Важные темы агропрома

Николай ЛАТЫШЕВБЛОГ РЕДАКТОРА
ЗРИ В КОРЕНЬ!

непричесанные мысли о сельском хозяйстве

Баннер 3 Немецкая биржа
Fiton
Holland
Shimkent
Agrocompetenzii
Вы здесь: Главная » Люди и судьбы » Народный академик Терентий Мальцев (часть 1)

Народный академик Терентий Мальцев (часть 1)

У родного дома

В минувшем году отмечалось 120-летие со дня рождения Т. С. Мальцева, дважды Героя Социалистического Труда, почетного академика ВАСХНИЛ, заслуженного работника сельского хозяйства СССР, почетного гражданина России. В текущем году в Казахстане отмечается 60-летие НПЦ зернового хозяйства им. А. И. Бараева (бывшего ВНИИЗХ). Между этими датами существует тесная связь, так как именно мальцевская система безотвального земледелия была тщательно изучена и апробирована в Казахстане и других засушливых районах СССР в период освоения целины. Ее основные принципы, вместе с принципами системы земледелия засушливых регионов Канады и других стран, легли в основу системы почвозащитного земледелия, разработанной коллективом ученых под руководством А.И.Бараева.

О Мальцеве написано много книг. В 2015 году переиздан фотоальбом «Терентий Мальцев», где каждый жизненный этап подробно рассмотрен в обзорных статьях авторов-составителей А. И. Букреева, В. А. Есетова, А. М. Сметанина, Г. П. Устюжанина [18]. Сегодня мы предоставляем нашим читателям возможность еще раз окунуться в историю жизни этого необыкновенного человека.

 

Терентий Семенович Мальцев родился в бедной крестьянской семье 29 октября (10 ноября) 1895 года в деревне Мальцево Кривской волости Шадринского уезда Пермской губернии. Жизнь не баловала его с самого детства. Терентию не исполнилось и трех лет, как умерла мать Васса Михайловна. Отец женился на Анне Степановне, детей у нее не было, Тереша оказался единственным сыном и надеждой в семье [2, 5, 18].

В школу мальчик не пошел. Семья была из староверов, которые не отдавали детей в церковно-приходские школы, поскольку там преподавали, по их мнению, священнослужители новой православной веры. Отец Семен Абрамович говорил: «Зачем мужику грамота? Неграмотный-то будешь крепче за рогаль держаться!» А любознательному пареньку хотелось учиться. Грамоту он постигал самостоятельно, втайне от отца. Буквы узнавал от сверстников, складывал их в слова и прутиком писал зимой на снегу, а летом – на песке. Уже в 8-9 лет Терентий стал известным на всю деревню грамотеем – каждый придет и обязательно попросит его прочитать или написать письмо, телеграмму. А взамен за эту услугу его одаривали гостинцами. Вот тут отец не был против, раз за такую работу сына благодарили. Как писал сам Т. С. Мальцев, расширять кругозор ему помогал местный учитель Ксенофонт Степанович, снабжая книгами. Так мальчику удалось получить первые знания по истории, географии, естествознанию, астрономии [2, 5, 12].

Отец понял, что сына пора приноравливать к делу, тогда и душа станет на место. Приноравливать к крестьянскому делу – значило впрягать в работу. То, что делал Терентий, было тоже не баловством, однако и не обязанностью: коню корм задать, корову в поле отогнать, воды из колодца принести или тяпкой на огороде бурьян выполоть. Но главное – это работа в поле. Крестьянская работа была тяжелой – пахали сохой, хлеб жали серпами. Урожай получали небольшой. Семья жила бедно, нередко впроголодь. Вот отец и боялся, что, став грамотным, сын уйдет из села. Но напрасно. Сам Терентий Семенович позднее писал: «Не надо было моему покойному отцу, вековечному труженику, человеку высокой честности, беспредельно влюбленному в землю, беспокоиться. Не мог я уйти от поля: оно не отпустило бы меня, потому что уже в ранние детские годы довелось мне познать его неодолимую, покоряющую – прекрасную силу». В пятнадцать лет Терентий Семенович первый раз взялся за рукоятку сабана.

Еще в юности Терентий дал слово: «Никуда из своей деревни не поеду. Всю жизнь буду здесь жить, и работать в поле». И этой клятве он остался верен всю жизнь. Но недолго продолжалась относительно спокойная жизнь. Начинался новый революционный подъем, надвигалась Первая мировая война. 20 марта 1916 года приказано было явиться ратнику второго разряда Терентию Мальцеву для несения воинской службы. А с 1917 по 1921 год находился Терентий в германском плену. Там он узнал об Октябрьской революции, прочел в газетах о том, что в России идет гражданская война...

Вернулся из плена в феврале 1921 года. Но, даже будучи в плену, не забывал о земле, наблюдал, как в чужой стране ведутся полевые работы. И мучил его вопрос: «Почему у немцев хлеб растет лучше, хотя земля у них хуже нашей?».

Вскоре Терентий женился на Татьяне. Небогат был свадебный стол – недавно только отшумела гражданская война. В доме недоставало хлеба для семьи и корма для скотины. Всего в семье Терентия Семеновича и Татьяны Ипполитовны Мальцевых родится девять детей: четыре сына и пятеро дочерей. Трех малышей унесли болезни. Основные заботы по воспитанию детей и домашнему хозяйству лягут на Татьяну Ипполитовну.

В результате влияния новой Советской власти в деревне произошел раздел земли по едокам. Семья Мальцевых получила девять десятин пашни. Мужики избрали местные органы власти, в деревню стал наведываться агроном, который рассказывал, как поднять урожайность полей. Один из его советов – отобрать для посева самые крупные семена – был взят Терентием на вооружение. Так он начал на своем участке первые опыты: засеял поле крупными семенами, собственноручно по зернышку выбранными из местного сорта пшеницы. Лето 1921 года было очень засушливым, до конца июля не выпало ни одного дождя. Соседи не собрали даже семена. Но полоска, засеянная крупными семенами, оказалась с зерном. Так Терентий понял, что сила в знаниях. Выписал журнал «Сам себе агроном», «Крестьянскую газету». Он все чаще стал заезжать к агрономам в Шадринск, часто бывал на Шадринском опытном поле, куда ходил пешком 20 км, там ему ценные научные и практические советы давал ученый-агроном Валерий Константинович Крутиховский. Он одним из первых в Зауралье на основе результатов научных исследований заговорил о преимуществе поздних сроков посева, их пользе для борьбы с овсюгом, обработке жнивья без оборота пласта. Мальцев находил новые знания, читая агрономические книжки, в одной из них он прочел о необходимости проведения ранневесеннего боронования с целью сохранения влаги. В его деревне никто такого не делал. Более того, мужики ждали, когда в поле появятся трещины, после чего начинали посев из лукошка, заделывая семена в эти трещины деревянными боронами с прямыми железными зубьями. Терентий воспользовался и другим советом: вместо одноконной деревянной бороны изготовил тоже деревянную, но пароконную с лапчатыми зубьями.

Первый опыт раннего закрытия влаги парового поля в 1922 году также удался. На второй год полоса пшеницы Мальцевых выгодно отличалась от других, несмотря на нарушение общепринятого правила – не выезжать в поле до Пасхи. Ранневесеннее боронование под посев позволило спровоцировать появление всходов полетая (овсюга), которые были уничтожены при посеве пшеницы. Предметный урок молодого крестьянина заставил многих односельчан задуматься: у Мальцева, что ни год – то новинка. Еще в плену он видел, что немцы вывозят навоз на поля и получают хорошие урожаи. Когда сообщил об этом односельчанам, те возмутились, и сказали: «Еще чего, хлеб с навозом есть!». Терентий один отважился и на этот эксперимент. Когда стали убирать урожай, то заметили, что хлеба у него уродилось больше.

Так, шаг за шагом, Терентий Семенович шел к своей заветной цели: каждый год собирать достаточно хлеба. Это послужило добрым примером всем. К Терентию потянулись люди за советом, за помощью. Удачные опыты стали поводом организовать в 1925 году сельскохозяйственный кружок. Приходили все, кто хотел узнать новое о земле. Сначала – до десятка крестьян, потом их число дошло до 45. Беседы велись о различных явлениях природы. Просто и доходчиво Терентий объяснял, что происходит вокруг: отчего происходят дожди, молнии, гром, из чего образуется снег, почему бывает засушливое лето. Односельчане часами с интересом слушали.

О кружке, созданном в Мальцево, сообщили «Крестьянская газета» и местные издания. Постепенно имя Терентия Мальцева становилось известным далеко за пределами родного села. А 2 июня 1927 года почтальон принес Мальцеву газеты, журнал «Сам себе агроном» и пухлый пакет, присланный из Ленинграда. В нем оказались зерна пшеницы – крупные, тяжелые, прозрачные. Из он письма узнал, что 200 г пшеницы сорта Цезиум 111 прислал ему Институт прикладной ботаники. Просили засеять эту пшеницу и сообщить о результатах в институт. Несмотря на поздний срок посев оказался удачным. Так на мальцевской земле развернулось семеноводство этого сорта, ставшего впоследствии лидером по посевным площадям в Курганской области. А за успешное развертывание опытной работы на сельскохозяйственной выставке в Шадринске Мальцева наградили Почетной грамотой и премировали маленьким сепаратором [5].

В 1930 году в Мальцево был организован колхоз «Заветы Ленина». Кружковцы выдвинули кандидатуру Терентия Семеновича на должность полевода, все единогласно поддержали,  а первый председатель Иван Коротовских напутствовал: «Мы вручаем тебе самое ценное – землю! Держи ее в почете! Заставь из года в год давать все больше и больше хлеба, очищай от сорняков. Чтобы был в колхозе достаток, чтобы больше давать зерна стране».

Ответственность Терентий почувствовал сразу. До конца жизни следовал наказу земляков беречь землю. Не дай бог, чтобы кто-то прошел или проехал по полю или помял колосья пшеницы. Не допускался и выпас скота на полях, даже строительство дорог находилось под строгим контролем Мальцева.

При вступлении в колхоз Терентий Мальцев внес семенное зерно, все 16 пудов (2 центнера) отборной пшеницы Цезиум 111. В первую же весну колхозники поддержали его предложения по раннему закрытию влаги для прорастания сорняка. А осенью намолотили по сто пудов с гектара. Такого еще в Мальцево не было. Но останавливаться на достигнутом Терентий не собирался. Он понимал, что для результатов требуются исследования: «Нужно построить хату-лабораторию. Все по науке будем делать, расширим опыты, изучим почвы. Со всего света выпишем, какие только есть, сорта пшениц, испытывать будем. Найдем самые подходящие для себя. А может, сами выведем такой сорт, что лучше его и не надо нам!» [2, 5].

На выставке в Шадринске колхоз был премирован сепаратором для сортировки семян, а колхозный полевод получил научную командировку на Омскую сельскохозяйственную станцию для повышения уровня знаний, после чего еще больше утвердился в мысли о продолжении опытнической работы в земледелии и селекции. Только пшеницы стало испытываться на опытных полях 20 сортов, была внедрена новая бобовая культура – чина.

Летом следующего года колхоз командировал Терентия Семеновича к Ивану Михайловичу Мичурину в г. Козлов Тамбовской области. Трехдневная поездка оставила глубокий след в жизни Терентия Мальцева. Особенно запомнились слова ученого: «Не подражайте, не копируйте слепо. Спорьте со мной, опровергайте меня, даже разрушайте мой труд, наконец, – только идите дальше, ищите, не останавливайтесь!». Вернулся Мальцев на удивление колхозников, без саженцев, так как мичуринские саженцы были непригодны для зауральского климата. Тем не менее, в память об этой встрече Мальцев позднее все-таки заложил сад на площади 10 га [5].

Каждый год, проходя мимо поля, он смотрел и думал, как сделать так, чтобы урожай был лучше, где найти такие сорта пшеницы, чтобы давали высокие урожаи, что нужно предпринять, чтобы люди не голодали. Нередко в Зауралье случалась засуха. Терентий Семенович много думал над этой проблемой. Свои мысли он высказывал на совете агрономического кружка, искал ответы в книгах, спрашивал опытных людей. Позднее он так напишет о своих раздумьях: «Некоторые товарищи нередко выбрасывают бездумный лозунг: «Получать высокие и устойчивые урожаи независимо от природы!». То есть независимо от погодных условий. На деле же вопрос должен ставиться совершенно иначе: надо уметь получать высокие урожаи при любых погодных условиях! А вот независимо от погодных условий это сделать нельзя!  Если представить, что Природа и Человек – это игроки за шахматной доской, то засуха – один из самых коварных ходов Природы, после которого Человек чаще оказывается в проигрыше» [4, 5].

Осенью 1932 года Т. С. Мальцева пригласили на научный совет Всесоюзного института растениеводства. После выступления с докладом о своей работе он получил много научных советов, самый ценный из которых: самому научиться скрещивать сорта. И важным шагом для реализации всех рекомендаций стало создание при колхозе хаты-лаборатории по типу организованных уже в других районах страны. За лабораторией закрепили 25 га пашни. Колхоз закупил необходимое оборудование, выделил пустующую избу. Количество заложенных опытов увеличилось в несколько раз.

В 1934 году Мальцева просят написать статью о своем опыте для журнала «Колхозник». Непросто ему давалось незнакомое дело. Понял главное – надо писать, как есть, говорить то, что думаешь. Таких статей он напишет еще немало. В том же году Терентий Семенович взял в руки пинцет – для проведения гибридизации и скрещивания с целью получения исходного материала, а через 6 лет в колхозе уже высевалось около 7 тысяч гибридных форм пшеницы (в 1963 году он начнет скрещивание яровых форм пшеницы с озимыми). В конце этого года он выступит с докладом о результатах своей опытнической деятельности в СибНИИСХозе (г. Омск). За работой хаты-лаборатории станут следить не только в области, но и в Москве.

В феврале 1935 г. Т. С. Мальцев отправляется в Москву на Второй Всесоюзный съезд колхозников-ударников в составе делегации Челябинской области. Здесь он делится своими мыслями о том, что «надо немедленно начать внедрение в практику колхозов достижений научно-исследовательских учреждений путем широкой массовой проверки во всевозможных условиях». Этот призыв был связан с тем, что некоторые рекомендации ученых научных учреждений, на которых часто бывал Терентий Семенович, на колхозных полях не давали такого эффекта, как на институтских, поскольку многолетняя культурная обработка на опытных полях не могла отражать в полной мере условия колхозов, где земли не проходили через правильные севообороты и не знали удобрений.

Во время одного из перерывов к делегации уральцев подошел известный тогда на всю страну агроном и ученый Трофим Лысенко. Он посоветовал Мальцеву всерьез заняться изучением трудов великих философов и биологов и даже порекомендовал ряд авторов. Домой Терентий вернулся со связкой книг, среди которых «Диалектика природы», «Анти-Дюринг» Энгельса, труды Дарвина и Тимирязева, австрийского натуралиста Менделя. Семь книг, привезенных из Москвы, положили начало многотысячной мальцевской библиотеки.

Позднее в апреле 1935 г. в Тимирязевской академии Т. С. Мальцев встречается и с академиком В. Р. Вильямсом. Но более тесное ознакомление с травопольной системой ученого происходит в 1939 году на сельскохозяйственной выставке в Москве. Терентия Семеновича привлекла цель учения «Прогрессивное увеличение плодородия почвы». Вернувшись домой, он убедил колхозников перейти на травопольный десятипольный севооборот с двумя полями многолетних трав.

В 1939 году Мальцева принимают в партию, ему близки ее цели, связанные с коммунистическим будущим, нравственным воспитанием людей, улучшением условий их жизни и труда. В 1939, 1940 и 1941 годах он – участник Всесоюзной сельскохозяйственной выставки СССР, удостоенный Большой золотой медали. В 1940 году награжден Большой золотой медалью ВСХВ. А 17 января 1941 года опыт работы Мальцевской хаты-лаборатории одобрила коллегия Наркомзема СССР. Это было официальное признание заслуг на государственном уровне.

Начало Великой Отечественной войны стало непростым этапом жизни и деятельности Мальцева. Государство наложило на Терентия Семеновича «бронь», признав, что в поле он нужнее, чем на фронте. И своим трудовым подвигом он это доказал, сдав стране в 1941-1945 гг. на 2 тыс. ц зерна больше, чем за такой же период в предыдущие годы, за что был отмечен орденом Ленина, награжден медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», а в 1946 году – удостоен Сталинской премии. В 1943 году он избирается членом Шадринского райкома ВКП(б), Курганского обкома ВКП(б), депутатом Курганского областного Совета депутатов трудящихся, переизбираясь еще на протяжении более 4 десятилетий и делая все возможное для улучшения жизни своих избирателей.

 Война не пощадила старшего сына Костю, который в 19 лет в 1941 году ушел на фронт и уже не вернулся. После известия о гибели Кости в 1943 году, в августе призвали на фронт семнадцатилетнего Савву, который демобилизовался с тяжелым ранением. Горечь утраты Терентию Семеновичу помогал переносить тяжелый труд в полях. Терентий Семенович еще больше осознал важность того, что хлеба для фронта нужно получать больше, не только в своем колхозе, но и во всей области, в стране в целом...

Перед сельскохозяйственной наукой военного времени остро встали вопросы: как обрабатывать весной поля, которые не успели, не смогли вспахать с осени, как провести сев в лучшие сроки, как сохранить в почве наибольшее количество влаги, как избавиться от сорняков? Нужны были конкретные и обоснованные рекомендации. Поэтому весной 1942 года Терентий Мальцев выбирает заовсюженный участок площадью 1 га, который не вспахан с осени. «30 апреля начал работу, вспахал на полях первую и вторую делянки на глубину 20 см, затем обе заборонил, третью делянку мелко (13-14 см) вспахал и тоже заборонил, четвертую обработал дисковой бороной и вслед заборонил, пятую обработал пружинным культиватором и тоже заборонил, шестую обработал бороной «Зигзаг» в два следа и седьмую оставил совершенно без обработки. Кроме того, еще две делянки – восьмую и девятую – продисковал в два следа и затем каждую заборонил. На первой делянке 2 мая после дополнительной бороньбы в 2 следа посеяли яровую пшеницу Мильтурум 321… На остальной площади предпосевная обработка была отложена на более поздний срок, чтобы спровоцировать всходы овсюга», – писал Т. С. Мальцев о результатах своих опытов в своей статье «О борьбе с овсюгом и агротехнике весеннего сева», вышедшей в феврале 1944 года в журнале «Колхозное производство». Неожиданный результат дала восьмая делянка, которая была не пахана, а лишь продискована конной дисковой бороной в два следа – 30 апреля, затем 25 мая – и засеяна 26 мая. Прекрасные всходы пшеницы стойко перенесли засушливый период и дали по 19,5 ц/га. Значительно больше, чем по свежей вспашке. В процесса поиска вызревал вопрос: почему непаханая земля родит хороший хлеб? В этой статье Терентий Семенович подчеркивает, что подходить к принятию решения о том или ином агротехническом приеме нужно избирательно: «Где проводить ранней весной нормальную пахоту, где мелкую лущевку, а где просто дискование, – будем решать исходя из разностей почвы, степени ее засоренности, а также характера высеваемой культуры или сорта… Культуры и сорта с более длинным вегетационным периодом, например пшеницу Мильтурум 321, будем начинать сеять на более чистых от овсюга участках в первую и вторую декады мая. Пшеницу Лютесценс 956, как более скороспелую, будем высевать в третьей декаде мая, овес и ячмень – в третьей декаде мая, а в некоторых случаях – в начале июня» [7].

Рекомендованные поздние сроки посева яровой пшеницы разных по скороспелости сортов стали одним из важных элементов мальцевской системы земледелия и одновременно поводом для многочисленных обвинений как со стороны руководства, так и со стороны его недоброжелателей. Вопрос этот был ясен для Терентия Семеновича еще с юности, когда, будучи единоличником, он ставил эксперименты на своих полосках земли и доказал отцу, что после того, как прорастет овсюг, пшеница родится сильнее, да и осадки июля используются эффективнее. Наверняка некоторые знания он почерпнул на Шадринском опытном поле у В. К. Крутиховского, который в 1920-1930-е годы говорил об этом, но в годы репрессий в 1933 году как раз за поздние сроки посева был осужден на 10 лет лагерей. Присутствовал на суде как полевод того же района и Мальцев, на долгие годы это стало упреком со стороны многих, обвиняющих в причастности Мальцева к аресту Крутиховского. Однако показаний против Крутиховского Терентий Семенович не давал и письмо обвинительное не подписывал. Тем не менее тяжелым грузом на всю жизнь осталась жестокая реальность – именно из-за поздних сроков была сломана судьба В. К. Крутиховского. Мальцев понимал правильность его выводов и доказал это впоследствии на своих полях, но никогда не поднимал эту непростую тему. Во второй половине 1990-х – начале 2000-х годов в СМИ шла острая дискуссия о роли науки в земледелии, раздавались обвинения Т. С. Мальцева в плагиате. Достаточно четко и ясно сумел ответить директор Курганского НИИЗХ Валерий Овсянников: «Преимущество относительно поздних сроков посева зерновых в Сибири было установлено уже в конце XIX века крестьянской практикой (А. Кауфман). Первое же научное сообщение о преимуществе поздних сроков посева зерновых связано с исследованиями Иркутской и Омской опытных станций. Таким образом, ни В. К. Крутиховский, ни Т. С. Мальцев не были первыми, кто дал обоснование относительно поздних сроков посева зерновых культур в Сибири. Но они были теми, кто совместно и последовательно (Крутиховский в 1920-1930-е гг., Мальцев в 1930-1940-е гг.) внес наибольший вклад в теоретическую разработку этого вопроса и его практическую реализацию» [1, 16]. От участи Крутиховского Мальцева, наверное, спасло то, что он был не ученым, а всего лишь полеводом, который ставил эксперименты в своем колхозе, и не рекомендовал официально, а только делился своим опытом.

Каждую весну в течение 20 лет Мальцева ругали за то, что он задерживает посев, а осенью хвалили за высокий урожай. Повторялось это из года в год. Мальцев последовательно отстаивал свои сроки посева в третьей декаде мая. И в 1948 году ему это удалось окончательно. Несмотря на принятое в 1947 году постановление Пленума ЦК, способствующее развитию инициативы на местах, именно в 1948 году мальцевские опыты на полях пережили трагические дни. Сразу после майских праздников в колхозе появились два гостя – корреспондент и агроном областного земельного отдела, которые сделали замечание Мальцеву о том, что сев до сих пор не начат, на что полевод попытался ответить, как всегда, обоснованно. Но вскоре в областной газете появилась статья «Не в ладах с агротехникой», вызвавшая в районе переполох. Обвиняя колхоз «Заветы Ленина» в нарушении агротехнических правил и срыве весеннего сева, областные и местные руководители предписали немедленно посеять пшеницу – в указанные ими сроки. Мальцеву удалось отвоевать лишь 170 га паров, которые он засеял после 20 мая. А на рано засеянных полях овсюг заглушил чахлые всходы пшеницы. Нужно было что-то делать. То, что на паровых полях, посеянных позднее, вырос хороший урожай, не убедило бы руководство, ведь по пару это не так сложно. Нужно было другое решение. И оно созрело.

Рано утром 25 мая Терентий запряг пару добрых лошадей в конный лущильник и выехал в поле площадью 380 га, засеянное раньше времени, на котором изумрудные всходы пшеницы переплетались с овсюгом. В шести местах лущильником он сделал своеобразные коридоры шириной в 2-3 прохода конной сеялки. На другой день засеял эти полосы той же пшеницей, которой они засевались в первый раз. Вскоре эти полоски стали являть собой довольно странную картину, напоминающую лесозащитные полосы: пшеница на них была в 2-3 раза выше той, что сеялась «по графику», и совсем без сорняков. Об этих полосках узнали в соседних районах и областях, стали приезжать посмотреть. Урожай на полосках был убран отдельно и составил 19 ц/га, в то время как на остальном поле – 4,7 ц/га! С этими результатами Мальцев обратился в Центральный комитет партии, который после изучения ситуации решительно поддержал его. 10 января 1949 года было принято Постановление ЦК, которое осуждало Шадринский райком ВКП(б) за шаблонное, неквалифицированное руководство делом борьбы за урожай. Накануне весеннего сева 1949 года бюро Курганского обкома партии приняло решение не устанавливать графиков районам по срокам посева. Решено было, что сроки сева должны устанавливать специалисты колхозов и совхозов с учетом особенностей весны. Это была принципиально важная победа [2, 5].

Несмотря на это Терентий Семенович не переставал предупреждать: «Я, товарищи, немножко опасаюсь, как бы мои предложения теперь не превратились в новый шаблон… Сеять ради моды нельзя… Шаблон в сроках сева, как и в других делах, кроме вреда, ничего не приносит. Нужно в каждом колхозе, на каждом поле, на каждом участке установить свои сроки, исходя из особенностей поля высеваемой культуры или сорта». А чтобы не затягивать посев до июня, в случае непогоды в третьей декады мая, Мальцев рекомендовал посев разнотипных сортов в разные сроки: «В производственных условиях невозможно перенести большие площади посева яровых на двадцатые числа мая, как бы полезно это ни было. При таких сроках сев может затянуться и на июнь, а уборка – на вторую половину сентября, что совершенно недопустимо. Поэтому мы всегда начинаем сев раньше и высеваем в первую очередь культуры и сорта с более длинным периодом вегетации (сорта наиболее позднеспелые) и на более чистых от овсюга и других семенных сорняков участках».

Другой принципиально важный вопрос, который Мальцев поднял в эти годы касался всей системы, – повышение плодородия полей. Постулат В. Р. Вильямса о том, что только многолетние травы обогащают почву, а однолетние истощают ее, был подвергнут сомнениям со стороны Мальцева, изначально поддержавшего эту теорию. Толчок дали их споры о сроках распашки травяного пласта. Вильямс утверждал, что делать это надо поздней осенью, так как разложение корневых остатков должно происходить во влажной почве в анаэробных условиях. У Мальцева получалось иначе: при поздней распашке пласта урожай получался хуже, чем при ранней по типу позднего пара. Аналогичные результаты были получены и на опытных станциях Сибири. Кроме того, на полях колхоза «Заветы Ленина» с 1938 года почти 1000 га в полевых севооборотах занимали многолетние травы, но эффект от многолетних трав продолжался не более 2-х лет. В. Р. Вильямс свою систему разработал, как видно, основываясь на ведении земледелия в нечерноземной, достаточно увлажненной зоне Советского Союза. Здесь она давала неплохие результаты, но в засушливых условиях Сибири явно не приживалась. Мальцев рассуждал: «Можно ли серьезно надеяться, что через известный промежуток времени при существующей агротехнике наши десяти-, девяти-, или восьмипольные севообороты в состоянии по-настоящему, как это имел в виду академик В. Р. Вильямс, восстановить структуру почвы и ее плодородие? При обычной агротехнике в севообороте после двухлетнего пребывания многолетних трав структура почвы не только не восстанавливается, но и ничем не поддерживается целых 7-8 лет… Между многолетними и однолетними растениями нет никакой принципиальной разницы: те и другие, отмирая, оставляют в почве органическое вещество».

Вильямс на этот счет давал свои пояснения: у однолетних отмирание и разложение корневых остатков происходит осенью в аэробных условиях, а у многолетних – ранней весной в анаэробных. Но Терентий Семенович размышлял дальше: многолетние растут и отмирают в уплотненной, а у однолетних эти процессы происходят в ежегодно разрыхляемой почве. Это их единственное различие. То есть человек как бы сам отменяет законы природы, ставит органические остатки в аэробные условия, где они разлагаются и минерализуются, не накапливая гумус в почве. «После однолетних культур почва быстрее выпахивается. Не в том ли секрет, что поле, занятое многолетними травами, не тревожит ежегодно плуг?.. Значит, надо учиться так обрабатывать почву, чтобы и однолетние растения обогащали ее и улучшали структуру».

Вспомнил Мальцев опыты, заложенные в 1940-х годах, когда делянка без пахоты дала высокий урожай. Вспомнил и ученых, которые говорили об отсутствии необходимости вспашки. Д.  И. Менделеев писал: «…что касается числа паханий, то очень многие впадают в ошибку, полагая, что чем больше раз вспахать, тем лучше".

П.А. Костычев отмечал, что при первом распахивании степные целинные земли дают обычно хорошие урожаи, но «вполне разумно поступают степные хозяева, производя посев во второй год по непаханой земле и заделывая семена только бороною». А. А. Измаильский еще в 1894 году выпустил книгу, в которой рассказывал о своих опытах. Они показали, что пылеобразная почва под влиянием развития корневой системы пшеницы вновь получает зернистую структуру. 

«Но почему тогда у нас восстают против мелкой пахоты? И почему культурной вспашкой называется только глубокая обработка с предплужниками?» – задавался вопросом Т. С. Мальцев. Требовались новые опыты, наблюдения. Они в дальнейшем и привели Терентия к мысли о поверхностной обработке почвы безотвальными плугами [5].

«Неоднократно, в специально поставленных опытах яровая пшеница, посеянная по стерне, не паханной ни осенью, ни весной, а лишь два раза продискованной весной, давала приличные урожаи 16-17 ц/га… Чтобы восстанавливать структуру почвы, дальше сохранять и удерживать полезное ее действие на развитие культурных растений и одновременно давать ей возможность обогатиться азотистыми веществами для питания последующих посевов, необходимо, по-моему, дольше держать поля непахаными, но в культурном состоянии… Одно условие: дискование, боронование и посев должны быть сделаны добросовестно», – напишет он в статье «Предположения относительно возможного ускорения и упрочения восстановления структуры почвы и ее плодородия», опубликованной 9 марта 1949 года в газете «Красный Курган» [8]. Там же он поделится опытом колхоза «Заветы Ленина», где в 1948-1949 гг. применили безотвальную обработку. Автор предложил все поле после снятия укоса клевера не пахать, а лишь продисковать. Осенью также предлагалось не пахать, а лишь провести лущение, повторив весной. И только на третий год глубоко вспахать плугом. Уже в 1950 году на непаханых массивах было получено свыше 20 ц/га пшеницы. С весны 1950 года колхоз начал переход с десятипольного севооборота на пятипольный [13]. Еще в декабре 1948 года Мальцев говорит об этом   в своем выступлении перед учеными ВАСХНИЛ. Но ни один человек не решился поддержать Мальцева, хотя и остановить его уже никто не мог.

Разработка важнейших агротехнических вопросов потребовала и специальных сельскохозяйственных орудий. Терентий Cеменович и здесь проявил себя не только агрономом, ученым, но и конструктором. По его предложению были созданы лущильники с плоскими дисками, которые в меньшей степени иссушают почву, ножевидные бороны, кольчатые катки, плуги для безотвальной вспашки и многое другое [18].

Нужно было обладать смелостью и даром научного предвидения, партийной и научной принципиальностью, непреклонной решимостью, чтобы отстоять и доказать правоту своих взглядов. Умение добиваться поставленной цели многих привлекало в Мальцеве. Привлекло это и Т. Д. Лысенко, ученого-новатора в области «социалистической переделки растений», который с 1935 года не упускал молодого полевода из виду. В конце 1940-х годов, когда президент ВАСХНИЛ Т. Д. Лысенко, разгромив биологическую науку, убедил правительство в том, что зерновую проблему можно решить в ближайшем будущем, если освоить посевы ветвистой пшеницы, а для солонцеватых почв вывести ее солелюбивые сорта, он поручил заняться практическим решением этой идеи именно полеводу Мальцеву. А чтобы Терентию Семеновичу не мешали, Лысенко пишет лично И. В. Сталину письмо с обоснованием организовать опытную сельскохозяйственную станцию при колхозе. Так 29 июля 1950 года распоряжением Совета Министров СССР №11698-Р и приказом Министерства сельского хозяйства СССР от 3 августа 1950 года №1210 была создана Шадринская опытная станция в колхозе «Заветы Ленина» – «для проведения опытных работ лауреатом Сталинской премии товарищем Мальцевым Т. С.» со штатом из трех человек: директора, его заместителя и завхоза. Внизу стояла личная подпись самого И. В. Сталина (не факсимиле!). Таким образом полевод Т. С. Мальцев получил мандат, гарантирующий ему абсолютную неприкосновенность и защиту от всех уполномоченных и местных руководителей. Постановление гарантировало также право быть хозяином колхозной земли [6].

В 1953 году на землях конезавода №104  (позднее – племконезавода Шадринский) был организован опытный участок, где была сосредоточена вся научно-исследовательская работа станции. Племконезавод с этого времени по 2004 год нес основную нагрузку по проведению полевых опытов. В начале было заложено два производственных стационарных опыта, где в пятипольных севооборотах пар – пшеница – пшеница – кукуруза (однолетние травы/овес) – пшеница сравниваются вспашка (на 22-24 см) с лущением (на 10-12 см) и вспашка (на 22-24 см) с безотвальной обработкой (на 30-40 см). Позднее, в 1968 году (первая закладка) и в 1970 (вторая закладка) в таком же севообороте будет заложен полевой стационар по изучению девяти систем обработки почвы по современной методике.

Однако надежды академика Лысенко на ветвистую пшеницу не оправдались. Солелюбивый сорт тоже не получился. Зато невиданные в то время урожаи пшеницы на непаханой земле (более 20 ц/га) стали объектом постоянного внимания не только киножурналов, центральных газет, но и высоких партийных руководителей.

Привлекли эти результаты и генерального секретаря ЦК КПСС Н. С. Хрущева, который лично посетил колхоз «Заветы Ленина» 14 июля 1954 года. Около пяти часов генсек, как самый придирчивый контролер, дотошно обследовал все поля, побывав во всех местах, указанных его же рукой на карте. Вид пшеницы – ровной, густой, колосистой, стоящей стеной, как пелось тогда в песне, так взбудоражил эмоциональную натуру Никиты Сергеевича, что он не один раз подбрасывал свою шляпу в воздух, чтобы полюбоваться, как она ложилась на колосья, словно на стол [6].

Хрущев принял решение провести в мальцевском колхозе Всесоюзное совещание. Мол, пусть приедут специалисты, руководители, посмотрят – чему-нибудь да научатся. Подготовка к совещанию закипела. Военные саперы быстро соорудили по образцу ангара для полевого аэродрома клуб на 300 мест.

Участники Всесоюзного совещания изучают принцип действия кольчато-шпоровых катков

Совещание, ставшее судьбоносным, открылось 7 августа 1954 года и продолжалось три дня. Вместо приглашенных 300 человек приехало более тысячи.

Вот как об этом дне пишет в своей книге «Терентий Мальцев – народный академик» Л. И. Иванов: «С утра в день открытия совещания село Мальцево напоминало разворошенный улей: на широких улицах толпы людей, оживленно и вблизи походных кухонь, и у здания опытной станции. Вдоль ее ограды – десятки легковых машин: «Победы», ЗИСы... Вскоре выяснилось, что в оборудованном зале не разместить и половины собравшихся – их оказалось более тысячи человек. Так велик был интерес к тому, что открыл полевод колхоза «Заветы Ленина» Терентий Семенович Мальцев. Сотни людей остались стоять под открытым небом. Появление Мальцева на трибуне встретили дружными аплодисментами. Терентий Семенович был в своей обычной гимнастерке защитного цвета, явно смущен таким приемом, то и дело прикладывал обе руки к груди, отвешивал поклоны, чем вызывал еще более дружные аплодисменты. Наконец все стихает, и в наступившей тишине раздается голос Мальцева, поначалу не очень уверенный, несколько торжественный. По всему чувствуется, что его сильно связывает подготовленный текст. Когда ему удается некоторое время говорить, не обращаясь к тексту, он, как всегда, выставляет вперед обе свои руки с открытыми ладонями и говорит уверенно, просто... Но в докладе порядочно цитат, потому что идет дискуссия с некоторыми именитыми учеными. Кончается трудный раздел, и Терентий Семенович попадает в свою стихию: не заглядывая в текст, увлекательно рассказывает о передуманном, о пережитом, умело освещает свой собственный практический опыт» [4].

Сам Т.С. Мальцев об этом дне позднее напишет: «Я делал доклад «О новых приемах обработки почвы и посева». Суть их сводится к тому, что при определенных условиях возделывание однолетних культур, как и многолетних, повышает почвенное плодородие. Ведь долгое время считалось, что однолетние растения в силу их свойств ни при каких условиях не могут накапливать в почве органические вещества и создавать структуру – главные элементы почвенного плодородия. Наши опыты привели к выводу, что не однолетние растения, а мы сами разрушаем плодородие почвы, ежегодно перепахивая ее и не позволяя накапливаться в ней органическим веществам, остающимся после однолетних растений в виде корневых и пожнивных остатков. Мы стали проводить глубокую вспашку не ежегодно, а через каждые 4-5 лет, без оборота пласта. В остальные годы почву обрабатывали широкозахватными дисковыми лущильниками на глубину заделки семян. В разрыхленном поверхностной обработкой слое пашни происходит аэробное разложение органического вещества, лучше сохраняется влага. Вместе с тем при такой обработке структурность почвы значительно улучшается, так как корневые остатки однолетних растений разлагаются в уплотненных нижних слоях почвы, в анаэробных условиях.

Однако важно окультуривать не только верхние, но и нижние слои почвы. Для получения высоких урожаев надо создавать возможно более мощный по глубине пахотный горизонт. Достигается это глубокой безотвальной пахотой.

Участники совещания внимательно слушали доклад, обсуждали его, ездили по полям, оценивали увиденное. Мнение было единодушно: новые приемы обработки почвы в Зауралье обеспечивают высокие и устойчивые урожаи и могут быть полезными и в других условиях» [12].

Действительно, предложения Мальцева были поддержаны участниками совещания, в том числе видными учеными страны, Министерством сельского хозяйства СССР. Они увидели уже действующую с начала 1950 года систему земледелия с пятипольным севооборотом, где четыре года поле не пашется плугом, а лишь обрабатывается дисковым лущильникам на глубину до 8 см. На пятом поле – черный пар. Вот он-то и пашется плугом, но безотвальным, в виде лемеха, прикрепленного к обтекаемой стойке. Конструктор такого плуга – сам Т. С. Мальцев. И разработанное им земледелие он назвал безотвальным.

ВАСХНИЛ рекомендовала применение новой системы в полузасушливых зонах страны, суть которой заключалась в отказе от повсеместной отвальной вспашки, переходу к безотвальным обработкам в зернопаровых севооборотах с однолетними культурами (вместо многолетних). В этом же году 1-3 октября состоялось еще одно совещание в г. Шадринске, не менее представительное по составу. Село Мальцево стало местом паломничества экскурсантов, только за 3 года здесь побывало более 5 тыс. человек.

В связи с масштабным освоением целины 21 февраля 1955 года было назначено специальное совещание в Академии наук СССР по вопросам организации научно-исследовательской работы в области освоения целинных земель. В те дни Терентий Семенович по состоянию здоровья не смог присутствовать на совещании, но обратился с письмом к его участникам. В колхозе «Заветы Ленина» был некоторый опыт освоения залежных земель. Заброшенные земли конезавода площадью 400 га были использованы как опытный полигон. В августе 1953 года одну часть массива распахали обычным отвальным плугом, а на другой лишь поверхностный слой почвы обработали дисковыми лущильниками. Пшеница росла хорошая на всем массиве, но на непаханой земле развивалась быстрее. Анализы почвы показали, что на вспаханной части начался процесс разрушения структуры и органического вещества, а на взлущенной – нет. Решили участки разбить на делянки, чтобы продолжать наблюдения. Но события торопили. Вся страна жила освоением новых земель. Вслед за Н. С. Хрущевым приезжал в Мальцево и Л. И. Брежнев, который был в тот период секретарем ЦК Компартии Казахстана. Многие рекомендации Мальцева о сроках посева, вреде отвального плуга, борьбе с сорняками были приняты к сведению и взяты на вооружение для работе на казахстанских полях. Новая система обработки почвы, представленная вскоре на Всесоюзном совещании, имела большое значение для целины. Но говорилось об этом почему-то мало. В результате Терентий Семенович в своем письме к ученым в феврале 1955 года еще раз призвал обратить внимание на проблему сохранения высокого плодородия «новых» земель, чтобы с ними не произошло того же, что и со «старыми» после активной распашки. Он писал, что нужно заложить на целине опыт с паром без пахоты с последующими поверхностными обработками. А на уже распаханных землях попробовать в течение нескольких лет посевы проводить не по паханной, а по взлущенной стерне. И все эти опыты делать по сравнению с обычными способами обработки. Письмо это было оглашено на совещании, а затем опубликовано в газете «Сельское хозяйство».

В гостях у Терентия Мальцева делегация из Северного Казахстана

Однако рекомендации Мальцева, несмотря на большой общественный резонанс, не получили должного внимания. Основные массивы целины стали обрабатывать обычным путем, в результате богатые земли утратили свое былое состояние, а неразумное их использование привело к пыльным бурям. И только после этого начались поиски путей спасения и главный из них – безотвальная обработка, которую рекомендовал Мальцев [5]. А. И. Бараев напишет об этом в своей статье «Систему Т. С. Мальцева – на поля Казахстана» так: «Работы Мальцева вскрывают новые закономерности в почвообразовательном процессе и дают в руки практиков сельскохозяйственного производства приемы более активного воздействия на процессы, происходящие в почве, позволяют человеку дать им желаемое направление… В нашей республике глубокая безотвальная вспашка будет иметь еще большее значение, нежели в Курганской области». За заслуги в освоении целинных и залежных земель Т. С. Мальцев в 1955 году награжден орденом «Знак Почета»

В итоге новые приемы обработки почвы и посева, предложенные Мальцевым, нашли широкое применение на полях Сибири, Северного Казахстана и многих других районов и всюду были успешными. На полях СибНИИСХоза были заложены севообороты, которые в одном случае обрабатывались по-мальцевски, в другом – общепринятым способом. Подобные опыты стали закладываться и в других опытных учреждениях. Продолжали углубляться исследования и в колхозе «Заветы Ленина» [5]. Испытания новой системы обработки распространились на площадь около 5 млн га и во многих районах показывали отличные результаты. Курганская область стала заметно опережать по урожаям всех своих соседей, сбор зерновых достигал 15-16 ц/га. В 1959 году валовый сбор хлеба достиг 2758 тыс. тонн, и Курганская область за достижения в сельском хозяйстве была награждена орденом Ленина. В 1970-1980-е годы в области безотвально обрабатывалось до 40% зяби, имелось около 15% паров. Широко применялись мальцевские технологии – сроки сева, приемы обработки почвы [18]. Победа была близка, но внедрение новых приемов обработки почвы и посева затормозилось, интерес к этой системе ослаб.

Терентий Мальцев и академик Трофим Лысенко

Оказалось, что академическая наука официально не опровергала мальцевского земледелия, но в то же время официально и не поддержала его. В вузах на преподавание системы мальцевского земледелия было выделено не более 25-30 минут за весь период обучения.

Почему так произошло? Вернемся к событиям 1954 года. Научной частью совещания руководил президент ВАСХНИЛ академик Т. Д. Лысенко. Он был и главным редактором текста постановления. Согласно его содержанию, полевод Т. С. Мальцев становился автором нового метода обработки почвы и возделывания сельскохозяйственных культур, что потом было закреплено во всех энциклопедических словарях и справочниках. Но – не системы! Открытие полевода Мальцева, сформулированное академиком Т. Д. Лысенко, было несколько упрощено. Рассуждая об этом, Г. С.Леонтьев в своей статье, посвященной 108-летию со дня рождения Мальцева, приходит к выводу, что Мальцев, очевидно, не оправдал надежд Т. Д. Лысенко на результаты по ветвистой пшенице. Его триумф в почвообработках не был целью Т. Д. Лысенко.

Кроме того, не все представители ВАСХНИЛ были согласны с мальцевским направлением в земледелии. После признания заслуг Мальцева из Академии наук отправляются группы ученых для более детального изучения данного метода почвообработки. Но ученые поработали недолго –пару сезонов, и если физиологи все-таки отметили некоторые положительные факторы в жизни растений в условиях нового земледелия, то почвенники не высказались «за».

После совещаний Мальцев тяжело заболевает и оказывается в Кремлевской больнице. Там он занимается чтением и переизданием некоторых книг и узнает, что еще в начале века агроном И. Е. Овсинский, а затем в 1940-х гг. американский фермер Э. Фолкнер считали плуг и глубокую вспашку главными вредителями и разрушителями почвенного плодородия. По настоятельной просьбе Мальцева труд Э. Фолкнера «Безумие пахаря» был переведен на русский язык и издан массовым тиражом по всей стране. Терентий Семенович и до того находил подтверждение своим предположениям в работах других ученых, но теперь искренно пожалел, что не знал именно об этих трудах. Это бы упростило подтверждение его правоты относительно безотвального земледелия.

Могло произойти и иначе. Микробиологи, работавшие на мальцевских полях, нашли для себя золотой клад. Институт микробиологии послал молодого выпускника Тимирязевской сельхозакадемии Игоря Вострова для проведения исследований в течение пяти сезонов с 1955 по 1959 годы. Поставленные им опыты показали такие перспективные результаты, что в 1957 году в село Мальцево приезжал сам директор Института микробиологии лауреат Сталинской премии академик Е. Н. Мишустин.

Добытые Игорем Востровым материалы легли в основу его научной диссертации, и в 1959 году он стал кандидатом биологических наук. На базе диссертации написана статья «Национальное использование микроорганизмов для повышения потенциального плодородия почв». На основе опытов автор установил, что процесс увеличения плодородия в верхнем слое глубиной до 6 см в 24 раза активнее, чем в слое ниже глубины 14 см. Запахивание растительных остатков на глубину вызывает процесс брожения с образованием ядовитых веществ, губительных для будущего урожая. А внесение измельченной соломы в верхний слой почвы с добавлением небольших доз азота уже на второй год дает прибавку урожая на 35%. Фактически, расшифровав невидимую глазу жизнь почвенных микроорганизмов, он поставил на научную основу все то практическое, о чем думал и что делал полевод Мальцев на пашне. Но своевременно выйти в свет этой статье было не суждено [6].

В это время началось повсеместное «кукурузное» наступление на паровые поля. Н. С. Хрущев буквально принуждал Т. С. Мальцева отказаться от парового поля в разработанном им севообороте, чего зауральский полевод, всю жизнь отстаивающий паровые поля, допустить не мог. И всеми правдами и неправдами не допустил, тем более что зерновая кукуруза вызреть в Зауралье попросту не успевала. За это Мальцев был назван Н. С. Хрущевым «пшеничным аристократом», что для «Большой Академии» стало сигналом тревоги. После присвоения такого «звания» все недоброжелатели, а среди академиков их было немало, негласно получили «добро» на дискредитацию мальцевского земледелия, и уже к концу 1960-х годов по их рекомендациям были сняты с производства все земледельческие орудия конструкции Т. С. Мальцева. Не позволило это и самому Т. С. Мальцеву помочь ученому-биологу И. Вострову выйти со своими научными наработками в ЦК партии. И это несмотря на то, что в 1955 году Мальцеву было присвоено звание Героя Социалистического труда с вручением ордена Ленина и Золотой медали «Серп и Молот», а в 1956 году – звание Почетного академика ВАСХНИЛ.

Молодого ученого-биолога И. Вострова переводят на другую работу, не позволив опубликовать результаты своих исследований. Достоянием читателей они стали только спустя 30 лет, когда статью опубликовал журнал «Вестник сельскохозяйственной науки» (№ 1, 1989 г.). А ведь если бы все добытое ученым-биологом за пять лет исследований было опубликовано в начале 1960-х годов и нашло применение на полях колхозов и совхозов, ход развития сельскохозяйственной науки мог быть иным [6].

Выступления Мальцева против сокращения паров и повсеместного внедрения кукурузы во время зонального совещания в Новосибирске в верхах расценили по-своему: «Не хочет заниматься кукурузой – значит против политики партии». Жизнь доказала правоту убеждений Мальцева, которыми он не поступился. Несправедливые обиды никогда не мешали его идеям и не уменьшали энтузиазма. Деревенский народ всегда боготворил его за то, что он говорил правду. О Терентии Семеновиче постоянно писали центральные газеты, снимались телефильмы, записывались радиопередачи. Ему вручали награды, приглашали на самые значимые мероприятия государственного уровня. И в то же время его главное дело – безотвальное земледелие – потихоньку уходило с полей. На смену ему приходило почвозащитное земледелие с интенсивными технологиями. А это означало обязательное применение больших доз минеральных удобрений и ядохимикатов.

Терентий Мальцев и первый секратрь Полтавского обкома партии перволцелинник Федор Моргун

Что касается минеральных удобрений, то сам полевод не отрицал их положительной роли и рассматривал их как оборотный капитал для приумножения основного, т. е. путем наращивания с помощью «минералки» растительной массы можно повышать уровень почвенного плодородия. Но в новых рекомендациях по такому земледелию уже не упоминалось о повышении почвенного плодородия. Что касаемо ядохимикатов – на его полях сорняков не было, бороться с ними можно было без химии [6].

В 1960-1990-е годы Терентий Семенович совмещал производственную деятельность с научной и общественной. Он вел переписку с сельскохозяйственной академией имени К. А. Тимирязева, институтами Сибирского отделения ВАСХНИЛ, Курганским научно-исследовательским институтом зернового хозяйства, Курганским и Свердловским СХИ и другими научными учреждениями, участвовал в зональных агрономических совещаниях, выступал в средствах массовой информации. В 1969 году Терентию Семеновичу было поручено открыть Третий Всесоюзный съезд колхозников [18].

В качестве высокой степени признания его трудовых заслуг, в с. Мальцево перед зданием Шадринской опытной станции в 1977 году был установлен бронзовый бюст Т. С. Мальцева. А в 1979 году Президиум сибирского отделения ВАСХНИЛ принял решение, в котором отметил «исключительно большой вклад, внесенный Мальцевым в теорию и практику земледелия Зауралья и Сибири, его революционизирующую роль».

В предисловии к третьему изданию своих избранных трудов Т. С. Мальцев отмечает: «Итоги можно суммировать так: поверхностная обработка почвы и глубокая безотвальная пахота один раз за ротацию; севооборот с необходимым количеством … настоящего пара; разные по срокам созревания и лучшие местные сорта; оптимальные сроки посева» [14]. И при такой формуле успеха Мальцев призывал не работать по шаблону.

Все годы он продолжал трудиться на благо своей страны. С 1946 года более 40 лет представлял своих земляков и Курганскую область в высших органах власти, будучи депутатом Верховного Совета СССР. С присущей ему принципиальностью поднимал важнейшие вопросы развития общества: о месте и роли фундаментальных наук, о сохранении и приумножении почвенного плодородия, о трудовом и нравственном воспитании молодежи. Его призывы к молодым полезно почитать подрастающему. Неоднократно встречался с первыми руководителями страны, известными деятелями науки и культуры.

Терентий Семенович был истинным патриотом своей страны, ему приходилось выступать перед разной аудиторией: перед колхозниками и учеными, рабочими и космонавтами, студентами и учащимися. И всех он покорял своей мудростью, логикой, простотой и глубиной изложения, верой в правоту своего дела [18].

Скончался Терентий Семенович Мальцев 11 августа 1994 года, на 99-м году жизни. Похоронен на кладбище в родном селе.

 

Опубликовано в журнале "Аграрный сектор" (№3(29), сентябрь 2016 г.

Журнал можно приобрести в редакции в г.Астане (, пр.Республики, 54/1, офис 409 (Технопарк, цех №9), тел. 8 (7172) 738575, а также в г. Костанай (ул.Каирбекова 96, в киосках и в редакции газеты "Все сразу", тел. 8(714-2) 53-16-89, 8-705-653-8189). 

Российские читатели по вопросам приобретения журнала и оформлении подписки могут обращаться к представителю "Аграрного сектора" в России Наталье Махниной (г.Курган), адрес электронной почты agrokurgan2@gmail.com  тел. +7(3522)226817, моб. 89125794282.

Журнал реализуется во время аграрных выставок. Заявки на подписку принимаются по тел.:

8(7172) 738575, +7 701 342 3046.

Подписку можно оформить на сайте журнала www.agrosektor.kz в разделе "Подписка".  

 


Автор: Алена Пригожина

Просмотров: 519

На печать: На печать

Опубликован: 14.01.2017 | 07:47

Метки: Терентий Мальцев, земледелие, Курганская область, народный академик

Категории Люди и судьбы

Кургансемена
Петкус
РЗС Геленжджик
КазАгро 2017
Ukr
Kazan

Поиск по новостям

Поиск по датам
Поиск по меткам

Введите ваш запрос для начала поиска.