Важные темы агропрома

Николай ЛАТЫШЕВБЛОГ РЕДАКТОРА
ЗРИ В КОРЕНЬ!

непричесанные мысли о сельском хозяйстве

Баннер 3 Немецкая биржа
Fiton
Holland
Shimkent
Agrocompetenzii
Вы здесь: Главная » Люди и судьбы » Галим Кудайбергенов: пришло время собирать камни

Галим Кудайбергенов: пришло время собирать камни

В аграрной отрасли Казахстана работает немало талантливых специалистов. Одни занимаются реальным производством, будь то зерно, мясо или хлопок... Другие – аграрной наукой, третьи – бизнесом. А четвертые пишут о том, чем занимаются первые, вторые и третьи. Это писатели и журналисты, неравнодушные к проблемам села. Но, пожалуй, в республике трудно найти человека, который мог бы заниматься всеми этими видами деятельности одновременно.

И, что немаловажно, при этом был бы успешным. Когда мы познакомились с Галимом Кудайбергеновым, то поняли – такие люди есть. Он, наверное, единственный некабинетный доктор сельскохозяйственных наук в Казахстане, который руководит реальным сельхозпроизводством, являясь председателем Совета директоров компании «Логос-Трейд». Причем руководит не из «прекрасного далека», а непосредственно находясь в самих хозяйствах, в гуще событий.

Компания управляет рядом агроформирований в Астраханском и Буландинском районах Акмолинской области. Помимо земель компания имеет хлебоприемные пункты, оказывает услуги по сдаче складских помещений. Есть даже свой огород, на котором выращиваются все необходимые овощи. О том, что этот бизнес успешен, можно судить хотя бы уже по тому, что ранее «лежащие на боку» хозяйства, которые перешли под надзор компании, сегодня имеют отличные производственные показатели, а люди из них не уезжают. Напротив, стремятся в них приехать и устроиться на работу. Более того, Галим Кудайбергенов является еще и писателем. И сегодня работает уже над своей пятой книгой. Все книги посвящены селу, людям труда, мудрым, любящим родную землю и имеющим свой взгляд на происходящие в сельском хозяйстве процессы. Надеемся, наше интервью с Галимом Кудайбергеновым будет интересно читателям «Аграрного сектора».  

В производство нужно вкладывать 

– Галим Кульжанович, расскажите, как все начиналось?

– Мы начали заниматься производством зерна довольно поздно – в 2001 году. Как говорится, запрыгнули в уходящий поезд. Уже все было «поделено», а местами и порядком развалено. В 90-е годы, в пылу всеобщей приватизации, многим казалось, что все блага «валятся с неба», жили по принципу «да не отсохнет рука дающего». Фермы, тeхника, скот – все раздавалось в ходе приватизации. И люди привыкли к этому. При этом новоявленные фермеры как-то и не задумывались, что в производство нужно серьезно вкладывать. Все ждали беспроцентных кредитов и оплаты своих долгов государством. К чему пришли в результате такого потребительского подхода, общеизвестно. В те годы я занимался зерновым бизнесом. Мы всегда закупали зерно у сельчан дороже, чем государство. Поэтому люди к нам шли. Но у нас не было своего ХПП, а это сдерживало рост компании. Мы поняли, чтобы развивать свой бизнес устойчиво, надо иметь свою землю. Решили строить в Жалтыре на месте бывшего завода железобетонных изделий и сельхозхимии элеватор. Вместо корпусов увидели печальное зрелище – все было разграблено. Все, что можно было унести, уже давно унесли. И мы решили, что лучше все начать с нуля, чем переделывать старое. Приобрели еще одно небольшое ХПП в Кумае, которое находится между Есилем и Жалтырем. Причем наши поселки мы не стали переименовывать. Кумай и до нас был Кумай. Мы назвали его Кумай-Есиль. Другое хозяйство до нас называлось Зеленое. Мы его назвали Зеленое-1. Журавлевка также осталась Журавлевкой. История должна сохраняться. Так что приобретение и земли, и ХПП у нас шло параллельно. В этом году строим новый хлебоприемный пункт – специально для масличных культур. Это будет современное предприятие – здесь можно будет проводить качественную очистку и сушку зерна по немецкой технологии.

– Тяжело было начинать новое направление в бизнесе? Ведь заниматься просто перекупкой зерна и вести хлопотное многоотраслевое хозяйство, требующее ежечасной заботы, – разные вещи…

– Мы трудностей никогда не боялись. Первое хозяйство, которое мы приобрели, – с. Зеленое (бывший совхоз «Новочеркасский») Астраханского района. Бывший великий демократ-директор развалил хозяйство и уехал. Вообще хочу сказать, мы зачастую большие мастера развалить. А чтобы что-то созидать, надо много работать. А этого хотят далеко не все. Ведь надо пахать, не покладая рук, брать кредиты, да еще и отвечать за них. Не спать днями и ночами. Бизнес – это тоже талант. Да еще какой! Мы зачастую не можем отойти от узости мышления: если талантливый, то это обязательно писатель или какой-то артист. И что только они могут быть талантливыми. А почему мы забываем, что есть талантливая доярка, талантливый механизатор? Нам надо четко это отличать. В то же время нам не нужны искусственные передовики, коих было немало выращено в советское время. Мы все это проходили. Сейчас надо вовремя и правильно оценить человека работающего. Настоящего работника не видно и не слышно, ему некогда о себе заявлять, чего-то требовать, митинговать, так как он занят трудом. Он никогда не выпячивает свои достижения… Но любой опытный администратор должен его видеть и создавать ему необходимые условия для работы. 

Есть зерно, будет и мясо

– Какова структура вашей компании?

– «Логос-Трейд» – это трейдерская компания, в которую входят все наши хозяйства – ТОО. Они сдают зерно в компанию и подчиняются центру только финансово. Компания кредитует, покупаем гербициды, удобрения и т.д. Но при этом головная фирма не ставит целью жить за счет своих хозяйств. Так нельзя делать. Большие средства мы вкладываем в развитие социальной базы наших сел.

– Скажите, какова сегодня структура посевных площадей в ваших хозяйствах?

– На сегодняшний день мы сеем 75 тысяч гектаров. Из них почти 55 тысяч занимает пшеница, сеем также ячмень, овес, масличные (лен и подсолнечник), озимую рожь, горох, нут, суданскую траву, просо.

– Для развития бизнеса берете кредиты?

– Мы их берем постоянно. Хорошо, что есть лизинговые возможности, есть «КазАгрофинанс», банки. Мы все время в долгах, но у нас открыта кредитная линия. Мы всегда вовремя гасим кредиты и поэтому имеем безупречную кредитную историю. Банки даже заинтересованы, чтобы мы у них кредитовались. Часто говорят, что кредиты дорогие. Не спорю, было бы лучше, если бы они были доступнее. Но, с другой стороны, а что вы хотели? Бесплатно ничего не бывает. Прошлое ушло безвозвратно. Коммунизм прошел. Правда, мимо нас. Без кредитов сегодня не обойдешься. И это мировая практика.

– Помимо зерновых и масличных, выращиваете еще какие-нибудь культуры?

– Помимо зерновых в последние годы начали заниматься картофелем. В этом году будем его сеять 50 гектаров в одном из наших хозяйств в Буландинском районе. У нас есть орошаемые земли в бывшем отделении совхоза «Журавлевский». Помимо этого, планируем посеять 10 гектаров овощей – баклажаны, помидоры, огурцы. Восстановили сад.

– В хозяйстве у вас основная культура – пшеница. Но при этом сеете масличные, кормовые культуры. Насколько вы готовы дальше диверсифицировать растениеводство?

– Безусловно, если представить, что завтра, к примеру, нут резко поднимется в цене, многие станутся заниматься нутом. Экономика серьезно продвигает процесс диверсификации. Но при этом не стоит забывать, что Казахстан как был, так есть и будет зерновой державой. Мы без масла и без рапса проживем. А без хлеба нет. Просто нам надо стабилизировать площади под зерновыми, а 10-15% от этих площадей можно свободно отдать под тот же лен, подсолнечник или другие культуры.

– Слышал, что ваши поля имеют размер не 2 на 2 километра, как раньше, а вы их сделали вдвое больше – 4 на 4. С какой целью?

– В связи с тем, что начали активно использовать высокопроизводительную технику. Посевные комплексы оборудованы JPS, механизатор только трактор разворачивает по полю. Пыли в кабине нет, курить запрещаем. Установлен компьютер. Но у нас есть своя особенность – поля неровные. И сейчас их немедленно надо выравнивать. Для этого купили немецкий культиватор «Лемкен».

– Животноводство планируете развивать?

– Приобрели 250 голов КРС мясного направления породы казахская белоголовая, наладили искусственное осеменение. Но, хочу сказать, какими бы захватывающими не были проекты, все надо начинать с кадров. Я был вынужден пригласить на работу из России  кандидата ветеринарных наук, чтобы поставить животноводство на высокий уровень. Сейчас он  работает в нашем хозяйстве.  Планируем создавать  маточное поголовье отдельно, откормочное – отдельно, строим убойный пункт. Начали заниматься кормопроизводством, обновили около 5 тысяч гектаров посевов житняка. Из кормовых трав сеем житняк, эспарцет, костер, люцерну, суданку, кормовое просо.

– А кукуруза входит в этот перечень?

– Поскольку нет молочного скота, нет и смысла ей заниматься. Но в будущем посмотрим, так как планируем кормить скот зернофуражом. Основное поголовье у нас будет в Буландинском районе, где лучше условия для выращивания кормовых культур. У нас есть также 100 голов лошадей, в этом году будем заниматься кумысом, введем машинное доение. Но раскручивать любое производство – дело очень нелегкое. Это несведущему кажется, что все легко достается.

Родственников на работу не беру

– Являясь председателем Совета директоров, насколько Вы строгий руководитель?

– У меня демократичная должность. Печать не держу – она у директора. Отношения в коллективе абсолютно доверительные. Мы директоров не меняли – у нас в селе Зеленом так называемый «красный» директор – Станислав Присяжный. А в ТОО «Журавлевка» мы объединили три хозяйства – Журавлевское, бывший совхоз Капитоновский и, в этом году, «Сары Тумар». В итоге общая площадь пашни стала почти 60 тысяч гектаров. А руководит этим объединенным коллективом директор Сергей Ковбаса. В свое время он уезжал в Германию, но вернулся. Хороший хозяйственник. Спрашиваю:  «Посмотрел демократию? Видел их технологии? Вот, пожалуйста, внедряй». К слову сказать, подобрать руководителя сегодня очень сложно.

– Наверное, и родственники просятся на работу?

– В этом плане я к родственникам отношусь очень осторожно – с ними можно «покуначить», дать в долг, но только не работать. Я не знаю, может, у кого-то и получается работать вместе с родственниками, но только не у меня. Мы сейчас идем на омоложение кадров, у нас главный инженер молодой, зам главного инженера тоже, ветврачу 50, агрономы молодые… Но все равно молодежь тяжело идет на село. Всегда молодым говорю – покажете себя – будете руководителями, будет зарплата, машина, квартиру дадим. Но не все хотят связывать свою жизнь с селом. Мы учим одного агронома на очном отделении в Кокшетау, двух других – на заочном. Но тут есть и свое «но» – то, чему нас в свое время учили, и то, чему сейчас учат, – это небо и земля. Надо переделать программу учебника «Земледелие». В СССР была одна страна и один учебник Воробьева. Хотя зон у нас было много. И в этом учебнике столько теории было! Старую науку надо уважать, но от нее пора отходить. Посмотрите, как ушла вперед медицина – все на компьютерах. А мы, земледельцы, все с буром ходим. Наши ученые-аграрии сильно отстали от жизни и стали больше политиками, чем прикладными учеными. Сегодня хозяйственники сами решают, сколько паров держать – 5 или 40% – какие сорта сеять. Получается у крестьянина успешно работать – это его дело. Другой вопрос, чтобы экология при этом не страдала.

В советское время придумали плоскорез-глубокорыхлитель-удобритель. Но нигде в мире не обрабатывают глубокорыхлителем на 27 см. В Канаде – только 12 см. Канадцы начали использовать посевные комплексы еще в 60-е годы, а мы на них только сегодня переходим. Для нас и СЗС-2,1 была диковинкой. Тем не менее сегодня мы около 40% площадей засеваем старыми сеялками. Они, конечно, малопроизводительны – ширина захвата небольшая, но копируют поверхность почвы лучше. Из современных посевных комплексов у нас сегодня работают «Флексикойл» и «Хорш».

– Во сколько обычно начинается Ваш рабочий день?

– Всю жизнь привык работать. И других заставляю работать. А это не всем нравится. Утром встаю в 5 часов, в 7 часов – производственное совещание с директорами. А в это время рабочие уже в поле. В производстве нужна дисциплина – день короткий, что-то не сделал – упустил время. В хозяйствах, которые мы взяли, вначале было очень трудно – люди отвыкли от реальной работы. Но это не их вина, а их беда. Так сложились условия. Но постепенно все встало на свои места – люди нам поверили. Зарплату платим вовремя. Задолженностей нет ни одной. И люди к этому уже привыкли. В поле организуем бесплатное питание. Да и в советское время было так – в бригадах кормят лучше, чем дома. Я и сам в бригадах питаюсь вместе с рабочими.

О социалке, субсидиях и теоретиках-агрономах 

– Как в хозяйствах развивается социальная сфера?

– У нас четыре средние школы и три восьмилетки, стараемся им уделять достойное внимание. Пригласили спортивных инструкторов. Каждый год проводим спартакиаду. Сейчас в поселках массово сажаем деревья, наводим порядок, все пруды восстановили. Хотим, чтобы работал принцип «живешь на селе – держи скот и птицу». Ежегодно наших лучших работников – специалистов, механизаторов – отправляем отдыхать на курорты. Нельзя забывать, что если механизатор социально защищен, он и работать будет хорошо.

– Внедрение высокопроизводительной техники не приводит к сокращению штата механизаторов?

– А мы их трудоустраиваем в животноводстве, которое начали активно развивать. У нас даже туда непросто устроиться. Механизаторы за уборку в прошлом году получили около 200 тысяч тенге. Для села это очень неплохо. К тому же выдаем льготные отходы и сено. Но принцип «нарушил дисциплину – выплати штраф из зарплаты» работает четко. Я никого не собираюсь уговаривать работать. Каждый должен отрабатывать зарплату.

– Почему Вы, имея высокую научную степень, не остались в науке?

– Простился с наукой, когда написал докторскую: оказалось море времени, а живого дела нет. К сожалению, в научных кругах нередко процветает порочная практика – если что удается сделать, то результаты присвоит тот, кто важнее. И не вздумай возмущаться – так положено в тихой заводи науки. В общем, особая зона, режимный объект под ширмой наукотворчества. В итоге наука стала страшно далека от производства и сама себя дискредитировала. Нам не нужны сегодня теоретики-агрономы. Любой наш специалист всю теорию найдет в интернете. Время, когда работал принцип «вот мой диплом, дай мне портфель», прошло.

– Что можете сказать по поводу системы субсидирования государством сельхозпроизводителей, как она работает?

– У меня на этот счет свой взгляд. Есть самый простой способ определить, кому давать субсидии, – налоги с одного гектара. Система, когда уровень субсидирования зависит от той технологии, которая применяется на полях, не работает. Должен быть один критерий – урожайность, полученная с гектара. Сколько налогов заплатил государству – соответственно этому должна быть и величина субсидии.


Автор: Николай Латышев

Просмотров: 2033

На печать: На печать

Опубликован: 08.07.2010 | 18:06

Метки: Акмолинская область, зерновое производство, Кудайбергенов, производство

Категории Люди и судьбы

Кургансемена
Петкус
РЗС Геленжджик
КазАгро 2017
Ukr
Kazan

Поиск по новостям

Поиск по датам
Поиск по меткам

Введите ваш запрос для начала поиска.