Важные темы агропрома

Николай ЛАТЫШЕВБЛОГ РЕДАКТОРА
ЗРИ В КОРЕНЬ!

непричесанные мысли о сельском хозяйстве

Баннер 3 Немецкая биржа
Fiton
Shimkent
Agrocompetenzii
UgAgro 17
Вы здесь: Главная » Люди и судьбы » С Победой по жизни

С Победой по жизни

В ТОО «Победа» Щербактинского района Павлодарской области мы приехали в самый что ни на есть ответственный период – на полях уже начинались обкосы. Хозяйство готовилось приступить к массовой уборке зерновых, которая в этом году была ранней – уже к 10 августа отдельные поля пшеницы подошли к полной спелости. Жесточайшая засуха дала о себе знать и ускорила сроки созревания практически всех сельхозкультур. Тем не менее, подъезжая к хозяйству, можно было видеть поля с достаточно неплохой для острозасушливого года пшеницей. К тому же она была чистой от сорняков. Даже привычную для текущего года полынь, которая стала бичом многих полей в хозяйствах Северного Казахстана, здесь мы не приметили.

Подъехав к центральной усадьбе, которая находится в селе Орловка, мы встретились с директором Александром Поляковым и попросили его рассказать о хозяйстве, о текущем моменте и планах на будущее.

 

Немного об Орловке

 

Как свидетельствуют летописи, село Орловка было образовано в 1908 году переселенцами с Украины, которые и дали ему название. К 1920 году в селе было уже 209 дворов с населением в 1137 человек. В 1930 году в Орловке был организован колхоз «10-я годовщина Октября», который в 1933-м былпереименован в «Победу». Люди здесь всегда жили дружно, одной семьей, что и помогало преодолевать самые различные тяготы – и голод, и холод, и войну… Как выяснилось, орловцы благополучно пережили и еще одну напасть – перестройку конца 80-х годов XX века. И совсем не «перестроились», а остались жить одной семьей. А бывший колхоз просто перешел всем составом вначале в производственный кооператив, а затем и в ТОО. И никакого раздела колхозного имущества, никаких выделений крестьянских хозяйств здесь не было. Верили сельчане своему руководителю Владимиру Пантелеевичу Полякову, который бессменно руководил хозяйством с 1969 года. А поодиночке в этих краях не выживешь – только сообща. Новая же рыночная реальность хоть и подталкивала к идее разделить все накопленное общим трудом, да так и не была реализована. Не захотели сельчане этого делать. С 2006 года руководит хозяйством Александр Поляков, сын Владимира Пантелеевича. Он продолжает дело своего отца. Интересно, что еще в 2002 году областная газета «Звезда Прииртышья» писала: «Александр Владимирович, инженер по образованию, перебрался из Павлодара в родное село и работает под началом отца. Поляков-старший мечтает, чтобы он остался на земле и пошел по его стопам. Как знать, может, так оно и будет? Ведь на то и сын, чтобы продолжать дело отца». Как видим, все сбылось. Хотелось бы, чтобы Орловка и дальше процветала на благо людей, которые в ней живут, на благо нашей страны.

 

Технология, приносящая прибыль

 

– Александр Владимирович, так в чем, на ваш взгляд, заключается стабильность «Победы»? Согласитесь, ваше хозяйство в нелегкие 90-е не развалилось, не разбежалось. А в округе от некоторых хозяйств остались только фундаменты разрушенных домов…

– Хозяйство уникально тем, что у нас редко менялись руководители, соблюдалась преемственность поколений. С 1946 года являюсь третьим директором – народ доверил мне эту миссию в 2006 году. До этого я 22 года проработал на различных производствах. И потому чувствую на себе большую ответственность. Мой отец Владимир Пантелеевич Поляков возглавлял «Победу» 37 лет, с 1969 года.

– С советского времени как изменились площади хозяйства?

– В перестроечное время мы не дробились. А затем понемногу начали увеличивать свои площади – к нам стали приходить люди, добавлялись земли соседних хозяйств, которые не выдержали рыночного пресса и ушли с молотка. Сейчас у нас общая площадь составляет порядка 50 тысяч гектаров. Из них под яровой сев отводится 35 тысяч. Хозяйство у нас элитно-семеноводческое. Сегодня ни один гектар земли не пустует. Да и диверсификацию посевов проводить нам не надо – она у нас давно уже есть. Мы сеем пшеницу, ячмень, просо, овес, горох, гречиху, в этом году попробовали посеять лен. Для нужд животноводства выращиваем суданскую траву (2,5 тыс. га), кукурузу (2 тыс. га). Сеем подсолнечник. Всего набирается около 10 культур. В плане экономики, если делать упор на монокультуру, можно сильно проиграть. Должны быть и пшеница, и гречиха, и подсолнечник, и другие культуры. Экономика говорит в пользу такого разнообразия – один год высокая цена на подсолнечник, другой на пшеницу, третий на гречиху. Тут трудно угадать.

– А какова доля пшеницы в структуре посевных площадей?

– Пшеница занимает порядка 50%. При этом не забываем и про ячмень, который у нас высевается на 4,5 тысячи гектаров.

– Земля позволяет все это выращивать….

– Но требует большого труда. У нас каштановая песчаная почва, содержание гумуса всего 1,8–2,2%, а бонитет составляет всего 15–16 баллов – это очень низкий показатель. При таких исходных данных, сами понимаете, нужно очень много вкладывать, чтобы получать хорошие урожаи…

– А какие урожаи получают в «Победе»?

– В засушливом 2011 году мы получили в среднем 12 ц/га. Причем осадков не было вообще до 5 июля. Напротив 2009 год был для нас удачным – в среднем урожайность по хозяйству составила 23 центнера. (Как мы выяснили накануне выхода материала, в острозасушливом 2012 году средняя урожайность по хозяйству составила 9 центнеров с гектара – прим. ред.).

– У вас элитно-семеноводческое хозяйство. Какие сорта пшеницы продаете?

– Районированные сорта по нашей зоне – Секе, Омская-18. Интересный сорт Северянка, он районирован в Северном Казахстане, но не районирован в Павлодарской области, но здесь себя неплохо показывает. Стебли мощные, не склонен к полеганию и осыпанию. Натура 810–820. Это сорт павлодарской селекции. Выращиваем просо сорта Павлодарское. Мы пока не получили статус семеноводческого хозяйства по травам, но ими занимаемся все время.

– Как распределились осадки в 2012 году?

– Весна была вообще без осадков, а летом первый дождь у нас прошел в конце июня. Был сильный ливень, но длился полчаса, и вся вода, не успев впитаться в почву, сбежала с полей, так как рельеф у нас с небольшими склонами. И больше за лето мы дождей не видели. Хотя, казалось бы, тогда выпало порядка 70 миллиметров. Но толку от этого на деле оказалось мало.

– Какой агротехнологии вы придерживаетесь в хозяйстве?

– Мы придерживаемся той технологии, которая для нашей природно-климатической зоны при имеющемся земельном фонде и при низком количестве осадков приносит наибольшую прибыль. Экономика для нас прежде всего. Мы на 100% площадей делаем закрытие влаги с прикатыванием. Глубже 7–8 сантиметров не сеем. А если бы не бороновали и не прикатывали, то пришлось бы сеять глубже – на 10–11  сантиметров, так как влага очень быстро уходит. Причина, по которой у нас активно испаряется влага, – диффузия почвы. Сорняки влагу тоже качают, но их можно убрать механическими и химическими способами. А мехсостав почвы всегда одинаков. И с этим мы постоянно считаемся при проведении агротехнических мероприятий.

– Чем проводите закрытие влаги?

– Мы его делаем культиваторами-сеялками СЗС-2,1. Сразу поясню: старые сеялки переделали в культиватор – убрали ящик, переделали каток, заменив его на кольчато-шпоровый, он хорошо прикатывает.

Раньше пробовали применять одно боронование без прикатывания и сразу получили такую эрозию… Мы с ней промучились два года. И поняли, что нам нужно делать. Обязательно почву надо прикатывать. Нам нужна такая технология, которая позволяет получать максимальный урожай в данной почвенной зоне. Нулевая, минимальная, традиционная – названий много. Но для нас важен не уровень урожая. В нашей зоне важно получить минимально стабильный урожай, что позволит хозяйству уверенно развиваться. Отлично, если урожай получим больше, но ниже определенной планки мы не должны опуститься.

– Для вашего хозяйства какой урожай минимально необходим?

– Восемь центнеров с гектара. Этого реально добиться в нашей зоне. И считаем, что урожай будущего года начинает закладываться уже весной года текущего. В мае этого года мы закрыли влагу на парах под урожай будущего года. Получив 8 центнеров зерна с гектара, мы заложим семенной фонд, фураж, обеспечим животноводство кормовой базой. А за счет реализации молока мы платим всем нашим работникам зарплату. У нас такой порядок – вся зарплата сотрудников хозяйства формируется за счет реализации молока. А доходы от растениеводства идут на развитие хозяйства. Когда обеспечишь животных кормовой базой и нормальными условиями в зимний период, тогда ты не зависишь от погоды. Не позволит нам земля ежегодно получать рекордные урожаи, такого не бывает. Земля должна отдохнуть. Да, в этом году не будет высокого урожая, значит, будет в будущем. К этому надо философски относиться.

– В послепосевной период как боретесь с сорняками?

– Поводим химпрополку. У нас есть опрыскиватель «Брандт». Но также немалую долю химпрополок проводим авиацией – для этих целей купили самолет. Химией избирательно работаем. Каждый год гербициды меняем, чтобы не было привыкания сорняков. Самолетом 700–1000 га в сутки делаем. Он позволяет работать с высокой производительностью. К тому же у нас почвы песчаные, наземный опрыскиватель при работе поднимает пыль, и это влияет на качество попадания на листья рабочего раствора. В итоге снижается его эффективность. А при обработки посевов с самолета таких проблем нет.

– На обновление техники берете кредиты?

– В основном стараемся все покупать за свой счет. Но комбайны в лизинг мы берем через «КазАгроФинанс». Ни с одним финансовым институтом больше не работаем.

– Какой процент паров в хозяйстве?

– В 2012 году у нас было около 8 тысяч гектаров паров из 26500 гектаров зерновых культур. По годам доля паров колеблется в пределах 25–30% в структуре пашни.

– Какому виду паров отдаете предпочтение и какой системы применения удобрений придерживаетесь?

– Пары у нас кулисные. При этом именно в пару делаем основное внесение удобрений. Мы вносим аммофос, его доза в физическом весе составляет 80 кг/га. Исходим из того что, что у нас очень низкое количество влаги в почве. Среднегодовое количество осадков всего 180–220 миллиметров. Внесение удобрений практикуем под последнюю обработку пара, под осень, и к весне они хорошо растворяются. При посеве удобрения нам вносить невыгодно – внесение в пару дает больший эффект. А при внесении удобрений при посеве эффекта мы не видим. Особенно четко это заметно в засушливые годы, которые у нас очень часто бывают. Ведь мы должны внести удобрение и получить прибавку, а если ее нет – какой смысл это делать.

 

Ставка сделана на молоко

 

– Расскажите о животноводстве.

– В хозяйстве развивается молочное скотоводство. У нас 3500 голов скота, из них 800 голов дойного стада. Основные породы – красная степная и симментальская. Скот находится на беспривязном стойловом содержании. Это экономически целесообразно, так как в нашем климате если в мае еще есть влага на пастбищах, то в июне ее уже нет, и трава моментально высыхает. А стойловое беспривязное содержание позволяет стабильно обеспечивать скот кормами и не подвергать его стрессам от жары и прочих проблем.

Все молоко у нас покупает Павлодар. Со сбытом никаких проблем нет. В хозяйстве мы построили молочный комплекс за счет собственных средств.

– Надои на каком уровне держите?

– Надои до недавнего времени не превышали 2600 литров на одну корову в год. В прошлом году, когда начали кормить скот на беспривязном содержании, вышли на рубеж 3100 литров. В планах выйти на 3400–3500 литров в год – за счет правильного кормления и селекционной работы. Считаю, что порода красная степная – это наша испытанная порода, адаптированная к нашим климатическим условиям. Поэтому мы сделали на нее ставку.

– Прибыль дает молочное скотоводство?

– Конечно, дает. Молоко – это стабильный доход. В отличие от растениеводства, где многое зависит от количества и сроков выпадения осадков. Стало быть, один год можешь быть с прибылью, а другой – с убытками. А в молочном скотоводстве, если им серьезно заниматься и имеется кормовая база, доход будет постоянным.

– Какой процент в общем доходе хозяйства приходится на животноводство?

– Сегодня эта доля приближается к 35%. Молоко мы производим первого класса, оно высокого качества с жирностью не менее 4%.

– Сколько молока надаиваете за день?

– Около семи тонн. Считаем, что нам нужен небольшой молочный завод, который бы выпускал продукцию для района, для наших сел, чтобы человек мог купить в магазине свежие продукты. Нужен небольшой модуль, который бы делал не только пакетированное молоко, но и сметану, йогурт, ряженку.

– Какова у вас численность работников?

– В нашем хозяйстве работают 370 человек. Люди у нас держатся. Детсад, школа, дом культуры, СВА... Все построено за счет хозяйства. Специалистам хозяйство строит жилье повышенной комфортности. Молодежь обучаем в вузах и колледжах. Если не заботиться о тех людях, которые живут на селе, тогда не будет толку и в производстве. Надо, чтобы человек работал с полной отдачей. И качественно. Человеческий фактор в нашем деле – самое главное.

 

Реализовал продукцию – получи субсидию

 

– Что можете сказать по поводу субсидирования?

– Мы получаем субсидии и по животноводству, и по полеводству. По удешевлению ГСМ, гербицидов, удобрений… Но много их никогда не будет. Мое мнение – надо платить субсидии не за гектар, а за реализованную продукцию.

– Не за произведенную, а за реализованную?

– Именно за реализованную, иначе если платить субсидии за произведенную продукцию, то порядка не будет. И результат они не дадут. А если платить субсидии за реализованную продукцию, тогда и проверять никого не надо будет – принес документы на землю, за реализацию зерна, банковские документы, ордера, что продал эту продукцию. Показал и все, будь добр, получи субсидии. Все прозрачно и понятно. А сейчас у нас как – землю «поцарапали» весной, всходы появились – все, получи субсидию. А получишь урожай или нет, это уже не так важно, ты уже субсидию получил. Поэтому у нас уже появилась целая прослойка крестьян, которая работает ради субсидии. И первый вопрос весной: а субсидии будут давать? Будут? Тогда буду сеять! А если не будут? Тогда подумаю. В животноводстве за реализованное мясо и молоко получают же субсидии? Получают. А почему такую же схему не сделать для полеводства?

– Какие субсидии вы получаете по молоку?

– Мы получаем 10 тенге на литр. Планировали получать в этом году 15 тенге и на второй уровень выйти, но только вышли на 3100 литров, а в это время планку подняли до 3250 литров. Так что теперь надо брать новый рубеж, чтобы заслужить повышенную субсидию.

– Вы говорите, что субсидию надо платить на реализованную продукцию. Но ведь далеко не каждый крестьянин может быть продавцом, не каждому это дано…

– Этому надо учиться, в противном случае не надо заниматься сельским хозяйством…И вообще, земля – собственность государства, она должна работать на народ. А почему с этой землей мы далеко не всегда работаем как положено?

– Нередко благодаря тому, что весной крестьянин может получить субсидию, он может посеяться. А не получит – о посевной может забыть. Не на что ее проводить…

– Но у нас в стране есть мощная система кредитования, которую предлагает государство. Такому крестьянину надо брать кредиты, работать, чтобы их вовремя погасить. Зачем же рассчитывать только на субсидии? Субсидию надо платить за выполненный объем работ. А не за то, что кто-то что-то сделает. А так получается: посеял – не выросло, но субсидию мне дайте, я же сеял. На селе мелким хозяйствам просто необходимо кооперироваться, поодиночке они не выживут.

– Насколько вы обновили технику в хозяйстве?

– За последние 8 лет мы полностью обновили комбайновый парк. Комбайны у нас в основном российского производства – «Векторы» и «Енисеи». У нас в хорошем состоянии еще советская техника, к примеру, сеялки СЗС-2,1. Если их нормально отрегулировать, то они показывают хорошие результаты. Наряду с этим у нас имеются импортные посевные комплексы, которые работают на отдаленных полях. Для нас это удобно – не надо туда перегонять кучу техники и целый мехотряд, а посевные комплексы высокопроизводительные и оперативно могут засеять большие площади. Но стоимость этой техники, ее обслуживание и ремонт дорогие. Я уже не говорю, во что обходятся простои техники, что иногда все же случается. Больше всего нас пугает в импортной технике система сервиса – она зачастую неповоротливая. Поэтому в последние годы, когда мы покупаем новую технику, в первую очередь обращаем внимание на то, как организован ее сервис. Мы зачастую платим деньги за бренд. Но для меня как руководителя бренд – это прежде всего хорошо налаженный высококачественный сервис техники. На Западе в этом вопросе такой подход – там деньги компании зарабатывают на сервисе больше, чем на продажах самой техники. У нас нередко получается – компании продали технику и про нас забыли. И дальше ты начинаешь метаться один на один со своей проблемой, если что-то вдруг вышло из строя.

Что касается сервиса российской техники, тут проще – мы все делаем сами, благо, что у нас есть К-700, имеется хорошая ремонтная база в хозяйстве, где можем испытывать оборудование, есть МТМ. У нас применяется узловой метод ремонта – если полетел мотор или коробка передач во время посевной, никто мотор разбирать не будет, мотор просто меняется и все, и нет никаких простоев, можно работать дальше. В итоге комбайн или трактор в поле мы запускаем в работу в течение суток после замены двигателя.

– Как вы продаете пшеницу?

– Мы не выращиваем ее в таких больших объемах, чтобы реализовывать на зарубежные рынки. Наш основной покупатель – Павлодарский регион. Пшеница очень высокого качества – от 28 до 36%. И это наш конек.

– У вас большая доля паров и при этом почвы легкого мехсостава. Они имеют низкий бонитет. Неужели нет эрозии при таких условиях?

– Да, у нас были случаи, когда при неправильном применении она у нас проявлялась, так как почвы легкие. Есть поля, которые по этой причине у нас залужены – это около 10 тысяч гектаров житняка. И примерно на тысяче гектаров проводим ежегодно обновление многолетних трав. Так что этот процесс у нас идет постоянно. В основном в хозяйстве выращиваем житняк, люцерну, эспарцет. Люцерна на богаре дает два укоса.

– Каким образом сеете многолетние травы?

– Сеялкой СЗС-2,1 сеем основную культуру и поперек затем СЗП сеем житняк. В чистом виде у нас тоже есть посевы житняка сорта Карабалыкский. Посеяли в этом году впервые пырей бескорневищный.

– Желаю вам удачи и хороших рентабельных урожаев!


Автор: Николай Латышев

Просмотров: 1316

На печать: На печать

Опубликован: 09.04.2013 | 15:32

Метки: диверсификация, Победа, Поляков, технология, успех

Категории Люди и судьбы

Кургансемена
Петкус
КазАгро 2017
Ukr
Moskva
AgroWorld 2017
Agrofarm
UG
Teplich

Поиск по новостям

Поиск по датам
Поиск по меткам

Введите ваш запрос для начала поиска.