Важные темы агропрома

Николай ЛАТЫШЕВБЛОГ РЕДАКТОРА
ЗРИ В КОРЕНЬ!

непричесанные мысли о сельском хозяйстве

Bashkir
Sady Rossii
CHina fruit
Вы здесь: Главная » Аграрная аналитика » Особенности «Пути к коммунизму»

Особенности «Пути к коммунизму»

Наш путь лежал в ЗАО «Путь к коммунизму», которое расположено Юргамышском районе Курганской области. Хозяйство с таким редким для современного слуха названием вызывало неподдельный интерес. Руководитель предприятия – Владимир Остапенко, председатель Комитета по аграрной политике и природным ресурсам Курганской областной Думы. Как выяснилось, у руля хозяйства он находится с 1988 года. С тех пор устои «Пути к коммунизму» пытался нарушить не один ветер реформ. Но хозяйство устояло, даже стало крупнее, так как присоединило к себе часть соседних земель бывших колхозов, которые пошли по другому пути и разорились.

Наша справка

История ЗАО «Путь к коммунизму» началась в конце 1920-х годов, когда были созданы сельскохозяйственные коммуны. В 1959 году они были объединены в колхоз, получивший название, которое и сегодня носит хозяйство. В 1991 году колхоз был реорганизован в товарищество с ограниченной ответственностью, а спустя семь лет – в ЗАО. В настоящее время хозяйство имеет в своем составе 11 населенных пунктов, расположенных на территории четырех сельских муниципалитетов.

Владимир Тихонович, с ходу вопрос: в наше рыночное время не было у ваших сельчан желания изменить название хозяйства?

Когда 30 лет назад я сюда пришел работать, у него уже было свое имя. А когда начали изменять форму собственности, то мы подумали: зачем название менять? Для многих жителей оно ассоциируется с памятью о прошлых годах, молодостью, да к тому же перемена имени – это не самая важная задача. Хотя определенные казусы с названием хозяйства возникали. Собрались мы как-то в 90-х годах делегацией из области в США поехать, чтобы обучаться агробизнесу. Коллеги директора шутили перед тем, как на визу документы подавать: «С таким названием тебе визу в Америку не дадут». Но визу мне дали, и все прошло нормально. Когда мы приехали и стали знакомиться с сельским хозяйством, то поняли, что такое демократия по-американски: это, когда идет период выборной кампании, одни выдвигают свои кандидатуры, другие – за них голосуют или не голосуют. Когда же губернатора выбрали, демократия уходит на второй план, и приходит диктатура того человека, которого выбрали. И если его избрали, то все ему должны подчиняться и работать в одной команде. У нас в России в этом плане демократии гораздо больше. У них много посредников в АПК, но удивительно, что каждому звену хватает на жизнь, а у нас посредников считают лишними звеньями. Но ведь они должны быть и зарабатывать так же, как и производители, и продавцы. Вопрос – в пропорциях и справедливом распределении доходов. У американцев я увидел блестящим образом реализованную идею ленинской производственной кооперации, которая была разработана в СССР в 1920-е годы, во времена НЭПа. А у нас с ней что-то все не ладится.

Больше хозяйство – это сегодня преимущество или недостаток?

– Крупное аграрное производство – однозначно преимущество. Ведь это совсем другая производительность! Кооперация – это прежде всего доверие. А после наших перестроечно-рыночных лет с тотальной приватизацией всего и вся какое тут будет доверие…

По американскому законодательству, если ты не хочешь заниматься фермерством, ты не обязан искать, кто у тебя эту землю купит. Ты идешь в правительство, пишешь заявление, и оно обязано у тебя ее выкупить по рыночной стоимости. Значит, вопросы спекуляции по земле автоматически снимаются. Есть продавец, который готов продать. И есть покупатель, который готов купить. Все.

А как поставлены у них налоговые отношения! За фермером закреплен налоговый инспектор, он по графику один раз в год приезжает и помогает составить отчет, и уже затем фермер начинает платить налоги. А у нас налоговые органы работают как следственный комитет. Должно же быть уважение к тому, кто работает, к тем инициативным людям, которые генерируют рабочие места и создают условия для жизни на селе!

Вы пришли к руководству в непростые времена…

– В следующем году 30 лет будет, как руковожу хозяйством. Можно сказать, пришел на волне первой демократии. Помню, когда пошел развал (а у нас большое животноводство было – 1600 голов дойного стада), остро встал вопрос: что делать дальше? Пускать скот под нож – самое простое решение. А что дальше? Чтобы сохранить хозяйство от банкротства, мы его сократили, но скот сохранили, насколько было возможно. Чтобы полеводство рентабельнее работало, добавили земли от соседних хозяйств, которые рассыпались. Сегодня общая наша площадь составляет 24 тыс. га, из них почти 20 тыс. га пашни.

Многие понимают, что сегодня нужна модернизация сельского хозяйства, но нет возможности ее провести. Мы не можем получить инвестиционные кредиты под 5%, поэтому берем коммерческие – под 13%. Нужны деньги, чтобы закупать племенной скот, сельхозмашины, оборудование, стройматериалы…

Насколько большое у вас поголовье животных?

– Порядка одной тысячи голов скота. Надои составляют около 5700-6000 кг на фуражную корову. Можно и нужно доить больше, но для этого следует построить новый молочный комплекс, чего пока мы себе позволить не можем. Без поддержки бюджета тут ничего не сделаешь. Нужно 1,5 миллиарда рублей как минимум.

Молочных коров пасете?

– Нет, у нас привязное содержание. Когда мы на него перешли, то подняли продуктивность, но, чтобы надаивать десять тысяч литров молока, нужно племенной работой заниматься. А для этого пока нет ни средств, ни людей. Сегодня не так просто на селе доярку найти. С кадрами очень сложно. Не каждый готов каждый день работать в коровнике или в поле. Да и людям надо платить хорошие деньги, чтобы они шли работать. Мы стараемся это делать, но всегда помним: если больше платить, будет выше себестоимость молока, а значит, мы не сможем быть конкурентоспособными на рынке. Из деревень люди на заработки уезжают еще и потому, что тут недалеко находятся предприятия, обслуживающие нефтепроводы. Там платят более высокую зарплату, с которой нам трудно конкурировать.

Тем не менее мы тоже не сидим сложа руки. В полеводстве ищем более маржинальные продукты. Работаем с семеноводческими компаниями, обмениваемся опытом с другими передовыми хозяйствами области. Будем вводить в севообороты больше подсолнечника или будем сеять рапс – посмотрим по ситуации и по рынку. Сеяли раньше почти две тысячи гектаров гороха, но на него не было цены.

В животноводстве одно время держали откормплощадки, но не достигли желаемого результата, так как в наших условиях заниматься откормом невыгодно. Бычок только родился, а он уже стоит 12 тыс. рублей – столько затрат на него уже сделано, пока корова его выносила, пока ее кормили. Поэтому после рождения такого бычка мы стараемся его по возможности  быстрее продать. Цена на мясо должна быть совсем другая. Сегодня мы молодняк продаем по 200-205 рублей за килограмм убойного веса. В основе себестоимости мяса процентов 80 занимают корма. Если бы мы продавали мясо по 250-270 рублей за килограмм, тогда было бы выгоднее заниматься этим направлением. В итоге сегодня у нас производство молока с учетом дотации идет с прибылью, а мяса – с убытками.

Социальную сферу в хозяйстве поддерживаете?

– Мы планомерно этому уделяем большое внимание. Хозяйство в прошлом году газифицировали. Идет комплексное обустройство села, коттеджи строим работникам. ФАП построили, новый Дом культуры и школу реконструировали.

Сколько у вас сегодня работает человек?

– У нас 300 работников.

Большой коллектив…

– Когда-то было 900. Всего в наших селах сегодня проживает чуть больше тысячи человек.

Как производится оплата труда?

– У нас сдельно-премиальная оплата. Рабочие ее получают согласно расценкам и норме выработки. Привязывать результаты труда рабочего к прибыли бесполезно. Рабочему правильнее платить за реально сделанную работу. А специалисты получают оклад. По итогам года начисляем премию в зависимости от полученной чистой прибыли.

Когда началась перестройка, мы паи разделили между работниками в зависимости от стажа, заработка и так далее. Затем приняли решение, что один голос равен определенному количеству рублей. Когда крестьяне приходили на собрание, у кого-то было 20 голосов, у кого-то – один голос, у кого-то – ни одного, если он только устроился на работу. Количество демократии и диктатуры в отдельно взятом хозяйстве должно быть в равновесии…

Пообщавшись с директором хозяйства, мы поехали на фермы и поля. На первом поле полным ходом шла уборка кормовой смеси подсолнечник + горох + овес. Заехали и на молочную ферму. Скажем сразу, она требует модернизации и была больше похожа на ферму советских времен. Но при этом было интересно узнать, что в хозяйстве проводятся различные конкурсы среди работников, и, судя по тому, как были разрисованы стены фермы, они пользуются большой популярностью.

(Полную версию статьи читайте в №4(34) журнала «Аграрный сектор» за декабрь 2017 г.)

Заявки на подписку принимаются по тел.:

8 (7172) 23-84-36, +7 701 342 3046.

Подписку можно оформить в редакции и на сайте журнала www.agrosektor.kz, в разделе "Подписка".

Российским читателям обращаться по подписке в представительство в г. Кургане: менеджер по России и странам Восточной Европы - Наталья Махнина: тел. моб. 89125794282, e-mail: agrokurgan@yandex.ru

 



Автор: Андрей Нестеров

Просмотров: 457

На печать: На печать

Опубликован: 29.03.2018 | 16:08

Метки:

Категории Аграрная аналитика

Kupit knigi
Петкус
Bonfanty
Агритек

Поиск по новостям



Поиск по тэгам