими ошибками. И такие явления происходят очень часто.

Наряду с термином «почвоутомление», которому так до конца и не дано научного объяснения, появился термин «выпаханность» почв. В последние годы стал часто использоваться термин «здоровье почвы», но не определены факторы, управляющие биологическим состоянием почвы и не установлены биологические параметры, которые являются оптимальными для той или иной почвы. Вместо того чтобы проводить нормальные исследования биологии почв и показывать, когда, как и чем регулировать почвенные процессы, применяются названия и метафоры «здоровье почвы» и т. д.

Есть такое понятие, как супрессивность почвы, то есть способность почвы ограничивать выживаемость и паразитическую активность почвенных фитопатогенов и других вредных организмов. Так вот, надо разрабатывать и показывать, какие микроорганизмы в почве способны сопротивляться действию патогенов.

ОТ РЕДАКЦИИ

Академик В. И. Кирюшин в этом небольшом интервью обозначил свое видение ключевых проблем земледелия и почвоведения, а также наметил направления, развивая которые можно эти проблемы решить. Очевидно, молодым ученым, вступающим в научную жизнь, эти идеи будут полезны при определении своего пути в науку. А этот путь у каждого свой.

Николай Латышев

 

 

 

 

Свежий номер журнала можно приобрести в редакции по адресу: г. Нур-Султан, ул. Бейбитшилик, 18, офис 201, тел. раб. +7-7172-23-84-36, сот. 8-701-342-3046, а также на сельскохозяйственных выставках, о которых мы сообщим дополнительно.

В Костанае журнал реализуется в киосках газеты «Твой шанс».

Заявки на подписку принимаются по тел.  +7-7172-23-84-36, сот. 8-701-342-3046.

Подписку можно оформить в редакции и на сайте журнала www.agrosektor.kz, в разделе «Подписка».

Российским читателям обращаться по подписке в представительство в г. Краснодаре к менеджеру по России и странам Восточной Европы Наталье Махниной. Тел. моб. 8-905-404-25-28, e-mail: agrokurgan@yandex.ru.

 

 

 

Kazseed
Agritek

Еще новости

Все новости
Данный сайт использует файлы cookie для правильного функционирования и сбора анонимной статистики о пользователях с помощью службы Google Analytics и Яндекс.Метрика для повышения удобства использования нашего веб-сайта. Если вы не согласны с тем, чтобы мы использовали данный тип файлов, то вы должны соответствующим образом установить настройки вашего браузера или не использовать сайт.