Важные темы агропрома

Николай ЛАТЫШЕВБЛОГ РЕДАКТОРА
ЗРИ В КОРЕНЬ!

непричесанные мысли о сельском хозяйстве

KazOil
YgAgro 2018
Chelyabinsk
Chel Traktor
Вы здесь: Главная » Аграрная аналитика » Там, за Курганами…

Там, за Курганами…

Нам всегда интересно знать, как сегодня живут и работают в аграрной отрасли подписчики нашего издания, какие инновации они внедряют в своих хозяйствах. В августе мы побывали в Курганской области России.

 НАША СПРАВКА

Курганская область по площади занимает 46-е место в России. Расстояние с запада на восток составляет 430 км, с севера на юг –290 км. Здесь проживает, согласно переписи 2017 года, 854 тыс. человек. Область была образована в феврале 1943 года. В ее состав вошли 32 района восточной части Челябинской области и 4 района Омской области. На селе проживает около 38% населения. В АПК области работает 229 сельскохозяйственных предприятий, 270 производителей пищевых продуктов, 1186 крестьянских (фермерских) хозяйств и 178 тысяч – личных подсобных.
Область специализируется на производстве зерновых культур, ,  и молока.

Земли сельхозназначения занимают площадь 4,5 млн. га, в том числе 2,3 млн. га пашни, 510 тыс. га сенокосов, 745 тыс. га пастбищ, 456 тыс. га залежей. При этом 65% пахотных угодий составляют черноземы. Продукция растениеводства занимает более 60% общего объема производства сельхозпродукции. В структуре посевных площадей около 80% – зерновые культуры. Также здесь выращивают картофель, овощи, масличные, кормовые и другие культуры.

По итогам 2016 года, в хозяйствах всех категорий было собрано 1,8 млн. тонн зерна (в весе после доработки), 337 тыс. тонн картофеля, 180 тыс. тонн  овощей. По общему объему производства зерна Курганская область входит в первую двадцатку регионов России.
Согласно информации, размещенной на сайте Правительства области, удельный вес посевов элитными семенами в 2016 году составил 8,2% от общей площади зерновых и зернобобовых культур. При этом ежегодно более 5 тыс. тонн элитных семян реализуется за пределы региона, в том числе и в ближнее зарубежье.

Животноводство представлено скотоводством мясомолочного направления, птицеводством и свиноводством. На 1 января  2017 года в хозяйствах всех категорий содержалось 129 тыс. голов крупного рогатого скота –, в том числе 56 тыс. голов коров, 97 тыс. – свиней, 137 тыс. –овец и коз, 16 тыс. –лошадей, 1,6 млн. – птицы.
В 2016 году самообеспеченность области молоком составила 94%, мясом – 77%, яйцом – 46%.
В последние годы в области развивается относительно новое направление – мясное скотоводство. Поголовье мясного КРС выросло за три года на 34% и составило 13,9 тыс. голов на начало 2017 года.

Общая площадь ярового сева в нынешнем году составила 1,3 млн. га.

У фермера Еланцева

Поездка в Курганскую область началась с посещения фермерского хозяйства Ивана Еланцева, расположенного в Куртамышском районе, которыйнаходится на юге области и граничит с Костанайской областью Казахстана. Этот год в области выдался относительно благоприятным по погодным условиям. Осадков выпало достаточно, а кое-где и больше нормы. Хлеба стояли отличные. Во время нашей поездки, в середине августа, дожди прекратились, и нам очень повезло, что погода позволила беспрепятственно передвигаться по полям и встречаться с фермерами. Будь дождь, до полей мы точно не добрались бы. Но радость крестьян от зреющего большого урожая была сдержанная. Цены на зерно стремились вниз и многие крестьяне высказывали обеспокоенность: не оказаться бы в убытках от большого урожая…

К Ивану Еланцеву мы добирались по уже подсыхающей дороге.  Накануне прошел большой ливень, и не было уверенности, что мы сможем доехать до хозяйства. Но ветер и солнце сделали свое дело, и путь к полям нам был открыт.

Отличительной особенностью агротехники данного фермерского хозяйства  считается сочетание нулевой технологии с применением бактериальных препаратов. Здесь нужно сделать одно пояснение. Идеологом внедрения бактериальных препаратов в хозяйствах  Курганской области является агроном Николай Кунцевич. Многие фермеры, с кем нам позже пришлось встречаться, говорили о нем с большим почтением. Слово Кунцевича везде ценится очень высоко. Несмотря на то что он вышел на пенсию, сидеть сложа руки Николай Аркадьевич не собирался.  Местом внедрения его наработок  как раз и стало хозяйство фермера Ивана Еланцева. Кстати, казахстанские фермеры, прослышав, что мы едем в Курганскую область, советовали поехать вначале к Еланцеву, зная, что с ним сейчас сотрудничает Кунцевич.Потому первые вопросы мы, конечно,  адресовали Николаю Аркадьевичу.

Как рассказал агроном, в текущем году с мая по середину августа выпало 300 мм осадков при годовой норме 320-350 мм. В хозяйстве сеют пшеницу, а также рапс (по пару) и лен. При этом сеют рапс сорта Вера, считая его лучше гибридного. Интересно, что семена поставляет частный селекционер из Новосибирской области. В хозяйстве сортом довольны. Да и цена на него куда  ниже, чем на гибриды.

Для работы с биопрепаратами в хозяйстве построили разгонный цех. При этом в агротехнике не впадают  в крайности, используя и химические, и биопрепараты – семена сельхозкультур обязательно протравливаются и обрабатываются бактериальными растворами.

Против сорняков каким образом вы применяете гербициды?спрашиваю у Николая Аркадьевича.

– Вначале мы поля обрабатываем против просовидных сорняков, а затем против широколистных. В наших условиях такой способ химпрополки дает лучший результат.

– У вас какой-то особенный рапс? Не видно никаких признаков болезней, хотя в этом году многие посевы повреждались болезнями и вредителями.  Он  что, совсем не болел?

Потому и не болел, что мы его обрабатывали биопрепаратами. Да еще и лечили. Вот смотрите: посевы, которые испытали на себе последействие метсульфурона,  здесь в прошлые годы была проведена обработка против зимующих сорняков. На этих участках поля мы и увидели выпады растений и сильное их угнетение.

– В структуре севооборота какие есть культуры?

Сеем тысячу гектаров пшеницы, более 300 га – подсолнечника, 300 га – ячменя, 150 га – льна масличного, 70 га – рапса. Сеем также гречиху. В этом году на пробу посеяли еще 10 га чечевицы и сейчас отрабатываем ее технологию. Около 20% у нас отведено под химический пар. Вот здесь вы видите пшеницу, которую мы посеяли 20 мая, – продолжал нам показывать поля Николай Кунцевич. – Смотрите: листья все еще зеленоватые, несмотря на то, что идет массовое созревание хлебов. Здесь нет ни стеблевой, никакой другой ржавчины. На поле отработали смесью фунгицидов и биопрепаратов. В итоге получается, что мы вначале биопрепаратами обрабатывали семена, а затем в период колошения добавляли их к фунгицидам при обработке пшеницы.

Осенью здесь, на подпарках, был толстый слой соломы . Но если вы сейчас зайдете в посев, то соломы не увидите. Хотя здесь нулевая обработка, – продолжал нам показывать поля Николай Кунцевич.

Здесь точно нулевая технология?не поверил я.

На этом поле в  2016 году по пару мы получили 30 ц/га зерна. Соломы было много. Но, как видите, сейчас ее совсем нет – ее «съели», разложили до простейших элементов бактерии. Весной, в начале мая, на это поле по стерне были одновременно внесены шесть препаратов: триходерма, азотобактер,  фосфоробактер, боверия, метаризия, бациллюс субтилис. В итоге от соломы к середине лета ничего не осталось. При обработке гербицидами парового поля мы тоже добавляли эти препараты. И вот теперь вид у пшеницы здоровый и нет никаких признаков повреждений от болезней или нехватки каких-то питательных веществ.

 Вы здесь применяли какие-то подкормки?

– Да, мы сделали две подкормки. Первый раз пшеницу в фазу кущения обработали гербицидами и подкормили мочевиной (5 кг на 1 га), добавили сульфат цинка, сульфат меди, сульфат марганца, сульфат серебра. В общем дали четыре сульфата за один проход. Но на это поле обрушился град, и листья пшеницы прибило. Стал развиваться септориоз. Мы снова подкормили культуру и добавили йод. В итоге септориоз сняли. Второй раз работали бактериальными препаратами по флаг-листу в колошение и одновременно сделали подкормку. Также на некоторых полях вносили ортофосфорную кислоту. Обработки проводили опрыскивателями. Вот это поле сеяли 27 мая, но были поля, которые посеяли и  первого, и четвертого, и шестого июня.

Насколько дорого обходятся обработки препаратами?

– Достаточно недорого. Сульфаты стоят копейки. Литр ортофосфорной кислоты стоит 79 рублей, а мы используем всего 100 мл на гектар (стоимость около 8 рублей на гектар). Если посчитать, во сколько обойдется применение всех этих сульфатов и ортофосфорной кислоты,  в итоге выходит порядка ста рублей на гектар. Мы еще и борную кислоту иногда даем. Как видите, набор большой. А вот удобрений применяем мало. Когда мы вносим биопрепараты, то запускаем механизм разложения соломы. Триходерма разлагает солому на сахара, а сахарами пользуются азотобактер и фосфоробактер. И чем теплее и влажнее на поле, тем оно зеленее становится. И азот не вымывается, так как биологически закрепляется. В итоге наши затраты окупаются в пять раз.

А если бы вы эти препараты не применяли, можно предположить, какова была бы урожайность?

– Мы бы получили здесь 10-12 ц/га. Однако сейчас, вы же видите, на поле хлеб стоит как минимум на 30 центнеров с гектара. Вся эта технология была нами разработана здесь, в Курганской области. В прошлом году посевы пшеницы сильно поражались ржавчиной, мы не успевали их второй раз обрабатывать фунгицидами. Ушла масса денег на покупку средств защиты растений. А в этом году один раз обработали йодом против ржавчины и забыли про нее – больше ржавчина не появлялась,  ни бурая, ни стеблевая. Рад, что у меня есть такой фермер-единомышленник, как Иван Еланцев,  ему все это интересно, и он все воспринимает должным образом.

В Курганской области другие фермеры применяют вашу технологию?

– По ней работает ООО «Муза» и ряд фермерских хозяйств. К примеру, «Муза» только от того, что добавила бактериальные препараты и перешла на нашу систему, сразу подняла урожайность на 5 ц/га. Какой эффект дают бактериальные препараты, я увидел, познакомившись с опытами ученого Владимира Котлярова. Но при этом сделал вывод, что биопрепараты должны работать совместно с химией. Иначе большого эффекта не будет.

Ваши поля повреждаются бактериозами?

– У нас нет бактериозов. Мы специально проверяли наши семена. А вот на семенах из целого ряда других хозяйств бактериозы обнаруживаются  очень часто. Мы дважды поля против бактериозов обрабатываем, а многие этого не делают.

Ваша система сколько времени уже работает?

– Второй год. Мы и сейчас ее продолжаем отрабатывать. Она идет в системе нулевой технологии.

Какие рабочие органы на ваших сеялках?

– Мы используем долото. Расстояние междурядий у нас 27 и 23 см. Сеем 2,5 млн. всхожих семян. Это для нашего региона согласно традиционным подходам считается мало. Но посмотрите, какая густота стеблестоя! Для лучшей устойчивости мы спарили две сеяли СЗС-2.1, приварив балку. В итоге они становятся более устойчивыми в работе и сеют ровнее.

Насколько богаты органикой ваши почвы?

– Они содержат гумуса порядка 2-4%, реакция рН слабокислая, около 6. Мехсостав – средний суглинок, но есть и тяжелосуглинистые, и легкие суглинки.

В ваших условиях можно ли обойтись без паров?

– В 2013 году паров мы не оставили, а потом об этом пожалели. У нас пар химический, и он необходим.

Бактериальные растворы где готовите?

– Прямо в поле.

Чаще всего какой вид уборки применяете?

– Чаще убираем напрямую. Конечно, лучше было бы убирать раздельно, но дожди не дают этого делать. Вот посмотрите: это поле химпара. А на нем нет соломы уже, одна труха. В июне мы внесли бактериальные препараты. Правда, перед ними сначала внесли химию. На этот раз два внесения мы сделали раздельно, так как было прохладно и для бактерий нужна была более прогретая почва. Обычно же мы бактериальные препараты вносим вместе с химией.

Они не конфликтуют между собой?

– Нет. Мы после опрыскивания сразу заделываем препараты в почву.

Вижу, у вас немало полей с полеглой пшеницей? Как будете решать эту проблему? – задаю вопрос Ивану Еланцеву.

 – У нас есть стеблеподъемники. Напрямую будем убирать. Пока нет у нас хорошей жатки на свал косить. Все в деньги упирается. Заработаем – купим. Вот хороший пример, – обращает внимание Николай Кунцевич, –слева поле нашей пшеницы, справа – соседа. Но разница между ними огромная. Хотя все посеяно в один срок, один и тот же сорт. На соседнем поле пшеница болела вначале септориозом, затем поразилась ржавчиной. В итоге урожай резко снизился. Но сосед сеял нормой 200 кг/га, а мы – 100 кг. Два поля – две разницы.

– Из-за чего мы поля пахать-то перестали? – задается вопросом Иван Еланцев. И сам же на него отвечает: –У нас такие овраги разрослись! И постоянно механические пары, когда ливни идут, размывает. Эрозия сильная проявляется.

По затратам что выгоднее: механический или химический пар?спрашиваю у фермеров.

Конечно, затраты и там и там есть. Но глифосата мы применяем немного – от 1,2 до 1,5 л/га. Да и для химпаров не надо столько железа держать – тракторов, орудий и так далее, – отвечает Николай Кунцевич. – К тому же опрыскиватель производительнее работает:  в день можно 300-400 га сделать. А механикой столько работы не сделаешь за день. Хорошо, если еще лето нежаркое, а когда температура под 40? Отлично, если в кабине есть кондиционер у механизатора. А железо-то изнашивается, не выдерживает. То двигатель заклинит, то еще какая поломка, а это все немалые деньги. Но и нулевая технология непростая, как кажется на первый взгляд. С ней надо работать. Я в 80-х  ее отработал. И не знал, что в мире кто-то так же работает. Знаете, сколько мне нервов стоило отстаивать ее перед партийными работниками? Все пашут, а мы… нулевую технологию испытываем… Выводы можете делать сами.

Сегодня по нулевой технологии много хозяйств в области работает?

К примеру, та же «Муза», и на большой площади, агрохолдинг «Кургансемена».

У вас российская техника. Не хотите приобрести импортный комбайн? спрашиваю у главы хозяйства.

А для чего нам навороченную технику покупать, если мы на российской или белорусской ту же самую технологию можем соблюдать, но в разы дешевле? Посевной комплекс из пяти стерневых сеялок стоит 1 млн. 300 тыс. российских рублей, а импортный посевной комплекс 10 млн. Нам не нужны широкозахватные агрегаты: земли у нас мелкоконтурные, с частыми разворотами-поворотами, много лесных колков.

Мы подъехали к месту дислокации хозяйства, поблизости увидели сельхозтехнику. В складском помещении нам показали цех для разгонки. Никаких сверхособенностей: шесть емкостей для каждого бактериального препарата. Здесь же установлен тэн для подогрева воды, компрессор, мешалка… Вода подогревается до определенной температуры, в нее помещают сухие порошки, содержащие споры бактерий и нейодированную морскую соль. Перемешивание содержимого этих шести бочек производится непосредственно в поле перед внесением препаратов.

В процессе приготовления препаратов не появляются ли какие-либо чужеродные бактерии?

Мы же их пропариваем. Никакой инфекции нет. Когда идет опрыскивание стерни препаратами, за опрыскивателем сразу идет борона Двуреченского, которая заделывает препарат в поверхностный слой почвы. Одной заправки хватает на 20 га.

В какое время суток обрабатываете?

Желательно это делать вечером. Но если сразу заделывать, то большой разницы нет. Чем дождливее погода, тем лучше.

Как нам рассказал Иван Анатольевич, фермерское хозяйство расположено на части земель бывшего колхоза имени Ленина Куртамышского района, где в советское время трудились 143 человека. Сейчас в хозяйстве работают 11 человек. За время с начала перестройки всякое было. Трудно было удерживать хозяйство от разорения. Правдами и неправдами технику сохранял, чтобы не разбазарили.  И все это не прошло зря.

По словам жителей Куртамыша, сегодня немало местных работников подались «на севера» зарабатывать на жизнь, кто-то работает на лесозаготовках, а на селе их удержать сложно. Да и хозяйств экономически крепких, прямо скажем, здесь негусто. Каких-либо предприятий в бывшем райцентре  можно пересчитать по пальцам. Но жизнь идет своим чередом, и фермер Иван Еланцев, внедряя новые технологии, надеется на технологический прорыв.  Хочется верить, что он принесет ощутимый доход хозяйству.

Мы попрощались с Николаем Кунцевичем и Иваном Еланцевым и двинулись дальше, к центру области,  в сторону Кургана. Впереди нам предстояло встретиться еще с одним фермером Андреем Сусловым.

(Полную версию статьи читайте в №3(33) журнала «Аграрный сектор» за сентябрь 2017 г.)

Заявки на подписку принимаются по тел.: 8 (7172) 23-84-36, +7 701 342 3046.

Подписку можно оформить в редакции и на сайте журнала www.agrosektor.kz, в разделе "Подписка".

Российским читателям обращаться по подписке в представительство в г. Кургане.

Менеджер по России и странам Восточной Европы - Наталья Махнина: тел. моб. 89125794282, e-mail: agrokurgan@yandex.ru



Автор: Николай Латышев

Просмотров: 734

На печать: На печать

Опубликован: 14.01.2018 | 11:10

Метки: Россия, Курганская область, Куртамышский район, Иван Еланцев, агротехнологии.

Категории Аграрная аналитика

Kupit knigi
Петкус
Bonfanty
Agroshymkent
Kiev -AGRO_banner
AgroWorld2018
Агритек

Поиск по новостям