Важные темы агропрома

Николай ЛАТЫШЕВБЛОГ РЕДАКТОРА
ЗРИ В КОРЕНЬ!

непричесанные мысли о сельском хозяйстве

AgroWorld 2019
Agrocibir
Agritek
AgriShimkent
Agrofarm
Rapool
Вы здесь: Главная » Аграрная аналитика » Сортовая арабеска или «селекционная паперть»?

Сортовая арабеска или «селекционная паперть»?

Селекция комплексная и неординарная наука, со своими хитросплетениями, неповторимыми сочетаниями и неожиданными поворотами в достижении целей, с многолетней историей и порой неразрешимыми проблемами. Чем-то она напоминает замысловатые узоры арабески. Вот об этой науке, о селекции пшеницы в зерносеющем Казахстане, о реалиях сегодняшнего дня и о взглядах на светлое будущее мы и поговорили с нашим постоянным автором, селекционером Вадимом Ганеевым.

Вадим Анварович, начнем с традиционного вопроса. Какие сюрпризы преподнес вам сельскохозяйственный 2018 год?

– Аграриев трудно удивить очередными проблемами. Опять в нашей зоне практически не было снега. Глубокое промерзание почвы, затяжная весна, низкие температуры на глубине заделки семян. Как итог засеянные в ранние сроки поля взошли одновременно с более поздними, а после выпавших осадков окончание посевной сдвинулось на первую декаду июня. Это уже стало нормой, но в этом году поздние посевы подвели. И снова запал хлебов в начале августа нивелировал все плюсы июльского максимума осадков.  Овсюг, который мы, скорее всего, уже «отселектировали» за годы использования майских сроков сева, традиционно массово взошел после посевной. Четко проявилось преимущество удобренных полей, так как опять были проблемы с обеспеченностью почв азотом. Снова мы в Карабалыкском районе Костанайской области, как и в ряде других районов Северного Казахстана, наблюдали стеблевую ржавчину в конце вегетации на поздних сроках посева.  Ущерб от нее был незначительный, но как она поведет себя в новом году и развернется ли очередная эпифитотия, пока неизвестно. Ежегодная инфекционная нагрузка сохраняется, и время работает против самозащиты уже созданных устойчивых сортов, подготавливая очередной качественный скачок в популяции патогена. Из насекомых неожиданно сильно навредил хлебный пилильщик. Причем повсеместно, практически вне зависимости от предшественника и срока сева. На нашем селекционном участке, посеянном по пару, повреждение среднеспелого эталонного сорта Саратовская 29 достигало 25%. Удар по урожайности был весьма ощутимый. И с каждым годом происходит нарастание численности пилильщика (к слову сказать, этому вредителю наш журнал уже посвящал страницы в прошлом году, публикуя статью доктора с.-х. наук Г. Я. Стецова. Прим. ред.).

Что нового произошло в вашей селекционной фирме? Порадовали фермеров новыми сортами?

– Результаты года весьма серьезные. Переданы на госиспытание в Казахстане два новых сорта: Экада 247 и Любава 25. Оба среднеспелые, экологически пластичные, с высокой устойчивостью к поражению бурой и стеблевой ржавчиной. Любава 25 – продолжение селекционной работы с сортом Любава 5. Это его сортовой аналог интенсивного типа, а номер говорит о прошедшем юбилее фирмы «Фитон».

 

Эталонный колос сорта Экада 247

 

Новый сорт Любава 25

– Вы в прошлом году участвовали в Международной конференции в Кургане, на которой обсуждались вопросы семеноводства и проблемы, которые существуют в этой сфере. Чем был интересен для вас, как для селекционера, этот форум?

– Конференция оказалась актуальной и насыщенной информацией. У многих участников, в том числе и у руководителей такого крупного агрохолдинга, как «Кургансемена», есть понимание процессов, идущих сегодня в семеноводстве. К сожалению, не все они позитивные. Меня, как селекционера и руководителя частной фирмы, в первую очередь интересовали правовые аспекты защиты интеллектуальной собственности в семеноводстве. Очень красиво написано в соответствующих законах, где государство гарантирует охрану прав патентообладателей. А вот нормального механизма их реализации до сих пор нет. И чтобы выжить в существующих экономических условиях, вместо работы над новыми сортами селекционер вынужден сам заниматься сбором роялти. А ведь в Казахстане треть из этой суммы отчисляется в налоги. Почему государство оставило в стороне данную налогооблагаемую базу, упуская существенную доходную часть? Но если не работает существующий механизм лицензирования семеноводческой деятельности и сбора авторского вознаграждения, может быть, следует вернуться к погектарной оплате со всех посевов, как это было при Союзе, или пусть маржой поделятся те, кто торгует зерном как конечным продуктом.

Трансферты сортов и технологий, которые планируется осуществлять в Казахстане, должны также учитывать авторское право. А мы даже в UPOV не вступили (Международный союз по охране новых сортов растений. Прим. ред.). И как логичный вывод – к нам в страну пойдут не самые лучшие сорта и гибриды, а самые дорогие, так как роялти будут взыматься паушальным сбором (единовременное вознаграждение за право использования. Прим. ред.).

– Что можете сказать по поводу нововведений Минсельхоза в отрасли семеноводства?

– Настораживают почти ежегодные, ставшие уже перманентными реформации. Не хочу торопиться с выводами по тем решениям, которые пока не показали себя в практическом применении, но первые шаги у меня вызывают удивление. Несомненно, над этими реформами работала команда профессионалов, она просчитывала риски и моделировала весь процесс, учла плюсы и минусы предыдущих изменений, чтобы избежать хаоса от таких кардинальных новшеств в этой отрасли сельскохозяйственного производства.

Аграрии в первую очередь обращают внимание на государственную финансовую поддержку. Но я считаю, что в семеноводстве субсидирование, подобное тому, которое было и которое планируется, – бессмысленно. Оно только нарушает формирующийся рынок семян. Уж лучше государству не обозначать подобную заботу. Традиционный доллар на гектар с идеей обеспечения всех аграриев доступными семенами – не совсем серьезный подход. Есть другая, куда более существенная поддержка, которая во многом реализуется через налоговые льготы или инвестиционное субсидирование. Но рекомендуемые погектарные 6612 граммов бесплатных семян на гектар пока не поддаются логическому осмыслению. И целесообразна ли повсеместная раздача семян элиты? Не повторить бы печальный опыт Китая времен Большого скачка по выплавке чугуна в каждой деревне – быстро, много, но низкого качества.

– Почему вы считаете, что идея субсидирования приобретения элитных семян бессмысленна? Ведь в итоге фермер получает «здесь и сейчас» доступные элитные семена. И это лучше, чем если бы он их вообще не получил, как было раньше?

– Дело в том, что априори мелкие фермерские хозяйства не способны удержать чистосортность. Нет у них для этого ни технической базы, ни опыта работы с высокорепродукционными семенами. Возможно, помогли бы объединения фермеров для совместного выращивания семян, но их нет. К развертыванию семеноводства в любом хозяйстве нужно готовиться заранее. От очистки поля для семенного участка как минимум с начала прошлогодних полевых работ и до постройки тока и складских помещений. В противном случае выращенная небольшая партия семян первой репродукции уйдет на элеватор. У некоторых фермерских хозяйств такой объем семян, особенно новых сортов, уйдет только на зачистку комбайна перед уборкой. К тому же есть проблемы и с логистикой. Учитывая масштабы областей, вряд ли фермеры, работающие на небольших участках земли, за сотни километров зимой поедут забирать свою тонночку семян. Уж слишком дорогое удовольствие. И что выиграет крестьянин от такого количества элитных семян?

– Хорошо, это мелкие хозяйства. Но у крупных-то хозяйств есть материальная база для поддержания чистосортности...

– Раздавать семена бесплатно крупным производителям зерна тоже как-то нерационально. Вы считаете, что рентабельные агрохолдинги не в состоянии купить для своих семеноводческих подразделений хорошие семена по рыночной цене и их нужно в этом поддерживать? А может быть, эти средства направить на развитие элитсемхозов и производителей оригинальных семян, а то их как-то не заметили при распределении этих субсидий. Но наиболее сильно такая практика, конечно, ударит по семхозам, которые, скорее всего, не получат в достаточном количестве элитные семена и не произведут нужный объем последующих репродукций. Да и зачем они нужны, если каждый будет выращивать семена для себя из дарованной элиты.

Воплощение задуманных нововведений с начала календарного года, когда значительная часть семян востребованных сортов уже реализована и не попадает под такую раздачу, тоже не вызывает оптимизма у всех, кто претендует на получение своей доли бесплатного «пирога». Не секрет, что ежегодно не все выращенные семена высоких репродукций находят своего покупателя. Кажется, что один из плюсов предлагаемого нововведения – использование всей перепроизведенной продукции. Но, скорее всего, это будут семена устаревших сортов, которые давно должны были уйти в тираж. Искусственно поддерживать их семеноводство не имеет смысла. Зато передача элитных семян новых сортов сразу в производство, минуя семхозы, не позволит им занять достойные площади.

Хорошие семена новых сортов доступны всегда и всем. Для этого и работает целая семеноводческая отрасль. Вряд ли какой-то селекционер, создавая свой шедевр, не надеется на его признание лучшим и наиболее достойным для широкого использования в производстве. А это и есть главный фактор, сдерживающий рост цен на семена.

– Если брать вопрос шире, то какие процессы идут сегодня в отечественном семеноводстве?

– Сегодня целиком меняется парадигма системы семеноводства. И это необходимо осознать, учтя ошибки пройденного периода. Более 30 лет назад произошло разрушение проверенного годами промышленного семеноводства. «Сортсемпром» не пережил перестройку. До сих пор не восстановились структуры, способные гарантировать в полном объеме производство качественных семян. Сейчас формируется новый этап, основу которого, как показывает мировой опыт, будут составлять отдельные крупные семеноводческие фирмы и объединения. Конечно же, они (в идеале) смогут быть оригинаторами новых сортов, участвуя в их создании либо приобретая права на селекционные достижения. На экономически устойчивой базе, по примеру агрохолдинга «Кургансемена», могут быть развернуты и свои, вполне конкурентоспособные селекционные программы. На рынке семян ожидается доминирование именно этих центров семеноводства. Мелкие семеноводческие фирмы, подобные нашей, или устаревающие опытные станции не смогут составить им конкуренцию.

Абсолютно правильным оказалось решение МСХ о расширении числа аттестованных элитсемхозов. Масштабы республики говорят о необходимости дополнительных площадей под сортовыми посевами высоких репродукций. Нужно только дать им возможность сформироваться в соответствии со специфическими требованиями к таким организациям, и тогда они смогут производить достаточное количество элитных семян. Институты и опытные станции с этим явно не справляются. Сегодня сложилась уникальная возможность создать временные ассоциации семеноводов на основе договоров научного сопровождения. Вертикальные договорные отношения оригинаторов с несколькими элитсемхозами, а, соответственно, элитсемхозов не с одним, а с разными оригинаторами, предлагающими свои разработки на конкурентной основе. Такая же кооперация возможна и с семхозами, которые могут встраиваться в подобные системы под конкретные сорта и культуры. Это современные и вполне рыночные отношения. Фирма «Фитон» в течение нескольких лет успешно опробовала договоры научного сопровождения семеноводства сорта Любава 5 с рядом семеноводческих хозяйств в нашей области. Именно по этой схеме мы будем разворачивать семеноводство и других наших сортов.

– Как ввести семеноводство в нормальные рыночные отношения и что, на ваш взгляд, нужно для этого сделать?

– Безусловно, будущий рынок семян нужно закладывать уже сегодня, несмотря на желание поскорее обеспечить всех и вся семенами высоких репродукций. И резервы для развития есть. Во-первых, не нужно вмешиваться в ценообразование, как это было в предыдущие годы, даже с благими намерениями. Семеноводство должно быть рентабельным и полностью компенсировать затраты не только на производство качественных семян, но и покрывать расходы на модернизацию, приобретение лицензий и маркетинговые услуги. Иначе этим заниматься никто не будет. Особенно сложно быть конкурентоспособным в условиях перепроизводства и низких цен на товарное зерно пшеницы. Мне кажется, что наиболее приемлемым индикатором реальности уровня и пропорциональности цен может быть существовавшая ранее и годами проверенная система процентных надбавок, которая была дифференцирована под производство различных репродукций семян.

При развертывании системы семеноводства должно быть учтено и преимущество зонального производства. Научно доказан экологический эффект, то есть влияние места выращивания семян для конкретных культур. Он гарантирует не только получение качественного семенного материала, но и высокий коэффициент размножения, что особенно важно при внедрении новых сортов.

Семеноводство – это отдельная наука, со своими целями, приоритетами и особенностями, а не простой пересев семян. Основная его задача – сохранить сортовые качества и донести их до потребителя, обеспечив его чистосортными и доступными семенами в полном объеме. Ускоренное сортообновление, а при наличии новых сортов и быстрая сортосмена, во многом определяется уровнем развития аграрной отрасли. Я не разделяю декларируемого сегодня оптимизма о результативности масштабного повышения репродукции семян по всей республике. Это не может быть самоцелью. Кто определил, что более высокая репродукция семян – это гарантия повышенной продуктивности? Ведь можно и за одну посевную испортить суперэлиту, а можно многие годы получать высокие урожаи при посеве репродукционными, но чистосортными семенами. И вот здесь на первый план выходит культура работы с семенами всех репродукций. Но фермерам этому нужно учиться.

– Какую роль в данном процессе могут сыграть создаваемые агропарки?

– Агропарки – это современное направление, хороший зарубежный опыт доведения научной информации до масс. Это площадка для ознакомления с новыми сортами, агротоварами и технологиями. Конечно, демонстрировать с лучшей стороны свои научные разработки и передавать опыт своей работы всем желающим нужно. Но не заменить бы этим настоящую науку. Не перевести бы ее в чисто коммерческую плоскость и аграрное шоу с кепками, буклетами и полетами квадрокоптеров! На агропарки возлагаются большие надежды, но и ответственность за объективность информации они должны нести колоссальную! Не стали бы они способом подавления конкурентов и базой чрезмерного лоббирования интересов отдельных организаций в ущерб действительно необходимой научной продукции. Очень важно не забыть и те исследования, которые были проведены учеными опытных станций и институтов в предшествующие годы. Не стереть бы из памяти те золотые страницы целинного земледелия, которыми нужно гордиться. Уж слишком часто у нас стали выдавать на-гора то, что уже давно разработали и успешно опробовали в производстве. Например, вновь проявляется интерес к возделыванию озимой пшеницы и тритикале на севере Казахстана. И их изучение носит якобы инновационный характер. А может быть, следует вспомнить исследования А. В. Артюшенко, В. Д. Севастьянова, И. И. Дубровского или сорта и опыт работы Карабалыкского отдела селекции Мироновского НИИ? Скорее всего, эти научные темы надо продолжать изучать, а не вновь изобретать…И так по многим вопросам сельского хозяйства.

– Ваше отношение к трансферту сортов?

– Возникает вопрос: а что подразумевается под трансфертом? Бесконтрольный завоз семян иностранных сортов, простая регистрация, допуск с рекомендацией госкомиссии или полноценное госиспытание? Не превратить бы все это в сортовой хаос. Не запутать бы крестьянина и не ухудшить положение, перетащив на казахстанские поля не передовое и новое, а старое, прошедшее ребрендинг. Особенно «перспективны» на степных просторах европейские сорта с высоким потенциалом продуктивности, созданные с учетом более мягкого климата. В прошедшем году в Европе уже почувствовали, что такое настоящая устойчивость к засухе. Почему бы все, что планируется завезти в Казахстан, не изучить на общих основаниях? А то в прессе уже появилась австрийская (французская, канадская…) пшеница, дающая рекордные урожаи на полях. Это хитрая уловка, чтобы не озвучивать названия сортов и, соответственно, не нести ответственности за несанкционированное их распространение? Не нужно впадать в эйфорию от демонстрационных посевов и делать по их результатам далеко идущие выводы. Профессиональную оценку и достоверную информацию о сорте на основе проверенной годами методики сортоиспытания должна давать госкомиссия. Если нас не устраивает качество ее работы, то нужно усиливать и развивать эту организацию. Убежден, что именно отечественное сортоиспытание с ее разветвленной зональной структурой сортоучастков было лучшим в мире и его нужно восстанавливать хотя бы до существовавшего при Союзе уровня. На чем основана моя уверенность? Мне довелось несколько лет поработать главным специалистом в отделе зерновых культур Всероссийской госкомиссии по сортоиспытанию, и я хорошо знаю возможности, которые были у этой масштабной испытательной системы. Не потерять бы совсем то, что имеем.

Примером положительного опыта с трансфертом может служить всесоюзное испытание новых разработок американской семеноводческой компании WorldSeeds. Серия низкостебельных сортов, созданных селекционером Альфредом Гарсиа, в течение трех лет (1970–1972 гг.) в сравнимых условиях изучалась в конкурсном испытании, в агротехнических и производственных опытах на многих опытных станциях. Такое изучение проводили и в группе селекции короткостебельных пшениц на Карабалыкской СХОС. И что в итоге? Эти высокопотенциальные сорта не смогли объективно выдержать конкуренцию в первую очередь с пластичной Саратовской 29. Хотя многие из них послужили прекрасным исходным материалом для создания сортов интенсивного типа. RedRiver 68 через сорт Обрий стал родоначальником серии высококачественных сортов озимой пшеницы, а вот WorldSeeds 1812 составил основу ряда сортов фирмы «Фитон».

Несомненно, за пределами Казахстана создается много хороших сортов. Но подобные сорта создаем и мы. А вот с реальной продуктивностью и адаптивностью к нашим условиям, с устойчивостью к зональным типам засухи и местным популяциям болезней у завозимых сортов проблемы возникнут безусловно.

(Полную версию статьи читайте в журнале «Аграрный сектор» в №1 (39) за март 2019 г.)

Николай Латышев

 

 

 

 

Заявки на подписку принимаются по тел.: 8 (7172) 23-84-36, +7 701 342 3046.

Подписку можно оформить в редакции и на сайте журнала www.agrosektor.kz, в разделе "Подписка".

Российским читателям обращаться по подписке в представительство в г. Кургане.

Менеджер по России и странам Восточной Европы - Наталья Махнина: тел. моб. 89125794282, e-mail: agrokurgan@yandex.ru

 

 



Автор: Николай Латышев

Просмотров: 252

На печать: На печать

Опубликован: 19.07.2019 | 11:00

Метки:

Категории Аграрная аналитика

Kupit knigi
Петкус
Bonfanty
dekan
КазАгро 2019
Zerno 2020
Энимал

Поиск по новостям



Поиск по тэгам