Важные темы агропрома

Николай ЛАТЫШЕВБЛОГ РЕДАКТОРА
ЗРИ В КОРЕНЬ!

непричесанные мысли о сельском хозяйстве

Баннер 3 Немецкая биржа
Fiton
Shimkent
Agrocompetenzii
UgAgro 17
Вы здесь: Главная » Люди и судьбы » Почвоведы на целине (часть 1).

Почвоведы на целине (часть 1).

Публикуемый материал – об их судьбах и огромной работе, проведенной во благо грядущих поколений… При его подготовке автор использовала не только собственные исследования, но и научные статьи, публикации в периодических изданиях, архивные данные

 

Чем дальше от нас эра освоения целины, тем более масштабным по площади и срокам представляется небывалое мировое событие – освоение сурового края под названием Северный Казахстан. На территории, превышающей площадь Франции, за 20 лет сформировался высокоразвитый экономический район с социально-культурной инфраструктурой, действующий как единый хозяйственный организм. О грандиозном значении поднятия целины можно судить по выдержке из одного зарубежного издания, писавшего в те годы: «В диких условиях целины человек не может существовать. Вот почему можно успокоиться: целина так и останется непереваренным куском в желудке России».

Зарубежные ученые в те годы сравнивали целинную эпопею по масштабам и эффективности с тремя подобными акциями, известными мировой истории: осушением залива Зюдер-Зее в Голландии, освоениями прерий Среднего Запада в США и австралийского континента англичанами. Но в отличие от перечисленных мероприятий  целинная эпопея не имеет аналогов в мире по масштабам и срокам. Как отмечал на праздновании 50-летия целины Н. Назарбаев, это было беспрецедентное массовое освоение земель, равного которому по площади, срокам проведения в мировой практике не было и нет.

Благодаря целине Казахстан стал зерновым поясом планеты, вошел в пятерку ведущих стран – производителей зерна. Целина – это мощнейший стратегический ресурс, который позволил войти в клуб стран, влияющих на конъюнктуру мирового рынка продовольствия.  Это одно из четырех мест в мире, где растет сильная пшеница с отличными хлебопекарными свойствами.

 

 

Целина состоялась – это факт!

 

Целина принесла в степь новые веяния и является брендом Казахстана уже более 60 лет! Успех ее освоения изначально был предопределен грамотно разработанной стратегией, хорошей научной базой и участием профессионалов различных уровней, в первую очередь почвоведов. И, конечно,  небывалыми для сельского хозяйства инвестициями, а также умелой патриотической политикой и правильной тактикой. В отличие от организации оседлого хозяйствования и колхозов в 1930-е  годы. Трагические последствия коллективизации объясняются тем, что действия того времени  не были продуманы и обоснованы, не подготовлены тактически и не подкреплены материально. Все решалось спонтанно, не было специалистов по проведению этих мероприятий. В целинной же эпопее материальное подкрепление было на высоте, специалистами страна более-менее обеспечена была, а вопросы теории и практики решались на местах за счет титанических усилий первоцелинников и их патриотизма.

 

 

Великая эпоха

 

Как известно, попытки освоения бескрайних земель севера Казахстана и сопредельных территорий России неоднократно предпринимались и до 1954 года. Что же побудило в очередной раз начать распашку этих регионов?

После окончания Великой Отечественной войны вопрос выживаемости СССР стоял остро: гонка вооружений, изобретение атомного оружия, космическая программа требовали огромных средств. Обстановка в сельском хозяйстве была сложной, проблемы так и оставались нерешенными. Стране нужен был хлеб – основной социально значимый продукт. В 1953 году был «распечатан» государственный хлебный резерв. После смерти Сталина (1953 г.) Н. С. Хрущев начал реформы – были сделаны послабления в налогообложении, повышен уровень зарплат, колхозникам стали выдавать паспорта и т.д. Но главная реформа касалась производства хлеба. И здесь был выбран традиционный для СССР путь экстенсивного получения урожая, предполагающий вовлечение в сельхозоборот новых земель. Спускались директивы и планы... И почвоведы выискивали пригодные для распашки земли, хотя единого мнения о целесообразности освоения огромной площади в 20 млн га земель не было. Почвоведы знали коварный характер ветровой эрозии на севере республики и всячески противились сплошному освоению земель. По многолетним данным, в течение года в Северо-Казахстанской области бывает от 3 до 8 дней с пыльными бурями, в Кустанайской – от 8 до 32, в Карагандинской – от 27 до 30. Сильные ветра обычны для этих мест и объясняются значительным градиентом температур между  Ледовитым океаном и сухими жаркими пустынями юга Центральной Азии. Почвовед, профессор Н. В. Орловский был противником бездумного освоения песчаных и засоленных почв, поскольку это чревато ветровой и водной эрозией почв, за что ученый и подвергся гонениям.

В своих воспоминаниях ученый и первоцелинник Л.И. Пачикина отмечала, что по рекомендации почвенной экспедиции удалось перевести совхоз «Бирлик», размещенный в Кзыл-Туйском районе, на шлейфе Центрально-Казахстанского мелкосопочника с малопригодными почвами для земледелия, в Рузаевский район со среднегумусными черноземами близ реки Рузаевки.

 

Фото 1. Целина. 1954 г. Арыкбалыкский район Кокчетавской области. Обсуждение работ. Слева направо: К.Ш. Фаизов, трое почвоведов из Львова, Л. И. Пачикина, К.Байтканов (сидят)

Освоение целинных областей Казахстана можно разделить на три больших этапа:

1) 1900-е годы – освоение земель в рамках программы Переселенческого управления;

2) 1930-е годы – перевод на оседлый образ жизни кочевых хозяйств, организация колхозов в годы коллективизации;

3) целинная эпопея, начавшаяся в 1954 году.

 

В течение первых двух этапов распашке подвергались только почвы облегченного механического состава, причем в разумных пределах – волы и слабосильные трактора не могли освоить более тяжелые земли. За 100 лет атбасарские крестьяне освоили лишь 100 тыс. га! В своей книге «Думы о целине» агроном Ф.Т.Моргун, один из 50 тысяч посланцев Украины, проработавший более 11 лет в Северном Казахстане, пишет: «В начале прошлого века в Уральскую, Тургайскую, Семипалатинскую и Акмолинскую области в 1906 г. переселилось 25 100 крестьян, в 1907-м – 81 300, в 1908-м – 80 159, в 1909-м – 89 711, в 1910-м – 67 097, в 1911-м – 55 568, 1912-м – 41 077. Жесточайшая эксплуатация, трагичность переездов (смертность доходила до 30%), дикие условия жизни, отрезанность от мира привели к тому, что 60% приезжавших переселенцев возвращались назад. Отрезанность от мира, смертность, тяжелые условия жизни были характерны и для более приспособленных к ним номадов этих мест».

Впервые идею массового продвижения пшеницы на восток СССР и распашку целинных земель выдвинул в 1928-1930-х гг. знаток мирового зернового хозяйства Н. М. Тулайков, заведующий Институтом изучения засухи (там же работал и А. И. Бараев). По своей инициативе Н.М.Тулайков организовал научную экспедицию по выявлению пригодности восточных земель.

 Успешному освоению целинных земель в 1954 г. способствовали целенаправленные меры – сюда были направлены огромные промышленные, человеческие и другие резервы, предоставлены значительные льготы. Целинники обеспечивались бесплатным проездом (со своим имуществом) из мест выезда к местам поселения, единовременным денежным пособием – 500-1000 рублей на главу семьи и по 150-200 рублей на каждого ее члена. Выдавался кредит сроком на 10 лет на постройку дома в размере 10 тыс. рублей (из них 35% суммы брало на себя государство), 1500–2000 рублей кредита на приобретение скота. Также предоставлялась продовольственная ссуда в размере 150 килограмм зерна или муки, освобождение от сельскохозяйственного налога сроком от 2 до 5 лет. За 1954-1959 годы в освоение целинных земель Казахстана было вложено около 20 млрд рублей.

Вся промышленность, армия, студенты, специалисты, сезонные рабочие работали в едином режиме, как во время войны. Полностью были задействованы человеческие ресурсы, техника, производство. На период уборки партия мобилизовала до 1 млн приезжих. Вот о чем писала в 1954 году кустанайская областная газета «Сталинский путь»: «Бригадиры-механизаторы в мае 1954 года за полмесяца получили зарплату по 1700 рублей!»; «Девушки приезжали за личным счастьем»; «Строили из местного материала – камыша, самана»; «Уже опробованы методы Т. Мальцева по безотвальной обработке почвы»; «В октябре 1954 года А. И. Бараев дал анализ метода обработки почвы по Мальцеву с пожеланиями повсеместно переходить на этот способ, но учитывать местные особенности климата и природы».

На целину шли вагоны с отборным посевным зерном, продовольственные и промышленные товары в количестве, которое бы гарантировало бесперебойное снабжение для долгосрочного проживания. Степная глубинка получила новый импульс, ведь целина – это не только пашня. Это и жилье, школы, больницы, амбулатории, детсады, ясли, клубы, новые автомобильные и железные дороги, мосты, аэродромы, животноводческие постройки, элеваторы, склады, заводы, электричество, вода. Словом, все, что необходимо для нормальной жизни населения и развитого современного сельскохозяйственного производства.

В 1954-1956 гг. прибыло 640 тыс. человек – механизаторы, строители, учителя, медицинские и торговые работники. Непрерывным потоком шла техника и запчасти. За целинные годы в республике было построено 3762 км автомобильных дорог, более 2000 км железнодорожных путей. Более 29 тыс. девушек прибыли по настоянию казахстанских руководителей с дальним прицелом создания целинных семей.

В течение одного года (1954-1955 гг.) на целинных землях республики не без помощи почвоведов было образовано 337 новых зерновых совхозов общей земельной площадью свыше 17 млн га, в том числе пахотнопригодной – более 10 млн га. Совхозы создавались как крупные высокомеханизированные предприятия по производству зерна, располагающими по 25-30 тыс. га посевной площади. В Канаде хозяйство с 1000-1500 га земли уже считается крупным, типичная же ферма занимает всего 400 га.

Обычно в воспоминаниях пишут: «Приезжали, забивали колышек с названием совхоза…» .Так и было, но колышек первоцелинники забивали не где попало, а в строго обозначенном месте – по картам земельных угодий и землеустройства новых хозяйств. На тот момент уже существовал генеральный план, определяющий контур и характер хозяйства, расположение и размер его полей, лугов и пастбищ, места для строительства усадьбы, источников водоснабжения и множество других важных для жизни и производства нюансов. Тысячи почвоведов, ботаников, землеустроителей, агрономов из России, Казахстана, Украины, Белоруссии обследовали 178 районов республики. Результаты изучения земель в виде подробных карт почв, их растительного покрова, строго обозначенных водоисточников и сырьевых ресурсов для производства местных стройматериалов представлялись районным, а затем областным и республиканским организациям.Для того чтобы вести отбор целинных и залежных земель в едином ключе, избежать возможных ошибок, неувязок и облегчить почвоведам процесс оценки почв Казахстана, Институт почвоведения разработал специальные «Указания к проведению почвенного обследования целинных и залежных земель, осваиваемых под зерновые культуры». В них были четко определены земли, рекомендуемые для возделывания зерновых. Но мало кто из руководителей совхозов этим рекомендациям следовал, боясь пойти против указаний директивных органов. Руководители совхозов выполняли приказы сверху по наращиванию темпов распашки земель, зачастую игнорируя указания почвоведов.

Безусловно, целина дала стране миллиарды пудов зерна и позволила  улучшить множество производственных и социальных показателей. Однако поспешность проведения производственных мероприятий и непродуманность решений в конечном итоге привели даже к отрицанию неплохих (в начале кампании) результатов. Изначально существовали разногласия по поводу  целесообразности  освоения северных территории Казахстана. Руководство республики было против сплошной распашки… и с поста был снят первый секретарь ЦК КП Казахстана Ж. Ш. Шаяхметов.

Не было согласия и среди представителей разных групп почвоведов. Те, кто лучше знал местные условия (директор Института почвоведения АН Казахской ССР У. У. Успанов, с.н.с. Института почвоведения Н.П. Петелина, завотделом почвоведения КИЗа ВАСХНИЛ С. П. Матусевич, московские ученые А.Н. Розанов, Летунов и др.) были более осторожными в своих рекомендациях. Но партия диктовала свои правила.

Основная цель освоения целины – удовлетворить спрос населения на хлеб – была достигнута в первый же год. Но задача повышения средней урожайности пшеницы до 20 ц/га, поставленная Л.И. Брежневым на праздновании 20-летия целины в Алма-Ате в 1974 году, до сих пор остается целью номер один!

 

Таблица 1. Данные об урожайности зерновых в пяти областях Северного Казахстана за 1954-1968 гг.

 

Средняя урожайность зерновых за 1954-1968 гг. 

Годы

ц/га

1954

9,3

1955

2,8

1956

11,4

1957

4,3

1958

9,0

1959

9,2

1960

8,5

1961

6,8

1962

5,9

1963

3,2

1964

10,2

1965

2,7

1966

11,2

1967

7,0

1968

7,6

 

Данные об урожайности взяты из книги мемуаров «Думы о целине» Ф. Т. Моргуна, который прошел путь от директора Толбухинского зерносовхоза Кзылтуйского района Кокчетавской области до секретаря обкома партии и начальника Краевого управления сельского хозяйства. 5 декабря 1954 года он принял земли площадью 44 тыс. га далеко не самого лучшего качества. В своих воспоминаниях Моргун дает ответ скептикам-антицелинникам: «Один Рузаевский район Кокчетавской области давал хлеба больше, чем вся Белорусская ССР».

За первых два года целины предполагалось освоить 13,3 млн га. В действительности же было распахано более 33 млн га земли! Но уже через несколько лет, после черных (пыльных) бурь, 9 млн га было выведено из сельскохозоборота (территория, равная площади Венгрии).

Целина и Л.И.Брежнев

Не последнюю роль в целинной эпопее сыграли организаторские способности Л. И. Брежнева, написавшего в своей книге «Целина»: «Спешным и невиданным по размаху делом стал отвод земель под распашку. И если уж говорить о том, кто самым первым двинулся в бескрайние степи, то это были ученые, гидротехники, ботаники, землеустроители, агрономы… Надо было  бороться с упрощенным подходом и требовать, чтобы отбор целинных земель повсюду проводился строго научно… Димаш Ахмедович (Кунаев – прим. авт.) рекомендовал мне в качестве консультанта по целинным землям директора Института почвоведения Умирбека Успановича Успанова. Руководимый этим серьезным ученым институт располагал огромным материалом по почвенной характеристике Казахстана. Сотрудники этого института немало содействовали во всем, что касалось размещения новых совхозов… Нулевой цикл подъема целины имел громадное значение. От этого зависела дальнейшая судьба распаханной земли и всей будущей жизни на ней».

Было бы серьезной ошибкой полагать, что даже при выделении государством крупных средств на освоение новых земель можно было легко осуществить эти грандиозные работы без серьезных местных научных наработок по исследованию земель. Грамотное их освоение требует грамотного подхода.

Стратегия и тактика были выработаны правильно, распашка территорий была отдана в руки специалистов. Брежнев регулярно совершал полеты в совхозы и многие вопросы решал на местах. За два года (1954-1955 гг.), будучи Первым секретарем ЦК КП Казахстана, он облетел на вертолете почти 500 точек целины! Из 730 дней на посту руководителя Казахстана 500 дней он провел в поездках! Едва заслышав о какой-либо новой методике и на ходу оценив ее перспективы, он старался распространить новаторство. Например, увидев каркасно-камышитовые постройки, он облетел реку Или, сопоставил запасы камыша – и почти все новоселы уже на второй год были обеспечены доступным и быстровозводимым жильем. Что бы ни говорили впоследствии о Л. И. Брежневе, но он однозначно был патриотом страны и жил ее интересами. В непростых условиях целины он осуществлял руководство последовательно и доброжелательно, как крепкий хозяйственник и душевный человек, хороший руководитель, ценивший человеческое общение и семейные ценности. То, что Л. И. Брежнев стоял во главе работ, во многом предопределило успех целинной эпопеи. Был создан неофициальный штаб по освоению земель, проводилось изыскание площадей с почвами, наиболее пригодными для первоочередного освоения. Эта трудоемкая и ответственная задача была поручена системе Академии наук СССР и академиям союзных республик. И особо – Академии наук Казахской ССР, которой было дано право при необходимости привлекать любые научные и производственные учреждения.

В книге «Целина» большинство фактов, цифр, документов связаны с Казахстаном. Вероятно, это объясняется и тем, что помощники Л. И. Брежнева при подготовке книги использовали труд известного агрария Масымхана Бейсебаева (в 1954 г. работал заместителем председателя Совета Министров Казахстана, курировал сельское хозяйство республики, позднее был назначен директором Института лугов и пастбищ МСХ КазССР). Об этом рассказал его сын в статье «Соавтор «Целины» – Масымхан Бейсебаев?».

М. Бейсебаев кропотливо собирал архивные документы, постановления, решения правительства, переписку по проблемам целины . Все это было подготовлено его сыном Акылжаном, который был в курсе работы отца (он правил, вычитывал и согласовывал окончательный текст  книги). Возможно, Брежнев и не знал о «соавторстве» с М. Бейсебаевым, но с ним самим работал и часто общался.

 

Кадры Казахстана

 

Одним из крупных научных центров по изучению почв в 1930-1940-е гг., осуществившим внушительные наработки, был Казахский институт удобрений и агропочвоведения (КИУА), преобразованный в 1935 году в Казахский институт земледелия (КИЗ) при ВАСХНИЛ. Почвоведы этого института Д. М. Стороженко, А. М. Петелина и др. впоследствии вошли в состав организованного в 1939 году почвенно-ботанического сектора КазФАН СССР, стоявшего у истоков нынешнего КазНИИПиА МСХ РК (ранее – Институт почвоведения АН РК). Некоторые из них затем пополнили систему Казгипрозема, а также ВНИИЗХ (в т. ч. А. И. Бараев).

В 1932 году была создана казахстанская база Академии наук СССР, в которой с 1936 года работал единственный почвовед – кандидат г.-м. н. У. У. Успанов. В 1938 году база была преобразована в КазФАН СССР, а уже в 1939-м в нем был организован почвенный сектор, на должность директора которого по инициативе У. У. Успанова был приглашен доктор с.-х. н. А. И. Безсонов, почвовед Переселенческого управления. В 1943 году в составе КазФАН СССР был создан Институт почвоведения и ботаники, который в 1945 был преобразован в Институт почвоведения в составе АН Казахской ССР. С целью землеустройства колхозов и совхозов, мелиорации засоленных почв, организации ирригации в засушливых регионах и освоения новых районов земледелия совместными усилиями сотрудниками этих организаций и российских почвоведов была исследована значительная часть территории. Итоги тех работ были заложены в почвенных картах. За эти годы крупно- и среднемасштабным картографированием почв была охвачена большая часть территории. Полученные при этом материалы о разнообразии почв и их свойствах послужили основанием для разработки такой систематики и номенклатуры почв в СССР, которая могла бы использоваться при составлении мелкомасштабных и обзорных почвенных карт, что значительно помогло провести на научной основе успешную распашку земель в 1954 году.

В 1930-1950 гг. исследовательская деятельность в сельском хозяйстве была, в основном, ограничена прикладными разработками. Это вело к примитивизации науки, которая сводилась, по сути, лишь к наблюдению и изучению.

Однако ученые Казахстана постоянно следили за новыми разработками в почвоведении, что в дальнейшем позволило провести работы по исследованию огромной территории комплексно, системно, зонально. Почвоведы придерживались принципа гармонии в природе, который был основным кредо основателя генетического почвоведения В. В. Докучаева.  Ученый считал, что необходимо создавать оптимальное, а значит красивое, соотношение леса, луга, пашни и воды на сельскохозяйственных угодьях. В этом он видел залог духовного и материального благополучия человека.

Работа почвоведов всегда была небезопасной, особенно в первые годы установления советской власти. В Центральном государственном архиве РК сохранилось прошение о выделении оружия для периода полевых работ, датированное 5 мая 1926 года, сотрудникам Казахстанской экспедиции АН СССР: С. Неуструеву, И. Ларину, Е. В. Лобовой, Е. Н. Ивановой, И.П. Герасимову. Имеется и справка: в 1926 году по просьбе Неуструева отряду И.П. Герасимова было выделено 5 винтовок и 100 патронов.

Уже в качестве академиков и профессоров перечисленные специалисты работали совместно с казахстанскими почвоведами и в эвакуации, в военное время, и позже, в 1954 г. Так, Е. В. Лобова была главным редактором второй обзорной почвенной карты Казахстана 1946 года, составленной на основе областных почвенных карт миллионного масштаба. (К сожалению, они не изданы, но есть в архивах Института).

В годы Великой Отечественной войны были продолжены работы по составлению казахстанских листов Государственной почвенной карты СССР миллионного масштаба. В 1954 году в эту работу внесла свой вклад и Е.И. Иванова, автор классификации почв СССР. Единая команда ученых, участвовавшая в отборе целинных земель, предварительно провела серьезные комплексные исследования по освоению Прикаспия (1950 г.) и составила почвенные карты различных масштабов для всей территории Казахстана: среднемасштабную карту почвенно-мелиоративных областей и районов Прикаспия, карту земель зоны орошения и др.

В стенах КазГУ готовились молодые кадры почвоведов и биологов. Впоследствии специалистов этого профиля стал выпускать КазГосСХИ  – Казахский государственный сельскохозяйственный институт (ныне КазГАУ), где в разные годы преподавали замечательные ученые: А. М. Дурасов, П. И. Шлеймович, А. В. Мухля, Т. Т. Тазабеков и др.

 

Изучение почв до целинной эпопеи

 

О севере Казахстана существуют довольно противоречивые высказывания. Когда-то говорили: киргизская степь по бедности водою одной ногою стоит у подножия Аравийской пустыни. Еще дореволюционные исследователи предостерегали: «Безответственное распахивание целинных земель, хищническое использование приведут к бесплодию и пыльным бурям» (А. Букейханов); «Производство зерна способно превратить эти земли в пустыни» (М. Сердалин). С другой стороны,  в XVIII веке С. У. Ремезов, автор «Чертежной книги Сибири», писал: «Земля здесь хлебородна, овощна и скотна».

В переписке У. У. Успанова и С. П. Матусевича читаем: «После революции 1917 года в основном велись мелкомасштабные исследования почв на юге Казахстана (Воскресенский, Аболин и др.), на севере республики имели место аналогичные работы, возглавляемые Горшениным, на юго-востоке – Надежиным из Средне-Азиатского центра. В период 1917-1930 гг. почвоведение в Казахстане в значительной мере сосредоточилось в руках мало подготовленных в вопросах изучения почв практиков-агрономов. Позже были подготовлены кадры почвоведов. Оставаясь по сути дела земельно-оценочным, почвоведение данного периода приобрело ярко выраженную землеустроительную направленность, призванную обеспечивать нужды в первую очередь массового землеустройства (1924-1928 гг.), а затем – устройства совхозов (1929 – 1932 гг.)».

С 1924 по 1937 годы в Казахстане было выпущено всего 52 почвоведа. Огромная территория республики была не под силу такому мизерному количеству специалистов. Львиная доля работ была проделана почвоведами из Москвы, Ленинграда, различных НИИ и проектных организаций СССР, а также кадрами бывшего Переселенческого управления.

В 1928-1932 гг. около 20 млн га было покрыто сравнительно детальными почвенными исследованиями – территория всех совхозов и многих районов сплошного устройства земель трудового пользования. Для почвоведения в целом период между Октябрьской революцией и коллективизацией был временем максимального рассредоточения исследований и их детализации при одновременном научном совершенствовании. Крупномасштабные исследования тех лет, оформленные и в виде карт, позволили в будущем осуществить работу по освоению целинных земель с прицелом на дальнейшее развитие сельского хозяйства республики.

Сегодня, по сравнению с 1980 годом количество почвоведов уменьшилось  с 800 до 100 – то есть в 8 раз! И это на всю территорию Казахстана! Земельная нагрузка на одного такого специалиста составляет 2,23 млн га сельхозугодий. В СССР в 1991 году эта цифра составляла в среднем 101 тыс. В Европе земельная нагрузка на почвоведа – 30 тыс. га сельхозугодий, в Японии – 2,6 тыс. га. При этом Общество почвоведов небольшой по земельным меркам  Японии насчитывает более 2000 членов.

 

 

Почвенный штаб целинных работ

 

«На первом этапе работ в весенний период 1954 года вопрос об организации новых зерносовхозов решался районными, областными и республиканскими организациями без особых осложнений и дискуссий. Было выявлено около 8 млн га целины и залежей, на которых организовались 87 зерновых совхозов и расширены площади пашен колхозов. Определенные трудности возникли на втором этапе. У некоторых членов коллегии и ученых возникли сомнения в целесообразности продолжения освоения целины и организации зерновых совхозов в районах, расположенных в сухостепной зоне каштановых почв, недостаточно обеспеченных атмосферными осадками, как того требовали почвоведы и другие ученые. Они отмечали, что в районах с преобладанием третьей группы земель ниже среднего качества (с солонцами до 20-30%) целесообразно организовать только животноводческие совхозы. Горячая дискуссия по этому вопросу продолжалась более месяца.

С весны 1954 года в Казахстане развернулась работа по обследованию и отбору пахотнопригодных земель, выбору мест под центральные усадьбы совхозов. По сути, ученые-почвоведы, геоботаники, землеустроители, агрономы, гидрогеологи Казахстана, Москвы, Ленинграда, Украины, Молдовы и других республик стали первопроходцами на целине и заложили научные основы ее освоения. В течение двух лет экспедиции ученых-почвоведов обследовали, по данным У. У. Успанова, 100 млн га пахотнопригодной целины. Для принятия решения об освоении целинных земель в огромных масштабах было необходимо увидеть их на почвенных картах, оценить их площади и качество. Для этого использовались обзорные почвенные карты прошлых лет, что помогло в деле выделения земли для освоения каждому из вновь организованных совхозов.

Наработанные за весну 1954 года материалы с картами и данными по землям и почвам 20-26 апреля 1954 г. были представлены в Москве на Совещании почвоведов и агрохимиков Союза, которое было созвано Почвенным институтом АН СССР. На заседаниях ежедневно присутствовало 200-250 (на открытии Совещания – около 300) делегатов и гостей. В числе последних были посланцы 14 союзных республик, 22 автономных республик и областей. Делегаты представляли 8 республиканских Академий наук, 10 филиалов Академии наук СССР, 11 университетов, 18 сельскохозяйственных и педагогических институтов, 22 научно-исследовательских учреждения. Было задействовано 11 работников Министерства сельского хозяйства СССР и РСФСР и проектных организаций, академики и член-корреспонденты АН СССР, действительные члены ВАСХНИЛ и республиканских академий наук (14 чел.), 43 доктора наук и 94 кандидата наук.

В 1955 году на Совещании при Академии наук СССР был заслушан доклад У.У. Успанова о состоянии земельных ресурсов на целине.

Л. И. Брежнев, выполняя постановление ЦК КП СССР, в 1954 году для научно-методического руководства отбора земель создал почвенный штаб (неофициальная оперативная рабочая группа по целине) во главе с У. У. Успановым. На Институт почвоведения АН Казахской ССР было возложено научно-методическое руководство работами по обследованию почв и отбору земель для вновь организуемых совхозов.

Роль почвоведов в советские годы широко освещалась в прессе. Но после ухода Л. И. Брежнева, вероятно, была директива замалчивать все, что делалось под его руководством. Вполне возможно, что под эту кампанию попало и почвоведение, упомянутое в его книге «Целина», где впервые на государственном уровне был оценен труд почвоведов – У. У. Успанова и многих других первоцелинников.

Ученые с первых дней освоения целины помогли практикам быстро сориентироваться – определили на территории республики шесть хорошо выраженных природно-хозяйственных зон, дали четкие рекомендации: где следует сеять зерновые, где заниматься животноводством, где сочетать в комплексе оба направления.

Основной задачей почвоведов и других специалистов было обобщение находящихся в различных учреждениях картографических и текстовых фондовых материалов экспедиционных и стационарных исследований. Они касались климата, растительного покрова, почв, геоморфологии и гидрогеологический условий, агротехники и экономики сельскохозяйственного производства, изучения и обобщения передового опыта колхозов, МТС и совхозов по рациональной организации сельского хозяйства на новых землях. Почвенный штаб опирался на материалы по характеристике почв Казахстана и данные о качестве и количестве пахотнопригодных земель в областях республики. По карте 1934 года к пахотным отнесли 40,1 млн га земель, а по карте 1948 г. фактически 50 млн га были признаны пахотнопригодными.

Оценка, проведенная перед Великой Отечественной войной, показала, что в Казахстане можно было отвести под пашню 20 млн га земли. В меньшей степени были изучены погодно-климатические особенности региона. Районы с 400 мм осадков, по американским меркам, считались абсолютно непригодными для земледелия. Но в СССР большинство районов, занятых выращиванием яровой пшеницы, были расположены именно в таких условиях и подвергались частым засухам. Районы казахстанской целины находятся в еще более суровых условия засухи, с количеством осадков в 300 мм и меньше.

Нагима Алтынбекова, к.с.х.н., с.н.с. отдела географии, генезиса и оценки почв КазНИИ почвоведения и агрохимии им. У.У. Успанова МСХ РК 

(продолжение следует).

Опубликовано в журнале "Аграрный сектор" (№1(27), март, 2016 г.


Автор: Нагима Алтынбекова

Просмотров: 526

На печать: На печать

Опубликован: 06.01.2017 | 21:20

Метки: почвоведы, целина, Успанов, Брежнев, Моргун

Категории Люди и судьбы

Кургансемена
Петкус
КазАгро 2017
Ukr
Moskva
AgroWorld 2017
Agrofarm
UG
Teplich

Поиск по новостям

Поиск по датам
Поиск по меткам

Введите ваш запрос для начала поиска.