Важные темы агропрома

Николай ЛАТЫШЕВБЛОГ РЕДАКТОРА
ЗРИ В КОРЕНЬ!

непричесанные мысли о сельском хозяйстве

Баннер 3 Немецкая биржа
Fiton
Agrocompetenzii
Вы здесь: Главная » Минсельхоз » Не успели отсеяться, пора готовиться к уборке

Не успели отсеяться, пора готовиться к уборке

В каких условиях в текущем году прошла посевная кампания? Что намерен делать Минсельхоз, чтобы снять проблему перегруженности элеваторов зерном прошлого урожая? По какому пути идет развитие животноводства? Почему растут цены на продукты? На эти и другие вопросы журналу "Аграрный сектор" ответил ответственный секретарь Министерства сельского хозяйства РК Евгений Аман.

 

Посевная: на западе сушь, на востоке дождь

 

- Евгений Иосифович, в начале июня в республике завершилась посевная кампания. Как бы вы оценили ее итоги?

- Посевная кампания была проведена организованно и согласно запланированному графику. Но ее особенность в том, что на севере республики она началась в более ранние сроки, а на востоке, наоборот, в более поздние. Причиной тому – погодные условия. Как вы знаете, на востоке была очень суровая зима, с большим количеством осадков, и, к тому же, весна там выдалась дождливая. На западе и севере весной, напротив, осадков выпало гораздо меньше нормы, а май выдался острозасушливым. Говоря об организационных факторах, могу отметить, что удешевленное горючее поступало вовремя. Были редкие исключения с задержками поставок, но зачастую лишь из-за того, что  крестьянам просто надо было его вовремя забирать. И тот сценарий по снабжению ГСМ, который Министерство сельского хозяйства в этом году планировало реализовать, был осуществлен. Хотя, не скрою, поначалу и были некоторые трудности. Пришлось вести переговоры с Министерством нефти и газа. Но затем, после того, как этот вопрос был вынесен на уровень правительства, и мы сели за стол переговоров, между двумя министерствами был выработан сценарий по поставке удешевленного горючего. Надо отдать должное, Министерство нефти и газа обеспечило четкое соблюдение графика поставок ГСМ. Конечно, существуют проблемы с нефтеналивными цистернами, не все области своевременно и активно платили за ГСМ. Но это все были текущие вопросы, которые на проведении в срок весенне-полевых работ, не сказались.

Не было сдерживающих моментов  по наличию семян и удобрений.

-         Насколько изменилась структура посевных площадей?

В республике посеяно 16,3 млн.гектаров яровых зерновых, в том числе 14,2 млн. гектаров пшеницы. Надо сказать, что площадь под зерновыми в этом году незначительно снизилась. Напротив, масличных посеяно 1720 тыс. га, что почти на 700 тысяч гектаров больше уровня прошлого года. В основном увеличение площадей масличных произошло за счет подсолнечника, софлора, сои. Почти в два раза больше посеяно рапса.

- Сегодня можно говорить о майско-июньской засухе на севере как свершившемся факте?

- Есть опасения, что ряд регионов подверглись атмосферной засухе. Да и  запасы влаги в почве накануне посевной были не самые хорошие. При этом весна прошла почти без осадков. К тому же весной в целом ряде регионов северного Казахстана наблюдались частые ветра и ночные заморозки. Это способствовало иссушению почвы.

- Ученые аграрии отмечают, что текущий год - «глифосатный». Были все условия для эффективной борьбы с многочисленными, проснувшимися раньше срока, сорняками в допосевной период  с использованием глифосатов...

-Да, это так, но многие не «схватились» за это дело и не применили химию. Спешили посеять в погоне за испаряющейся влагой, но забывали о необходимости борьбы с сорняками.

 

Не уверен, не занимай

 

- Тем не менее, пожалуй, самая главная проблема  посевной кампании, этого года, заключалась в низкой платежеспособности  аграриев…

- Да, эта проблема имела место быть в силу того, что цена на зерно в прошлом году резко снизилась, и расчеты крестьян были на гораздо более высокую цену. Многие земледельцы в предыдущие годы начали обновлять машинно-тракторный парк, взяли кредиты, проводили лизинговые операции. И сейчас для тех, кто не рассчитал свои силы, это достаточно сильная нагрузка. Поэтому многие  из них не имеют возможности снова взять кредит.  Хотя сценарий кредитования, который сегодня реализуется для сельхозтоваропроизводителей, достаточно льготный. В текущем году выделено 80 млрд. тенге бюджетного кредита. Но у КазАгро и его институтов – Продкорпорации и Аграрной кредитной корпорации - есть определенный сценарий подхода к отбору кредитозаемщиков. Не скажу, что он жесткий, но он требовательный. И не все проходят по этому сценарию – у одних нет залогового имущества, у других - зерновых расписок. А согласно схеме, если есть залоговое обеспечение в виде гарантий банка, заемщик может получить кредит по ставке 8%, по зерновым распискам - 12%.  Сегодня освоено пока лишь около половины этих денег, и этот процесс необходимо продолжать.

- По какой причине «буксует» освоение – не хотят брать кредиты?

- Не думаю, что это так. У определенной части сельхозтоваропроизводителей есть собственные деньги, и поэтому они кредиты не берут. У других этих денег нет. Но они не могут предоставить залоговое обеспечение. Вся эта ситуация так или иначе связана с ценой на зерно и с тем, что на рынке очень сложно шла его продажа. Некоторые крестьяне, хотя их и немного, до сих пор еще не реализовали свое зерно. В большинстве своем запасы зерна, которые сегодня  имеются на элеваторах - это зерно Продкорпорации – госрезерва и госзакупа. Есть и зерно крупных компаний, у которых нет проблем со сбытом, и они ждут своей очереди по отгрузкам и реализации согласно долгосрочным контрактам.

 

Куда урожай будем сыпать?

 

- Насколько готова инфраструктура к приему нового урожая?

-  9 млн. тонн зерна еще в республике есть. Из них около 4 млн. тонн – госрезерв и госзакупки. Остальное должно быть реализовано.

- Сегодня интенсивность отгрузок с элеваторов увеличилась?

-         Пока этого не произошло. Но, безусловно, удешевление экспорта пшеницы — 40 долларов на тонну — помогло активизировать экспорт. Прошлогодние 5 млрд. тенге, выделенные на эти цели, были освоены.

-         Сейчас пошла оплата компенсации за счет средств «КазАгро» и «Темир жолы». Мы вошли в правительство с предложением новой бюджетной программы, которая бы на следующий год предусматривала компенсацию этим компаниям  предполагаемых к расходованию 10 млрд. тенге.

-         Проблема перегруженности элеваторов на севере республики общеизвестна. Что намерен делать Минсельхоз, чтобы снять ее остроту?

-         Мы хотим, чтобы отгрузка зерна в этом году не прекращалась даже во время подготовки элеваторов к новому сезону. Поэтому дали соответствующие телефонограммы в области. И предложили Продкорпорации перебросить часть зерна с перегруженных элеваторов. Осуществить переброску зерна из одних элеваторов в другие мы также предлагали правительству, но чтобы сделать это, надо большие деньги - около 1,5 млрд. тенге. Эта инициатива пока поддержки не нашла. Целесообразнее было бы вообще вывезти зерно за пределы страны, чем вести переброску с элеватора на элеватор.

- Хорошо, Продкорпорация закупила зерно. А куда она его девать будет?

-         Такой вопрос существует. Продкорпорация сейчас этим занимается.

-         В каком состоянии находится элеваторное хозяйство?

- Предыдущие годы мы очень мало им занимались. И состояние элеваторного хозяйства в большинстве сегодня находится в частной собственности. Существуют определенные процедуры инспектирования элеваторов и    лицензирования их деятельности. Все это законодательно регламентировано. Но сейчас мы прекрасно понимаем, что объемы производства зерна в Казахстане растут из года в год, и в ряде регионов сегодня ощущаем нехватку элеваторных мощностей. И с учетом стратегии диверсификации посевных площадей, необходимо точечно направить усилия для того, чтобы иметь емкости для хранения не только зерновых, но и масличных культур.

- Под масличные культуры нужны специальные элеваторы, или достаточно  увеличение мощностей внутри действующих элеваторов?

- Я думаю, что это можно сделать в рамках технического перевооружения нынешних элеваторов. Тем не менее, сейчас в «КазАгро» рассматривается возможность начала строительства отдельного элеватора в Новоишимке Северо-Казахстанской области по хранению рапса и его дальнейшей переработки. В этом регионе, где выращивается рапс,  действительно нужен специализированный объект, который мог бы принять и отдельно хранить и сушить масличные культуры, включая рапс. Технология его хранения, подготовки и доработки отличается от технологии зерновых. Поэтому мы поддерживаем  «Казагро» в этом стремлении. И рекомендуем бизнесу обратить на это внимание. Мы видим и по объемам переработки маслосемян и по количеству растительного масла, которое производится в Казахстане, что последние два года бизнес к этому проявил определённый интерес. Думаю и нынешний год нам даст существенный прорыв.

-А насколько реально увеличились объемы хранения зерна в последние годы?

- Объемы хранения существенно увеличились. Но в основном это произошло за счет небольших мощностей хранения - по 5-10 тыс. тонн.  И сегодня вопрос не ставится о том, чтобы строить огромные емкости для хранения. Емкости должны быть приближены к производству.  Государство должно дать сигнал, в каком направлении развиваться, а крупные зерновые компании могут легко его принять.

 

Зигзаги экспорта зерна и муки

 

- Мукомолы сетуют на то, что казахстанское зерно вывозится в среднеазиатские республики и там перерабатывается в муку, а в республике сокращается число собственных мельниц...

-Знаю эту точку зрения. Но не могу сказать, что это проблема. Тот факт, что у нас развилась переработка зерна в муку, и мы вышли на первое место по экспорту муки в мире, это не только потому, что у нас самая лучшая мука или мы лучше всех ее можем производить. Решающую роль сыграла благоприятная ценовая и потребительская конъюктура. Ряд наших соседей – среднеазиатских стран – не имеют своих перерабатывающих мощностей, и у них возникли проблемы. На этот рынок пришли наши бизнесмены. Но они уже видят, что эти страны начинают развивать собственную мукомольную промышленность. И это объективно в силу того, что это выгодный бизнес. Зерно им возить удобнее, чем муку. Сказать, что мы можем повлиять на этот процесс – сложно. Поддерживать наших мукомолов, дотируя производство муки? Вряд ли бюджет на это пойдет. А разговоры о том, что государство вкладывает деньги в мукомольные комбинаты, некорректны — государство само не строит. Под строительство мельниц кредиты берут вполне конкретные люди. Вмешиваться в это дело и регулировать этот бизнес будет неправильно. Но надо иметь в виду, что если сегодня строятся новые мельницы, то это передовое и высокотехнологичное производство от мировых производителей. В тоже время есть еще немало кустарных мельниц, которые продолжают работать, но их век недолог. И на этом рынке конкуренция будет еще больше. Приветствовать конкуренцию надо, хотя не все ей рады. Хорошо, что будущие перспективы развития отрасли мукомолы понимают.

-         Слышал, что в Минсельхозе рассматривается проект удешевления транзита муки в афганском направлении...

-         Действительно этот вопрос сейчас рассматривается. Но пока его решение идет тяжело.

- В этом году открывается перспектива расширения перевалки зерна через Амирабад в Иране, наблюдается некоторая активизация на китайском рынке… А есть реальные надежды, что мы существенно увеличим экспорт зерна в текущем году?

- Если говорить об Иране, то это потенциально важный для нас рынок. К сожалению, там не все шло гладко. Возникла проблема признания сертификатов качества и разных подходов к карантинным процедурам чисто бюрократического плана.  В итоге была приостановлена отгрузка зерна. Сегодня этот вопрос разрешен. В Иран мы уже экспортировали более двух миллионов тонн зерна. Но у нас очень сложная логистика. Поэтому нам необходим Амирабадский терминал, который позволяет сразу на 700 тысяч тонн увеличить пропускную способность и логистику. А, увеличив пропускную способность Актау и Бейнеу, мы можем  занять более прочное место на рынке и не гонять вагоны через Туркменистан. В июне состоялось официальное открытие порта. В целом там разгрузка зерна идет полным ходом. Надеюсь, в текущем маркетинговом году в иранском направлении будет отгружено более трёх миллионов тонн зерна.

- Что вы можете сказать о китайском направлении?

- Этот рынок достаточно закрытый для нас. Пробную партию 11,8 тысяч тонн зерна в Китай мы отгрузили, отрабатывается возможность отгрузки еще 20 тысяч тонн. Очень жесткие требования с китайской стороны и по качеству пшеницы, нужна другая тара. Да и ценовая составляющая не лезет ни в какие ворота. Китай много зерна закупает в Австралии. Мы удешевляем транзит зерна и даем субсидию на перевозку в китайском направлении. Но даже с учетом этого не укладываемся в ценовые параметры. Переговоры идут и с корейской стороной, с японскими предпринимателями. Мы этот процесс только начали. И за несколько месяцев невозможно решить все вопросы.

 

 

Субсидии: негусто, но надежно

 

- Как в этом году соблюдаются агротехнологии?

- Что касается агротехнологий, то мы стимулируем через субсидии влагосберегающие технологии, с соблюдением почвозащитных мероприятий, наличием паров и т.д. Мы удешевляем приобретение минеральных удобрений, гербицидов.

- Правда, крестьяне сетуют, что эти объемы небольшие…

- Все зависит от возможностей бюджета.

- Хорошо, что государство взялось субсидировать внесение удобрений. Но, на мой взгляд, необходимо еще и пропагандировать эффективность их применения и важность этого агроприема для сохранения плодородия почвы…

- Совершенно верно. Многие, к сожалению, этой важности не понимают. Сегодня 97,7 % всех земель – это госсобственность. И все эти разговоры о частной собственности – пока разговорами и остаются. По факту - все пользуются госсобственностью. И государство должно выработать механизмы контроля над состоянием плодородия почв. Необходимо существенно увеличить применение удобрений. Посудите сами, в 2006 году было внесено 70 тысяч тонн удобрений, в 2009 – 200 тыс. тонн. В советское время вносили 1 млн. тонн.

- Многие руководители хозяйств, особенно в зерносеющих областях, сетуют на то, что сегодня испытывают недостаток пахотной земли. При этом получить пахотные земли для выращивания сельхозкультур, которые находятся рядом, но принадлежат нерадивым хозяевам или вообще заброшены, очень сложно – слишком много бюрократии в этом вопросе…

- Здесь истина посередине. Да, нужно повысить ответственность за использование земли. Но вместе с тем, считаю, процедура передачи земель должна быть бюрократической. Потому что у любого местного акима может быть искушение, либо его могут искушать, и переход земли из рук в руки может стать предметом огромной коррупции. Этот процесс должен быть четко регламентирован и в меру забюрокрачен. Право лишения пользования землей должно быть прозрачным, понятным и легко проверяемым. А не потому, что кто-то кому-то чего-то не сделал или чего-то не дал.

 

Ударим проектами по животноводству!

 

- Какова ситуация в животноводстве – как реализуются проекты?

- Этому вопросу  стали уделять в последние годы много внимания. Говорить о том, что мы продвинулись в этой отрасли, пока нельзя. Медленно осваиваются выделенные на проекты деньги. Далеко не все заемщики способны это делать, а кто способен, очень осторожны.

- А зерновые компании могли бы поднять уровень развития животноводства на селе?

- Вполне. Если кто и способен заниматься, так это они. Проекты эти дорогие. И получить длинные и дешевые деньги могут только состоятельные игроки аграрного рынка. А когда приходят в сельское хозяйство строители из Астаны, и хотят построить животноводческий комплекс, то в итоге попадают в не очень хорошую ситуацию - земли и кадров нет, опыта работы тоже. Единственно, что есть - деньги и имущество, которое они могут дать в залог. Но почему-то не рискуют заниматься животноводством руководители зерновых компаний. Возможно, и мы в министерстве что-то не доработали в плане инвестиционной привлекательности этой отрасли. Безусловно, государство должно более активно защищать свой внутренний рынок и оказывать поддержку предприятиям, производящим животноводческую продукцию для внешних рынков. Для развития животноводства мы в этом году разрабатываем программу по поддержке закупа племенного скота, так как в республике нет своего племенного поголовья. Мы будем добиваться поддержки в создании племенных репродукторов, поддержки закупа скота, разрабатывать отдельную программу по лизингу скота. Что касается производства мяса птицы, у нас сейчас строится несколько птицефабрик. В ближайшие 2-3 года мы поставили задачу выйти на производство 100 тыс. тонн мяса. Этот показатель будет достигнут и к этому у бизнеса есть интерес. Развитие птицеводства подталкивает и развитие комбикормовой промышленности. И  вместе с птицекомплексами строятся и комплексы по переработке мяса.

 

Почему дорожают продукты?

 

- Отдельный вопрос - цены на продукты. Опять начался их рост. В чем причина – сезонные колебания?

- Мы отслеживаем динамику цен на продукты. Этот вопрос постоянно на контроле у правительства. Есть тут причины сезонного характера. Но нельзя забывать и о том, что у нас инфраструктура хранения все еще хромает –  сегодня хранится всего лишь 30-40% от необходимой обеспеченности продуктами.

- Почему бизнес не идет в эту сферу?

- Сегодня многие овощехранилища еще дедовского образца. Надо строить новые современные мощности. При этом существует другая серьезная проблема – у нас нет крупных вертикально интегрированных компаний, которые бы занимались производством, оптовой и розничной торговлей.  В итоге этот бизнес очень локальный и потому непрозрачный. Кто-то что-то на юге производит, неизвестно кто везет эту продукцию, кто-то торгует ею на базаре. Где она хранится – непонятно. Такие крупные компании есть, к примеру,  в России, в Европе. Как правило, это понятные, известные марки, бренды, сети магазинов. Выстроена логистическая цепь…

- А если к нам такая компания придет, скажем, зарубежная, ее пустят на рынок?

- Никаких проблем. Главное, чтобы она включала казахстанское содержание. Но сельхозпроизводство развивается. Производство тех же овощей на юге республики постоянно растет. Стало быть, будет потребность в создании таких компаний. Но если в Алматы такие сети стали появляться, то в столице и в северном регионе пока нет таких интегрированных компаний. А неорганизованный и неинтегрированный рынок приводит в итоге к большим колебаниям цен на продукты. И государство не может на эту ситуацию существенно влиять экономическими механизмами, чем и пользуются перекупщики, взвинчивая цены в определенные периоды.

 

- Спасибо за интервью.


Автор: Николай Латышев

Просмотров: 1198

На печать: На печать

Опубликован: 10.07.2010 | 16:45

Метки: посевная, уборочные работы, субсидии

Категории Минсельхоз

Kupit knigi
Петкус
грин хауз
Юг Агро

Поиск по новостям