Фон сайта

Небо и поле Олега Сергиенко

Небо и поле Олега Сергиенко

«Аграрный сектор» №4 (46) декабрь 2020 - январь 2021

У каждого фермера есть своя история о том, как он начинал работать на земле. Кто-то об этом мечтал с детства. Сейчас молодому поколению, наверное, сложно в это поверить, но в советские годы в совхозах нередко половина выпускников школы шла работать в полеводческие бригады и на фермы. Или поступала учиться в сельхозтехникумы, а иногда и в вузы (что было сложнее), чтобы затем вернуться в родное село.

Становились фермерами и по воле случая, особенно в перестроечные и послеперестроечные годы, — попросили помочь родственники, а затем эта работа затягивала так, что будущий фермер ничего больше и не хотел в жизни, как только работать на земле.

Фермерами становились бывшие врачи, полицейские, банковские работники, учителя физики, строители, горные инженеры, рекламные менеджеры, доктора наук, базаркомы, комсомольские работники, продавцы табака, агенты по недвижимости… Каких только историй не услышишь во время поездок по аграрным хозяйствам.

У давнего подписчика нашего журнала Олега Сергиенко фермерская история имела еще более крутой вираж в прямом и переносном смысле. С раннего детства видевший и знавший сельский труд, он мечтал стать летчиком. Стремился к профессии, никак не связанной с работой на земле. И достиг своей мечты, налетав немало часов в гражданской авиации. Но, наверное, так было суждено — испытав радость полетов, через некоторое время вернуться на родную землю, где он уже больше 20 лет руководит вместе с братом фермерским хозяйством.

Накануне уборочной страды мы заехали к Олегу Николаевичу в ТОО «Интер-терра», которое расположено в Зерендинском районе Акмолинской области, чтобы поговорить об агрономии, а заодно и урожай посмотреть.

Знакомство с хозяйством мы начали с технической базы, находящейся в селе Еленовка. Здесь шли последние приготовления к уборочной страде. Со дня на день в поля должны были выйти комбайны. Мы заглянули на склад, посмотрели имеющуюся технику. С Олегом Николаевичем долгие годы работает его брат Николай, которого мы застали за регулировкой комбайна (на фото). Обменявшись приветствиями с работниками хозяйства, мы выехали в поля.

– Каждый год чему-то учишься, и каждый год преподносит сюрпризы. И так происходит с того момента, как я начал заниматься сельским хозяйством, — сказал Олег Николаевич, выруливая на полевую дорогу.

– Как подбирали технологию выращивания сельхозкультур для условий хозяйства?

– Все шло постепенно. Чего мы только не пробовали. Одно время много говорили об аргентинской практике земледелия. Помню, как фермеры покупали аргентинские сеялки лет десять назад на сельхозвыставке, которая проходила в Астане, в спорткомплексе «Алатау». Рабочий орган у этих сеялок — диск. Как заверяли продавцы, эти сеялки даже в асфальт посеют. Но диски у многих «не пошли», не для наших почв они оказались. В Аргентине нормальной зимы нет, почва не промерзает на полтора метра и не переуплотняется, как у нас. И многие фермеры обратились к истокам, к агроприемам, заложенным в бараевской почвозащитной технологии земледелия.

Николай Сергиенко

– Как складывалась ситуация минувшей весной? Какие культуры посеяли?

– В целом, несмотря на засуху, год для нас был типичный. Ничего сверхъестественного. Правда, зима выдалась довольно мягкая и глубокого промерзания почвы не произошло. Снежный покров держался на уровне 15–20 см. Стерневой фон хорошо задерживал снег. Влагозарядка полей была довольно неплохая — снег растаял и хорошо впитался в почву. Благодаря этому влаги было достаточно перед посевом.

Мы всегда стараемся весной все поля подработать. После зимы надо почву разбудить. После схода снега, как только можно заехать на поле, проводим боронование. Обычно это происходит в конце апреля. С 10 мая начинаем проведение механической промежуточной обработки, а заодно уничтожаем сорняки, которые начинают всходить. Для этого используем дискатор или культиватор. Стерня в ходе обработки перемешивается с верхним слоем почвы, который быстрее прогревается, и происходит запуск микробиологической жизни в почвенных горизонтах, ускоряются биологические процессы. К тому же выравнивается поверхность поля, и влага закрывается.

Через неделю после проведения промежуточной обработки приступаем к посевной. Если видим, что где-то появляются в массовом порядке сорняки, то на таком поле проводим еще и предпосевную обработку. Все зависит от характера весны. В этом году, например, пришлось два раза сделать механическую обработку (второй раз поле обрабатывали дисковой бороной). Конечно, была опасность подсушить верхний слой, но, к счастью, этого не произошло. Спасли отличные влагозапасы.

Мы начали сеять пшеницу 16 мая, а закончили 21 мая. Сразу после посева прошел хороший дождь, так что вопрос с недостатком влаги у нас весной не стоял вообще. После дождей смогли зайти на поле сеять только 24 мая.

– Какой тип почв у вас преобладает?

– Обыкновенный чернозем, кое-где встречаются солонцы.

– Весной в зерносеющих регионах установились очень высокие температуры. Не было соблазна начать сеять раньше традиционных сроков?

– Я думал об этом. Но ничего менять не стал. Оптимальные сроки сева в регионе — с 15 по 25 мая. И хотя весна началась на две недели раньше, сдвигать их на более ранние мы не посчитали нужным.

Земли в хозяйстве немного, всего 800 гектаров, техника имеется. Поэтому риска, что мы не уложимся в оптимальные сроки сева, как это может быть у крупных хозяйств, у нас нет. Поэтому мы не стали экспериментировать и посев пшеницы сорта Любава 5 начали с 16 мая. Как видите, сегодня 14 августа, а пшеница уже созрела, пришла пора ее валить. Планирую в этом году все поля убрать через свал, так мы получим более качественное зерно.  Для нас также важно, чтобы сорт не осыпался, а Любава 5 хорошо выдерживает осенние ветры и не сыпется, как это бывает у других сортов.

– Помнится, несколько лет назад у вас были масличные культуры. Сегодня вы их не сеете?

– Мы отошли от «маслички».

– По какой причине?

– К агротехнологиям нужно серьезно подходить. Но в последние годы у нас возникла большая проблема с капустной молью. И кто бы что ни говорил, но даже пять обработок на рапсе не помогают с ней справиться. Я считаю, что при хорошем подходе наша земля дает от 10 до 15 центнеров пшеничного зерна с гектара. А если получаем 20 ц/га, то это просто подарок природы. Экономически это оправданно и позволяет нам работать прибыльно. А тратить деньги на «масличку» и не получать достойного урожая мы не готовы. К тому же у нас, повторюсь, небольшая площадь пашни и нам нужна стабильная культура, такая как пшеница. Площади пшеницы и ячменя у нас примерно одинаковые — по 400 гектаров. Паров в хозяйстве мы не держим. Хорошие цены на зерно позволили в прошлом году получить неплохие дивиденды. До этого мы только вкладывали в землю и технику. Сегодня сеем производительной импортной сеялкой, используем импортный опрыскиватель. Нам еще повезло, что приобретали их лет десять назад, когда они были гораздо доступнее по цене. Но при этом, купив в кредит мощный зарубежный трактор в 2009 году, мы долго ходили по краю финансовой пропасти. Как написал в одной из статей в вашем журнале Серик Бектаев, «купить сегодня дорогой посевной комплекс и трактор западного производства — это прямой путь к банкротству». Да, импортная техника отличного качества, но я могу только мечтать о ее покупке, по цене она простому крестьянину недоступна. Что касается импортного трактора, который мы купили в 2009 году, через десять лет пришлось заменить двигатель, который стоит от 13 до 20 миллионов. Поэтому вторым нашим трактором стал «Кировец К-424». И хотя у него мощность меньше, но 240 л. с. под наши орудия вполне хватает. К тому же мне нужен был резервный трактор.

– Какие используете рабочие органы для сеялок?

– Мы используем долото. Это связано с тем, что если промежуточную обработку делаем лапками и затем снова сеем лапками, то сильно иссушаем почву. А при посеве с использованием долота, точность посева гораздо выше и всходы хорошие. К тому же под долото можно использовать трактор меньшей мощности.

– Диски на посеве не пробовали использовать?

– Есть задумки дисками сеять под нулевую технологию, но ценник «кусается». Потратить кучу денег и не получить эффекта не хочется. А если пробовать диски, тогда нам нужно площади посева нарастить. Но этот вопрос на повестку дня мы не ставим.

– Проводили химобработку посевов по вегетации?

– В этом году поля обработали баковой смесью гербицидов по широколиственным сорнякам и овсюгу в фазу кущения пшеницы. Планировали использовать фунгициды, но болезней и большого количества вредителей в нынешнем сезоне не наблюдали.

– Насколько засушливым для вашего хозяйства был прошедший сезон?

– Надо сказать, что в целом осадки распределились в течение сезона вполне нормально. В июне выпало достаточное количество дождей для нашей зоны. Правда, июль выдался острозасушливым, особенно вторая половина месяца. И мы уже начали беспокоиться, что засуха сильно снизит наш урожай. Но когда в середине июля прошел хороший дождь, который основательно промочил часть полей, сразу отлегло от сердца. Спасали ситуацию и обильные росы, которые отмечались в отдельные дни, что также помогло растениям пережить засуху.

– Осенью механические обработки проводите?

– Одно время пытались проводить щелевание, но особого эффекта на следующий год не заметили. Хороший эффект дает сочетание факторов: подготовленная к посеву почва и необходимое количество влаги в нужные периоды вегетации. Я давно ушел от паров, хотя и не был их ярым противником и считаю, что сидеральный пар для наших условий — вполне неплохое решение.

– Какой сорт ярового ячменя сеете в хозяйстве?

– Сорт Прерия. В этом сезоне мы его посеяли 29 мая, в конце посевной. Но урожай стоит отличный.

– Из современных инновационных решений, которые предлагаются на рынке для фермерских хозяйств, какое считаете наиболее эффективным?

– Навигация — вот что приносит реальную экономию и оправдывает себя. К примеру, нет перерасхода семян во время посевной, нет перерасхода химикатов, когда опрыскиватель работает.

Мы остановились возле поля ячменя.

– Не считаете, что ячмень уже пора убирать? – спрашиваю у фермера.

– Считаю, он уже почти подошел, — говорит Олег Николаевич, осматривая колосья. — Правда, в этом году он немного щупловатый, день-два – и начнем уборку. Помню, когда-то на этом поле полынь была по колено и много других сорняков. Пришлось хорошо с ними побороться. В основном работали механикой, так как не на что химию было купить, да и техники не было. Сейчас здесь порядок и, главное, урожай неплохой.

– С какого года вы начали работать на земле?

– Вообще, я по специальности пилот гражданской авиации. Закончил Омское летно-техническое училище в 1980 году. На заре своей летной карьеры начинал летать на АН-2. Работал в Кокчетавском отряде. Перевозили пассажиров. Почту доставляли в разные регионы. Поработал и в сельхозхимии. Летал в Узбекистан и Россию. Довелось даже поработать на Севере, в Салехарде (Ямало-Ненецкий автономный округ России). Затем летал на самолете L 410. География полетов — Аркалык, Жезказган, Павлодар, Актюбинск. Затем в Омске переучился на управление вертолетом МИ-8 и снова уехал на российский север, в Коми АССР. Летали в Заполярье. Отработал пять лет — с 1989 по 1994 год, а затем ушел на пенсию. До сих пор вспоминаю тундру, красивые места. Потрясающее чувство воли и свободы! Интересно, что в годы, когда я работал в тех краях, летом иногда температура на берегу океана зашкаливала за 30 градусов жары. Вот вам и Север. За время своей летной карьеры налеталшесть6 тысяч часов.

– А когда вернулись на родину?

– В Казахстан вернулся, когда уволился из авиации. Начал строить дом. С 1999 года занялся сельским хозяйством. Зарегистрировали с братом фермерское хозяйство на 42 га. Где могли, кое-как собрали семян на посевную. Поменяли быков, которые были у нас, на трактор ЮМЗ. Взяли сеялку. И посеяли. Так все и начиналось.

Вечерело. Мы подъехали к поспевающему полю пшеницы, которое было расположено на пологом склоне. Вдали виднелась небольшая сопка.

– Выходит, что у вас бессменные зерновые? – вернулся я к разговору о агротехнике хозяйства.

– Сейчас да. Когда-то давно я обработал поле под пары площадью 136 га, но на следующий год решил, что никогда так делать не буду. Весной обнаружилась неприятная картина: на этом поле, имеющем уклон, проявилась водная эрозия. Поле было изрезано водотоками. Если бы я здесь паровал, то давно бы уже получил масштабную эрозию.

Мы попрощались с Олегом Николаевичем и двинулись в дальнейший путь. Впереди нас ждали новые встречи и новые дороги.

Николай Латышев

 

 

 

 

 

 

Свежий номер журнала можно приобрести в редакции по адресу: г. Нур-Султан, ул. Бейбитшилик, 18, офис 201, тел. раб. +7-7172-23-84-36, сот. 8-701-342-3046, а также на сельскохозяйственных выставках, о которых мы сообщим дополнительно.

В Костанае журнал реализуется в киосках газеты «Твой шанс».

Заявки на подписку принимаются по тел.  +7-7172-23-84-36, сот. 8-701-342-3046.

Подписку можно оформить в редакции и на сайте журнала www.agrosektor.kz, в разделе «Подписка».

Российским читателям обращаться по подписке в представительство в г. Краснодаре к менеджеру по России и странам Восточной Европы Наталье Махниной. Тел. моб. 8-905-404-25-28, e-mail: agrokurgan@yandex.ru.

 

Bonfanty
AgroWorld
Agritek

Еще новости

Все новости
Данный сайт использует файлы cookie для правильного функционирования и сбора анонимной статистики о пользователях с помощью службы Google Analytics и Яндекс.Метрика для повышения удобства использования нашего веб-сайта. Если вы не согласны с тем, чтобы мы использовали данный тип файлов, то вы должны соответствующим образом установить настройки вашего браузера или не использовать сайт.