Фон сайта

О «сером» российском зерне и перспективах агросезона

О «сером» российском зерне и перспективах агросезона

"Аграрный сектор" №1 (55) за апрель 2023 года

 В Астане состоялась весенняя сессия Международной конференции «EURASIAN AGRICOM». На ней были подведены промежуточные итоги торговли 2022/23 маркетингового года. Уточнены запасы зерна, оценено влияние внутренних и внешних факторов на торговлю и обеспеченность внутреннего рынка агропродукцией.

Участников конференции интересовал целый перечень актуальных вопросов зерновой повестки дня: какими темпами будет происходить корректировка закупочных и экспортных цен, меры, предпринимаемые правительствами Казахстана и России для регулирования экспорта зерна, когда будут нормализованы железнодорожные перевозки, будут ли разрешены экспортные поставки в КНР зерновозами и т. д.

Впервые в рамках зерновой конференции в Казахстане партнерами и модераторами сессий выступили Зерновой союз, Национальная ассоциация переработчиков масличных культур, Союз зернопереработчиков, Союз полеводов. При этом у ассоциаций и союзов по некоторым вопросам имелись принципиально разные подходы в их решении. Все это, безусловно, послужило триггером активных дискуссий на конференции между ее участниками. Но, с другой стороны, позволило выработать общие позиции по наиболее чувствительным для отрасли проблемным вопросам развития АПК. В ходе конференции работало несколько профильных площадок для делового общения с ведущими экспертами из различных сфер АПК.

Специальный гость конференции — генеральный директор Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Дмитрий Рылько (Россия) выступил с презентацией «Мировая торговля зерном и продуктами его переработки. Оценка текущего состояния и прогноз на вторую половину 2022/23 МГ». Учитывая актуальность поднятых в его презентации вопросов, мы публикуем основные тезисы из его выступления.

Три фактора падения цен на зерно

 – После рекордных цен на зерно и продовольствие мы находимся в ниспадающем тренде, — заострил внимание участников конференции Дмитрий Рылько. — Если посмотреть на информацию, которую представил МСХ США, то с мая по март не наблюдается сильной динамики мирового производства пшеницы и ее запасов. По запасам кукурузы ситуация выглядит хуже, потому что произошла грандиозная засуха в Аргентине. Украина также показала серьезный спад в производстве кукурузы. Цены на основные зерновые падают с октября-ноября прошлого года. Почему возникло такое падение? Мы даем три возможных объяснения этой ситуации, весьма субъективных, возможно, кто-то с ними не согласится.

1-й фактор. Падение характерно абсолютно для всех сырьевых рынков. Этому предшествовали рекордный рост цен в период пандемии и в феврале 2022 года после начала военных действий на Украине. В итоге одна из причин, которые способствовали падению цен на зерно и продовольствие, связана с тем, что развитые страны начали бороться с инфляцией и всячески подавлять рост денежных масс. И это очень хорошо видно на стоимости денег на ставках кредитных процентов. Развивающимся странам становится все сложнее занимать деньги. В итоге импорт слабеет.

2-й фактор. К концу сезона на рынке неожиданно осталось слишком много товаров. В России на начало марта вывезено 115 млн. тонн против 112 в прошлом году, осталось вывезти 66 млн. тонн против 52-х в прошлом году. Вывоз составил колоссальные объемы, но при этом вывезти осталось еще больше.

3-й фактор. Специфическая роль зернового коридора и всего, что с ним связано. В июле европейцы оценивали свой зерновой баланс как весьма напряженный, у них был не очень хороший урожай вообще, а урожай кукурузы совсем был плохой. И вдруг к концу сезона у них образуются весьма приличные переходящие запасы. Откуда они взялись? Из соседней Украины — зерно ручейками текло на экспорт. В итоге это и переполнило европейский зерновой баланс. Украинские пшеница, ячмень и кукуруза, вместо того чтобы идти в 60–70 стран мира, сегодня давят на местные европейские цены, а также на цены в других странах, в результате идет их падение. 

Дмитрий Рылько обозначил ситуацию с пшеничным балансом в этом сезоне:

– Россия находится на передовых позициях в мире по экспорту зерна, поставляя его в страны от Западной и Северной Африки до Пакистана и Бангладеш по горизонтали и вдоль Африканского континента по вертикали. На этот регион приходится примерно 85% всего российского пшеничного экспорта. В этом году у нас два больших прорыва — на Алжир и Саудовскую Аравию. В текущем году эти страны занимают соответственно 5-е и 6-е место по экспорту российского зерна, что является отличным показателем. Казахстан также стабильно поставляет зерно на традиционные рынки. 

Планируемый российский экспорт пшеницы должен составить 46 млн. тонн пшеницы, что является абсолютным рекордом, и 57 млн. тонн экспорта всего зерна, включая зернобобовые, что также станет рекордным показателем. За оставшиеся четыре месяца достичь планируемых показателей — очень сложная задача. При этом, даже достигнув их, может оказаться, что к концу сезона Юг и Ставрополь еще выгрузятся, а Центр, Поволжье, Сибирь и Урал остаются при колоссальных для себя запасах, невиданных в истории этих регионов, и с этим нужно будет что-то делать уже в следующем сезоне.

С ценами внутри России практически ничего не происходит, потому что у нас переменная экспортная пошлина. Если рублевая цена на бирже с учетом курса идет вверх, то и пошлина идет вверх, если она идет вниз, то и пошлина, соответственно, идет вниз. Сейчас экспортная пошлина на пшеницу составляет 66 долларов за тонну, на ячмень — 45 долларов, на кукурузу — 24 доллара. В итоге цена обречена «болтаться» в течение всего сезона между 14 и 15 рублями за килограмм зерна и очень тяжело ее вышибить за данные пределы. Традиционные гонки, которые наши фермеры и переработчики устраивали в начале сезона (купил зерно осенью дешево, похранил и в конце сезона продал с премией), по сути перестали работать. При нынешних ценах на зерно и стоимости хранения его становится бессмысленно хранить, так как дохода это не приносит. А интервенций нет, и до конца сезона, скорее всего, не будет.

Китай перестал покупать у Украины ячмень, но покупает его у России через Казахстан.

В этом сезоне мы думали, что минимум около 2,5 млн. тонн зерна отвезем в Казахстан. По состоянию на начало марта к регистрации было уже предъявлено 2,1 млн. тонн пшеницы, но никто из нас не знает, сколько реально было вывезено. Нужно смотреть, что будет дальше.

Маржа российских мукомолов (они всю жизнь жаловались, что им плохо живется) в последнем сезоне увеличилась. Наблюдается рост производства муки. Экспортная пошлина на зерно на 90% стимулирует экспорт муки из России, особенно, когда экспортная пошлина повышается.

Радикально поменялся состав импортеров российской муки, много ее стали покупать Иран, Турция и Афганистан. Если бы пару лет назад кто-то сказал, что Турция в значительных объемах будет покупать российскую муку, ему бы не поверили.

По отрубям Казахстан стал серьезным импортером. Российские отруби традиционно покупает Турция. Очень много в этом году импортирует твердой пшеницы Евросоюз. Мы видим серьезный ручеек казахского дурума через российские порты — в последние два месяца тысяч по 50 отгружается. При этом цены на дурум снизились в США и Канаде.

Полную версию статьи читайте в журнале "Аграрный сектор" №1 (55) за апрель 2023 года.

 

Kurgsemena 2024
Asia 2024
Agritek

Еще новости

Все новости
Данный сайт использует файлы cookie для правильного функционирования и сбора анонимной статистики о пользователях с помощью службы Google Analytics и Яндекс.Метрика для повышения удобства использования нашего веб-сайта. Если вы не согласны с тем, чтобы мы использовали данный тип файлов, то вы должны соответствующим образом установить настройки вашего браузера или не использовать сайт.