Важные темы агропрома

Николай ЛАТЫШЕВБЛОГ РЕДАКТОРА
ЗРИ В КОРЕНЬ!

непричесанные мысли о сельском хозяйстве

Баннер 3 Немецкая биржа
Fiton
Shimkent
Agrocompetenzii
UgAgro 17
Вы здесь: Главная » Люди и судьбы » Почвоведы на целине (часть 2)

Почвоведы на целине (часть 2)

Важно понимать, что группы пахотнопригодности были установлены для четырех зон раздельно – по двум северным и двум южным областям. То есть по качеству лучшие земли южных областей не были идентичны лучшим землям северных. Согласно постановлению Совета Министров Казахской ССР от 1 апреля 1954 года, были утверждены руководители 16 экспедиционных отрядов, которые после получения удостоверений сразу же выехали в районы освоения земель для оказания «практической помощи в освоении целинных и залежных земель на севере Казахстана».

    Из 80 человек списочного состава Института с такими удостоверениями на целину выехало около 60. Академия наук Казахской ССР весной 1954 г. организовала и отправила одновременно 43 экспедиционного отряда, из которых 16 были почвенными, остальные  составлены из геологов, гидрогеологов, ботаников, зоологов и пр. Вместе с тысячами специалистов из России, Украины, Белоруссии, Молдавии в 1954 году было обследовано около 100 млн. га и выявлено 22,6 млн га пахотнопригодных земель. На этих землях в 1954 году было организовано 87, а в начале 1955 года – 250 совхозов. Сотрудники нашего Института обследовали для десятков совхозов 15,4 млн. га и выявили 4,4 млн. га пахотнопригодных земель. У. У. Успанов, начиная с апреля по сентябрь 1954 года, находился в Кустанайской области, централизованно осуществляя руководство почвоведами в сопредельных целинных областях.

Обследование и отбор земель в Казахстане в весенний и летний периоды 1954 г. проводили комплексные отряды, в составе которых было 993 человека, в том числе 169 почвоведов. На пригодных для освоения под посев пшеницы землях в 1954-1955 гг. было организовано 337 зерновых совхозов. Помимо сотрудников Института почвоведения АН Казахской ССР в этих работах участвовали почвоведы и агрохимики Казахского института земледелия (КИЗ) во главе со старейшим почвоведом Казахстана С. П. Матусевичем, сотрудники кафедры почвоведения Алма-Атинского сельскохозяйственного института под руководством Ш. М. Чултурова, а также почвоведы областных земельных экспедиций Министерства сельского хозяйства Казахской ССР и др.

Большую помощь оказали московские и ленинградские ученые Академии наук СССР – сотрудники Почвенного института им. В. В. Докучаева, Ботанического института им. В. Л. Комарова и Института географии, Всесоюзного института удобрений и агропочвоведения ВАСХНИЛ, Московского государственного университета, Тимирязевской сельскохозяйственной Академии. В полевых работах этих коллективов на территории Казахстана участвовали известные почвоведы и географы Е. Н. Иванова, С. А. Шувалов, Н. П. Карпинский, В. А. Францессон, Б. А. Федорович и многие другие.

Вместе с У. У. Успановым весомый вклад в разработку научных исследований по освоению целинных земель внесли Д. М. Стороженко, А. А. Соколов, С. К. Серпиков, К. Ш. Фаизов, Л. И. Пачикина, И. А. Ассинг и другие.

Распашка новых земель требовала квалификации, дисциплины и полной самоотдачи. Эти годы запомнились огромным объемом исследований, повысился уровень почвенных работ и квалификация специалистов в Казахстане. Институт почвоведения и все почвоведы Казахстана могут гордиться тем, что на мировом уровне была проведена научная почвенная подготовка для распашки земель. И остановлена необоснованная бездумная распашка, что предотвратило массовую эрозию почвы. Большой объем нового фактического материала, собранного за последние годы, дал возможность уточнить номенклатуру почв Казахстана и выработать их классификацию, правильную в научном и практическом отношении . Уточнялась методика составления почвенных карт в зависимости от назначения и масштаба. На основе областных среднемасштабных карт была создана Третья обзорная Почвенная карта Казахстана (1976 г.), позднее использованная для выпуска Почвенной карты мира, Почвенной карты Азии и др. с подготовкой серии книг «Почвы Казахской ССР» по областям.

 

Почвенные карты – концентрированное научное знание

Картография почв, одной из основных целей которой является инвентаризация основного средства производства – почв, вышла в Казахстане на высокий теоретический и практический уровень, подтверждением чему является выпуск трех обзорных Почвенных карт Казахстана (1934, 1948 и 1976 гг.). Достижения в области картографических и географических работ в Казахстане объясняются и тем, что в годы войны (1941-1945 гг.) Алма-Ата приняла «десант», состоящий из выдающихся ученых (почвоведов, картографов, географов), эвакуированных из Москвы и Ленинграда.

 

Почвовед М.А.Глазовская изучает почвы Заилийского Алатау

 

Начало целинной эпопеи обусловлено инвентаризацией земельных фондов, исчисленных по первой, изданной КИЗом в 1934 года, обзорной почвенной карте Казахстана (недостаточно детальной, но единственной готовой сводке о земельных фондах) и второй карте 1948 года.

С. П. Матусевич произвел подсчет площадей почв и пахотопригодных земель республики по областям в районном разрезе и дал им агропроизводственную характеристику. Были выявлены различные типы и видовой состав земель. Эта работа впоследствии существенно помогла в предварительных наметках плана освоения целинных и залежных земель в 1954 году в Казахстане и других дальнейших работах. Планы работ С.П. Матусевич согласовывал непосредственно с Л. И. Брежневым, который в горячие дни освоения целины особенно прислушивался к советам почвоведов.

Обширный картографический и аналитический материал позволил точно установить и охарактеризовать разделение территории Казахстана на почвенные зоны и подзоны, выявить и подробно описать основные зональные почвы (от типов и до родов) и дать им агрохозяйственную оценку. Все эти данные были сведены на областных почвенных картах в масштабе 1:1 000 000 и впоследствии после дополнительных уточнений трансформированы и изданы в серии листов Государственной почвенной карты СССР в международной разграфке. К этому времени на территорию республики имелись обзорные почвенные карты Казахстана в масштабе 1:2 000 000(1934), 1:2 500 000 (1948), где в сконцентрированном виде было сосредоточено все знание о почвах республики, накопленное усилиями почвоведов. После наложения на него фактической распашки этот материал позволил «увидеть» площади неосвоенных земель, определить их качество и послужил основой для принятия государственного решения об освоении целины. Но для выделения земель под распашку в каждом конкретном хозяйстве, для определения правильного расположения новых совхозов, их пахотных угодий, хозцентров и т. д. обзорных карт было недостаточно. Необходимы были крупномасштабные почвенные планы, что для всей огромной территории в столь короткие сроки было невыполнимо. Поэтому в 1954-1955 гг. пришлось произвести специальный отбор целинных земель в натуре при помощи специалистов всего СССР, что отражено Л. И. Брежневым в его книге «Целина».

В период 1954-1964 г.г. были составлены среднемасштабные почвенные карты всех областей Казахстана (1:200000 масштаба для Восточно-Казахстанской области и 1:300000 масштаба для остальных областей). В 1976 г. на их базе была издана сводная третья Почвенная карта Казахстана масштаба 1:2500000. В 1974 г. она получила диплом ВДНХ СССР первой степени (была представлена и на получение Госпремии Казахской ССР, но по неопределенным причинам ее не получила). Данные этой карты были использованы в издании карты Почв мира, Азии и др.

Карта 1976 г. издания – очередная, наиболее полная сводка материалов за 20 лет (1948-1968 гг.), вобравшая в себя всю информацию целинного периода, отличается более подробным выделением типов, подтипов, родов и видов почв, т. е. имеет более детальный показ выделов почв (128 вместо 82). В ней более четко отражены почвенные зоны, подзоны, высотные пояса, а также наиболее характерные особенности почвенного покрова. Выделен особый род фосфоритных почв в каштановой подзоне, показаны щебнистые слаборазвитые. Тип каштановых почв подразделен на три подтипа, выделен тип серых лесных. Для горных почв выявлена большая детальность – 18 против 10. Вместо 19 типов комплексов выделено 30. Таким образом, детализация новой карты имела весомое практическое и теоретическое значение.

С учетом зональных и провинциальных особенностей почв Казахстана пахотопригодные земли были разделены на безусловно и условно пахотные. К безусловно пахотным землям были отнесены полноразвитые почвы с достаточно мощным гумусовым горизонтом, занимающие ровные и однородные массивы, незасоленные и не сильно солонцеватые. Это земли, расположенные главным образом в зоне черноземных и темно-каштановых почв, относительно более обеспеченные атмосферными осадками, не требующие дополнительных капитальных вложений на их освоение. К данной категории земель были отнесены также сероземы и лугово-сероземные почвы, обеспеченные поверхностными водами для орошения или расположенные в зоне устойчивого богарного земледелия. Сюда же были отнесены не сильно комплексные массивы черноземных и каштановых почв с солонцами не выше 25%.

К условно пахотным землям были отнесены почвы засушливых районов, недостаточно обеспеченных атмосферными осадками и поверхностными водами для орошения, а также земли, требующие дополнительных капиталовложений в их освоение. Сюда вошли светло-каштановые почвы полупустынь, сильносолонцеватые и менее однородные массивы черноземов и темно-каштановых почв, маломощные и малоразвитые почвы, а также неполноразвитые почвы горных районов, занимающие неблагоприятное положение по условиям рельефа, и часть почв речных долин и местных понижений.

Созданные в период освоения целины и позже почвенные карты позволили оценить почвенные ресурсы Казахстана и легли в основу зональных принципов земледелия, мелиорации почв и применения органических и минеральных удобрений с учетом генетического и географического разнообразия почв.

Эти материалы позднее были использованы для выпуска первой международной «Почвенной карты мира» в масштабе 1:5 000 000, которая создавалась по инициативе МОП – международного общества почвоведов, под эгидой ФАО и ЮНЕСКО. Фундаментальная карта на 19 листах с десятью томами пояснительного текста не только способствовала развитию почвоведения и консолидации почвоведов разных стран. Она позволила оценить состояние почвенного покрова мира, возможности использования мировых почвенно-земельных ресурсов в перспективе, а также способствовала созданию Почвенной карты Азии и др. с написанием серии книг «Почвы Казахстана» по всем областям.

 

Эрозия почвы: к предупреждениям почвоведов не прислушались

 

Результатом непродуманных действий аппаратных работников разного уровня стала эрозия почв. Как известно, почвоведы были против массового освоения целинных просторов, поскольку хорошо знали коварный характер ветровой эрозии почв. Сильные ветра, обычные для этих мест, вызываются большим градиентом температуры между северным океаном и жаркими пустынями. В годы масштабного освоения целины часто происходили пыльные бури, особо опасные для легких и незащищенных почв. Политика «политической целесообразности», приведшая к сплошной распашке, была бессильна перед разбушевавшейся стихией – пыльными бурями из частиц чернозема.

Как известно, ветровая эрозия почв начала проявляться в первые годы освоения целины. Для борьбы с ней была предложена система безотвальной обработки почв Т. С. Мальцева. По заданию правительства в 1955 году была проведена проверка обработки по системе Мальцева в совхозе Комсомольский. Она показала удовлетворительные результаты. Решающую роль в деле ликвидации ветровой эрозии сыграла почвозащитная система земледелия, разработанная во ВНИИЗХ (ныне НПЦЗХ им. А. И. Бараева), за что ее авторы А. И. Бараев, Э. Ф. Госсен, А. А. Зайцева, В. В. Хорошилов и др. были удостоены Ленинской премии. В то же время лауреат Ленинской премии 1972 года в области науки А. А.Зайцева утверждала: «безотвальная обработка теоретически слабо обоснована, ее нужно доказать». И для доказательства привлекала к работе микробиологов и биохимиков. Она отмечала, что основная задача – защищать почву и беречь гумус ... Только потомки смогут оценить результаты труда земледельцев, а почвоведы обязаны смотреть, по крайней мере, на полвека вперед.

Почвоведы, предвидя реальные угрозы возникновения эрозии почв, четко расписали действия при оценке и отборе почв в профессионально и ответственно составленных «Указаниях…», которые стали руководством к действию для специалистов и студентов-выпускников, мобилизованных на целину сразу по окончании учебы. Но на местах горячее рвение руководителей всех рангов отрапортовать о сверхплановом освоении земель приводило к игнорированию предупреждения специалистов о возможных последствиях массовой распашки огромных степных пространств. Стремление получить за дополнительно распаханные земли финансирование и, в конечном итоге, награды заставляло забыть о том, что почвоведы рекомендовали не распахивать всю подзону светло-каштановых почв, солонцы, солончаки, маломощные, малоразвитые почвы, почвы легкого механического состава почти всех типов, комплексы почв различного сочетания, а карбонатные почвы – вводить в оборот лишь выборочно. Такое рвение обернулось немыслимой ветровой эрозией. В первые же годы (1957-1958 гг.) в результате беспрецедентных распашек начались пыльные бури на легких почвах Павлодарской области, а в начале 1960-х процессы дефляции (выдувания почв) охватили земли всего целинного региона. К 1960 г. в Северном Казахстане ветровой эрозии было подвержено более 9 млн га почв, что равнялось примерно всей сельскохозяйственной площади Франции.

Но, несмотря на предостережения почвоведов, в освоение вовлекались все новые и новые земли. И гром грянул! Небывалые ветра подняли весь мелкозем, поля оголились. Конечно, виновными назначили почвоведов! На них обрушились нешуточные обвинения. Серьезных последствий удалось избежать лишь благодаря тому, что сохранились копии документов, направленных в свое время в Совет Министров КазССР. В них почвоведы неоднократно предупреждали о необратимых последствиях необоснованной распашки территорий. Оригинал этого документа в Совете Министров отсутствовал – вероятно, его предусмотрительно «потеряли». Почвоведам пришлось по копиям доказывать, что большинства проблем можно было избежать еще накануне распашки целины. В документах ученые предупреждали о том, что далеко не все почвы годятся для земледелия, под животноводство необходимо оставить подзоны каштановых почв, солонцы, солонцоватые аналоги черноземов и каштановых почв, малоразвитые почвы. Помимо всего прочего, не всякая техника могла работать на этих землях. К примеру, солонцовые почвы только во влажные годы могли давать неплохой урожай, в засушливые же никакая техника нормально там работать не могла. Все это снижало рентабельность проводимых работ.

Агроном Ф. Т. Моргун, один из 50 тысяч посланцев Украины, в своей книге «Думы о целине» приводит такие данные: при выдувании 2-сантиметрового слоя почвы за сутки теряется 270 т/га земли. При этом видимость снижается с 1000 до 200 м, пыль переносится на расстояние до 1000 км. Выходят из строя механизмы, гибнут посевы, заносятся дороги и целые поселки. По данным Института почвоведения АН КазССР, в северных областях 5,2 млн га легких почв. Ветровая эрозия на них начинается при ветре 4-5 м/сек, на тяжелых – при 7-11 м/сек. В Павлодарской области около 70% пахотнопригодных земель – легкие. Наконец, после мощного сдува почв, был введен запрет на распашку без предварительного почвенного обследования, что положительно сказалось на эффективности борьбы с ветровой эрозией. Наиболее проблемная Павлодарская область быстрее всех справилась с этой стихией именно потому, что в рекомендациях по ведению земледелия, спущенных на областной уровень, на первом месте стоял запрет (!) на распашку земель без почвенного обследования.

   Как гласит пословица, история учит тому, что она ничему не учит. Эрозия почв в Казахстане не была первой в истории человечества. США испытали подобное бедствие еще в начале 1930-х годов. За 20 лет до начала освоения целины! 12 мая 1934 года Америка пережила чудовищную пыльную бурю. С большей части распаханных земель в штатах Канзас, Техас, Оклахома и Колорадо сдуло буквально весь плодородный слой – до 25 см. Днем было черно, как ночью, на улицах невозможно было дышать. Огромные площади земель были потеряны для сельского хозяйства. Даже в южных провинциях Канады, пострадавших от урагана в меньшей степени, чем США, урожаи упали до 8 ц/га. К чести американцев следует отметить, что они предприняли экстренные меры: уже через год был принят закон о защите почв от эрозии. Именно тогда была организована служба охраны почв – 3400 станций, на которых работало 17 тыс. специалистов, и их количество ни при каких условиях не должно было быть сокращено. Несколько лет фермеров премировали за почвоохранные мероприятия, а за несоблюдение рекомендаций почвоохранной службы отдавали под суд. Именно тогда была разработана первая «нулевая обработка» и созданы машины для прямого посева.

Перед первоцелинниками, приехавшими из более благополучных в отношении почв регионов, возникала одна проблема за другой. Стоит напомнить слова академика АН КазССР В. М. Боровского о том, что «целина – это царство солонцов». Из 100 млн га солонцов СССР две трети находились в Казахстане, перемежаясь с пахотнопригодными почвами. В невероятных климатических условиях весной приходилось их размежевывать. Там, где не было почвенных карт, иные пути выделения угодий сопровождались серьезными ошибками.

Почвовед Бобров В.А.

 

Кандидат с/х наук Владимир Бобров, выпускник Харьковского университета 1960 года, создатель, организатор и первый руководитель отдела Земельного кадастра КазГипрозема Казахской ССР, автор методики бонитировки почв Казахстана в разгар эрозии, со своим землеустроительным отрядом к 1963 году обследовал 1,2 млн га почв. Он оформил результаты в крупномасштабные карты 1:20 000 и передал их руководителям хозяйств.

Он вспоминает, что сильный ветер с частицами почвы натирал кожу, как наждак, поэтому люди старались замотать все открытые части тела. Сильные порывы так раскачивали машины, что при проезде по трассе приходилось съезжать в укрытия. Природа показывала свой крутой нрав!

В Аманкарагайском районе Кустанайской области железнодорожные пути и заборы были занесены внушительным слоем почвы. Владимир Бобров рассказывает, как заехав за главным агрономом Тарановского совхоза, был вынужден помогать тому выбираться из дома через окно, поскольку дверь была занесена мелкоземом. Выдуло почти все южные супесчаные черноземы! Центральную усадьбу Наурзумского совхоза из-за сильной ветровой эрозии пришлось передислоцировать на другое место.

Из 150 специалистов, приехавших из европейской части СССР, большинство было выпускниками Харьковского аграрного университета. Многие доработали до пенсии в Казахстане. Значительная часть почвоведов вернулось обратно в связи с начавшимся в 1960-х годах тотальным почвенным обследованием Украины.

В. А. Бобров наряду со многими почвоведами, ставшими впоследствии известными учеными, особо отметил Александра Ивановича Бабича, главного специалиста Целингипрозема. Он выполнял все производственные противоэрозионные работы совместно с исследованиями будущих лауреатов Ленинской премии – А. И. Бараевым, А. А. Зайцевой и др. Несомненно, в списке лауреатов премии должно было быть и имя А. И. Бабича, т. к. он вместе с другими учеными на деле осуществлял связь между наукой и производством. Но его там так и не оказалось.

В. А. Бобров особо отметил личность У. У. Успанова, которого все производственники очень уважали. Если писать серьезную работу о почвоведах, их роли и значении в освоении целинных земель Казахстана, то, нисколько не умаляя роль сотрудников Института почвоведения, нужно отдать должное тем сотням малоизвестных почвоведов-производственников, после которых не осталось ни книг, ни статей.

 

Трудовой подвиг исследователей почв

Труд целинников, их самоотверженность при исследовании почв не имеет цены. Целину подняли. Но и целина подняла уровень как исследований и почвенных работ, так и самих специалистов в Казахстане. Перед массовым началом освоения целинных земель применялся нулевой цикл.

Специалисты-почвоведы работали в условиях, не предусмотренных методикой – в распутицу, добираясь по бездорожью по снегу и воде. Жили без связи с домом и снабжения продуктами питания, в ужасных бытовых условиях. Вот выдержка из хроники в журнале «Почвоведение» (№8 за 1954 г.): «Отбор земель под посев 1954 г. проводился почти под снегом, с почвами, перенасыщенными водой. Из-за трудности передвижения по мокрой земле на машине и из-за непривычного для почвоведа совершенно мокрого профиля степной почвы (обычно почвоведы-географы исследуют степные почвы летом и осенью и имеют дело с сухим профилем) затруднялся осмотр местностей и определение почвенного типа. В таких условиях отнесение конкретных почв к тому или иному типу даже в сухом, привычном для почвоведа виде было крайне сложно».

Первое осложнение преодолевалось сравнительно легко, поскольку участки земель под распашку были заранее намечены колхозниками. Выезд на уже выбранный участок до предела сокращал переезд на машине, а о пригодности почвы приходилось судить в большой степени по растительности, хорошо сохранившей под снегом свой осенний облик.

У большинства вновь организованных совхозов уже были почвенные и агрономические карты, составленные в 1930-1935 гг. Корректировка показала, что они соответствуют действительности. Были замечены только отдельные незначительные ошибки.

Отметим также, что почвы, отобранные почвоведами для совхозов, были лучшими не вообще. Они были лучшими из имеющихся свободных земель. В Северо-Казахстанской области уже в те годы был почти исчерпан запас самых плодородных земель.

В одночасье методом мобилизации созданные комплексные «летучие» отряды во главе с почвоведами очень хорошо организовали почвенную съемку, по результатам которой нарезали поля освоения, определяли месторасположение центральной усадьбы, инфраструктуру, водоснабжение, пастбищный выгон и др. жизненно важные структуры. Т. е. нулевой цикл доводился до совершенства для того, чтобы центр и вся территория совхоза стали жизнеспособными.

 

Первый колышек забивали всегда почвоведы

Отечественная наука сделала все возможное для освоения целинных земель. Из воспоминаний начальника первого Кокчетавского отряда Л. И. Пачикиной (1919-2012 гг.): «Мы выехали весной на целинные земли, уже имея методические разработки, подготовленные в Институте почвоведения Казахской ССР в первые же дни после выхода постановления ЦК КПСС. Располагали мы и данными, собранными поколениями отечественных почвоведов, картами почв, изданными С. П. Матусевичем и Л. И. Прасоловым. И нередко, исследуя участки, отведенные под совхозы, мы могли определять, где границы хозяйств отмечены правильно, а где – ошибочно. Позже многие директора совхозов не раз благодарили нас за эти корректировки.

Как мы начинали? Днем работали с землеустроителями, а ночью переезжаем на новое место, чтобы с раннего утра опять выйти в поле. Времени на сон почти не оставалось, но нас вдохновляло то, что наш труд на этом этапе – самый важный. На усадьбе будущего совхоза первый колышек забивали всегда почвоведы. Тогдашний директор треста совхозов Евгений Сергеевич Смирнов любил говорить: «Почвоведы – короли земли».

В Кокчетавскую область покорять целину народ приехал почти со всех уголков Советского Союза. Жили в палаточных городках. Многие оставались здесь навсегда, знакомились, создавали семьи. В палаточные городки часто приходили гости – сурки, жилище которых были уничтожены после распашки целины. Они не боялись людей, заходили ночью в палатки, проверяя кастрюли. Целинники прикармливали их, приглашая пожить у себя.

После распашки отобранных целинных и залежных земель в 1954 году Институт почвоведения АН КазССР решил организовать углубленные исследовательские стационарные наблюдения на наиболее распространенных степных комплексах – черноземах с солонцами, межколковых пространствах в северо-западной части Кокчетавской области и сухо-степных темно-каштановых карбонатных почвах в Акмолинской области в условиях сельскохозяйственных культур в зависимости их обработки».

По вспоминаниям почвоведов (тогда студентов-старшекурсников  Е. У. Жамалбекова, А. Б. Курмангалиева, Г. А. Жихарева и др.), мобилизованных с последнего курса обучения в КазГУ на север Казахстана), в начальный период большинство руководителей не понимали важности почвенных работ освоения целины: «Наши крупномасштабные карты никому не были нужны. Наши рекомендации игнорировались, ложились под сукно». Ведь руководителям нужно было осваивать новые территории, давать урожай, а тут почвоведы со своими предложениями осторожничают, подводят научные свои разработки. Чиновники надеялись на медали и финансирование, а почвоведы просто честно делали свое дело.

 В июне 2014 года первоцелинник, кандидат сельскохозяйственных наук, почвовед Каирбек Байтканов рассказал автору этой статьи о том, как он, будучи старшекурсником, вместе с К. Ш. Фаизовым участвовал в отборе целинных земель в Арык-Балыкском и других районах Кокчетавской области. Позднее, когда он учился в аспирантуре, под руководством Чултурова и Казакова, в совхозе «Энтузиаст» Кийминского района Акмолинской области он организовал опорный пункт по комплексному ведению работ на целине. В этих работах принимали участие ученые 14 кафедр ВУЗов СССР, в том числе и КазСХИ (ныне КазГАУ). Трудились параллельно с ВНИИЗХ (Шортанды).

Почвоведы Чултуров, К.Байтканов изучают почвенный разрез

 

В дальнейшем Каирбек Байтканов занялся малопродуктивными легкими почвами (выбракованными после черных бурь из ранга пахотных) и солонцами, вплоть до корковых солонцов, с целью поднятия второй целины (для увеличения поголовья животных и производства органических удобрений для полеводства в Казахстане). Работая в Институте лугов и пастбищ вместе с М. Бейсебаевым (на то время директором института), они мечтали создать пастбищно-мелиоративные тресты, в которых для лучшего эффекта должны были работать в комплексе почвенные, геоботанические и землеустроительные научно-исследовательские, проектные и производственные структуры. Почти как в Почвенной службе США! Были построены 7-этажное здание и три жилых многоэтажных дома для сотрудников. Вспоминая У. У. Успанова, Байтканов характеризует его как фанатика науки, преданного почвоведению до мозга костей, вокруг которого кипели работы по освоению земель. Но У. У. Успанов заботился не только о науке. Он держал на контроле создание для сотрудников более-менее сносных бытовых условий. Работая на целине, Каирбек Байтканов также контактировал с другими почвоведами, в том числе с С.П. Матусевичем, который тепло вспоминал Л. И. Брежнева, выслушавшего его альтернативное предложения по поднятию целины. Суть идеи заключалась в типовом развитии сельского хозяйства: организации земель для свеклосеяния, травосеяния, зерновых и т. д. К. А. Байтканов в свое время доводил до совершенства свои исследования, отшлифовывал и откладывал защиту докторской диссертации, рукописи которой хранятся до сих пор. И сегодня сердце аксакала болит за родную науку и ее судьбу.

«Местное начальство наших рекомендаций, замечаний не слушало и давало приказ трактористам: «Пахать, пахать и еще раз пахать!!!» – вспоминает он. – За распашку они получали награды, а за порчу почвы никто не ответил».

Посещение Д.А.Кунаевым Института лугов и пастбищ. 

 

После завершения первого этапа работ по отбору целинных и залежных земель усилия почвоведов Казахстана были направлены на разработку вопросов рационального использования и повышения производительности освоенных земель. В 1955-1958 гг. почвоведы участвовали в создании системы ведения сельского хозяйства в Казахстане с учетом природно-хозяйственных особенностей отдельных областей. Институтом почвоведения АН КазССР и научными учреждениями Министерства сельского хозяйства КазССР было предложено разделение территории республики на шесть природно-хозяйственных (сельскохозяйственных) зон:

1) степная земледельческая зона зернового направления с преобладанием черноземных почв;

2) сухостепная земледельческая и животноводческая зона с преобладанием темно-каштановых и средне-каштановых почв;

3) полупустынная животноводческая зона с преобладанием светло-каштановых почв и выборочным земледелием подсобного значения;

4) пустынная животноводческая зона с преобладанием бурых и серо-бурых почв с очагами поливного земледелия;

5) Тянь-Шаньская горная и предгорная зона поливного и богарного земледелия, животноводства и садоводства с преобладанием сероземов и различных горных почв;

6) Алтайская горная и предгорная земледельческо-животноводческая зона с преобладанием горно-степных и горно-лесных почв.

В пределах каждой из этих зон были выделены природно-хозяйственные подзоны и районы с учетом почвенно-климатических особенностей отдельных частей территории. Такое районирование было принято Министерством сельского хозяйства КазССР и положено в основу разработки системы ведения сельского хозяйства в Казахстане. Оно опубликовано в журнале «Вестник Академии наук Казахской ССР» (№ 4 за 1958 г.) и в книге «Система ведения сельского хозяйства в Казахской ССР».

Одновременно с этим сотрудники Института почвоведения АН КазССР участвовали в работах Особой комплексной экспедиции Совета по изучению производительных сил при Академии наук СССР по районам освоения новых земель. В задачу экспедиции входили комплексная характеристика природных условий и районирование территории Северного Казахстана для разработки дифференцированных мероприятий по освоению и рациональному использованию земель с учетом местных особенностей отдельных районов. Результаты исследований этой экспедиции опубликованы в книге «Природное районирование Северного Казахстана».

Начиная с 1955 г., в целях более полной характеристики природных свойств почв и производственной ценности земель для дальнейшего освоения и разработки наиболее рациональных способов их использования Институт почвоведения АН КазССР проводит более детальные почвенно-географические, почвенно-мелиоративные, агрохимические и микробиологические исследования.

Выполнены среднемасштабные исследования почв всех областей Казахстана и опубликовано 15 выпусков монографии «Почвы Казахской ССР» (только книга «Почвы Восточно-Казахстанской области» не в едином формате монографий). Сегодня эти книги – библиографическая редкость, копии используются для ежедневных работ. Как отмечалось выше, была составлена и подготовлена к изданию новая почвенная карта Казахстана в масштабе 1:2,5  млн, а также почвенно-эрозионная и почвенно-мелиоративная карты и др.

 

Сотрудники Института почвоведения. 1970 г. 

На основе анализа и обобщения данных материалов была разработана агропроизводственная группировка почв и выделены различные категории, подкатегории, группы и подгруппы земель, имеющих разное сельскохозяйственное значение и требующих различных мероприятий при их использовании. Подсчитаны площади этих подразделений по почвенно-географическим зонам и подзонам в разрезе областей. Путем сопоставления площадей пахотнопригодных земель и пашни в Казахстане на 1 ноября 1973 г. выявлены потенциально возможные земли для дальнейшего увеличения пашни.

Заключение

Благодаря целинной эпопее почвенная наука пополнилась новыми молодыми кадрами, получившими бесценный опыт работы в экстремальных условиях. Огромный пласт работ, проделанный в короткие сроки, способствовал активному развитию науки почвоведения, а Казахстан получил 15 областных и ряд других монографий, а также среднемасштабные карты по областям, имевших большое значение для стратегического планирования. Был внесен неоценимый вклад в золотой фонд науки. Кроме того,  Казахстан получил настольную книгу для целого ряда специалистов, изучающих почву – ученых, проектировщиков, студентов.

К сожалению, не обошлось и без ошибок. Главное упущение почвоведов, геоботаников и землеустроителей тех лет заключается, по мнению авторов, в том, что на уровне государства не удалось закрепить главенствующее положение специалистов, ответственных за земельные проблемы и создать одно центральное объединение, подобное Почвенной службе США. То есть службу, ответственную за освоение и рациональное использование земель, центральный орган, отвечающий за плодородие почв.

Информация о масштабах эрозии в стране отсутствовала, однако, по самым осторожным оценкам Института всемирного наблюдения Лестера Брауна (США), потери верхнего слоя почвы на пахотных землях бывшего СССР составляли почти 2,3 млрд тонн в год. И значительная часть этих почвенных потерь приходилась на целинные районы Казахстана. За период освоения целинной пашни потери гумуса из пахотного горизонта превысили миллиард тонн, или треть его исходных запасов в черноземах и каштановых почвах. Наблюдалась не только дегумификация, но и существенное ухудшение структуры и водных свойств, что неизбежно вело к снижению устойчивости почвы к эрозии.

В 1986-1990 годах в Институте Почвоведения был организован комплексный отряд «Целина» по изучению изменения физических, микробиологических, генетических свойств целинных почв за 30 лет после освоения целины с целью определения наиболее рационального ведения земледелия в изменившихся условиях. Данные работы должны были зафиксировать состояние черноземов в начале интенсификации земледелия. И на основе такого эталона должно было изучаться изменение морфологического строения и свойств черноземов южных областей под влиянием антропогенного воздействия в связи с возрастающей интенсификацией. К сожалению, в связи с распадом Союза эти работы не были доведены до конца.

Многие почвоведы получили медали «За освоение целинных и залежных земель». Институт почвоведения им. У. У. Успанова награжден орденом «Трудового Красного Знамени» в год 20-летия поднятия целинных и залежных земель. Умирбек Успанович награжден орденом Ленина, А. М. Петелина – орденом «Знак Почета», Д. М. Стороженко – Большой Золотой медалью ВСХВ, Л. И. Пачикина – Малой Золотой медалью ВСХВ.

Целина досталась нам слишком большой ценой. Необходимо проанализировать и сохранить наработанное, чтобы обезопасить страну от возможных ошибок в земледелии.

 

Опубликовано в журнале "Аграрный сектор" (№2(28), июнь 2016 г.

Журнал можно приобрести в редакции в г.Астане (, пр.Республики, 54/1, офис 409 (Технопарк, цех №9), тел. 8 (7172) 738575, а также в г. Костанай (ул.Каирбекова 96, в киосках и в редакции газеты "Все сразу", тел. 8(714-2) 53-16-89, 8-705-653-8189). 

Российские читатели по вопросам приобретения журнала и оформлении подписки могут обращаться к представителю "Аграрного сектора" в России Наталье Махниной (г.Курган), адрес электронной почты agrokurgan2@gmail.com  тел. +7(3522)226817, моб. 89125794282.

Журнал реализуется во время аграрных выставок. Заявки на подписку принимаются по тел.:

8(7172) 738575, +7 701 342 3046.

Подписку можно оформить на сайте журнала www.agrosektor.kz в разделе "Подписка".  

ЛИТЕРАТУРА

 

  1. Материалы из фондов Центрального государственного архива РК и АН КазССР.
  2. Как укрощали «черного дракона». //Весь мир. №8(50). Декабрь 2013 г.
  3. Брежнев Л. И. Целина. Москва. 1978 г. 80 с.
  4. Савостьянов В.К. Н.В. Орловский и освоение целинных и залежных земель в Сибири. // Творческое наследие профессора Н.В. Орловского, его использование и развитие. Абакан, 2014. С.44-51. 218 с.
  5. А. И. Бараев. Освоение целинных и залежных земель в Казахстане. Стенограмма публичной лекции. М., Знание. 1955. 32 с.
  6. Моргун Ф. Т. Думы о целине. М. 1969. 414 с. с илл.
  7. Т. Сорокоумова. Первый год целины. //Аграрный сектор. №2. 2014. с. 116-120).
  8. Ковальский С. Л., Маданов Х. М. Освоение целинных земель в Казахстане. А., Наука. 1986. 224 с.
  9. Указания к проведению почвенного обследования целинных и залежных земель, осваиваемых под зерновых культур. Алма-Ата, 1954 г. 23 с. ЦГА. Фонд 1481, опись 32, дело 380. 278 листов.
  10. Опыт агропроизводственного подразделения целинных и залежных земель Северного Казахстана //Почвоведение. 1955. №4.
  11. Соавтор «Целины» - Масымхан Бейсебаев? // Труд-Казахстан. 29.01.2004 г.
  12. Почвоведы-исследователи природы Казахстана. А., 2007. 304 с.
  13. Сидельников Т. И. Борьба за землю в Киргизской степи. Санкт-Петербург. 1907 г.
  14. Переписка Матусевича С. П. с Успановым У. У. «К истории почвоведения в Казахстане». 1980-е годы.
  15. Сапаров А. С., Мамышов М. М., Алтынбекова Н. А. Общественное объединение «Общество почвоведов, агрохимиков и агроэкологов»: прошлое, настоящее и перспективы // Почвоведение и агрохимия. 2009. №4. С.69-79.
  16. Успанов У. У. 20-летие освоения целины.// Известия АН Казахской ССР. 1974. №3. май-июнь. С.8-10).
  17. В. М. Боровский. Бесценное сокровище. Алма-Ата, «Наука». 1979. 136 с.
  18. Совещание почвоведов и агрохимиков Союза, посвященное вопросам повышения плодородия почв и освоению целинных земель в свете решении сентябрьского и февральско-мартовского Пленумов ЦК КПСС //Почвоведение.1954. №5. с.70-80.
  19. Совещание при Академии наук СССР по итогам и перспективам НИР в области освоения целинных земель.//Почвоведение. 1955, №4. с. 90-101.
  20. Герасимов И. П., Иванова Е. Н., Носин В. А. Задачи и методы крупномасштабного картирования почв в связи с учетом и качественной оценкой земельных ресурсов страны. // Почвоведение. 1954. №6. с.5-21.
  21. Почвенная карта Казахстана (Первая обзорная сводная почвенная карта Казахстана). 1935. М: 1:2000000 (Л. И. Иозефович, С. П. Матусевич, А. В. Мухля и И. А. Бесполуденнов, главный редактор Л. И. Прасолов).

Автор: Н.Алтынбекова

Просмотров: 561

На печать: На печать

Опубликован: 10.01.2017 | 14:55

Метки: почвоведы, целина, Институт почвоведения, почвенные карты

Категории Люди и судьбы

Кургансемена
Петкус
КазАгро 2017
Ukr
Moskva
AgroWorld 2017
Agrofarm
UG
Teplich

Поиск по новостям

Поиск по датам
Поиск по меткам

Введите ваш запрос для начала поиска.