Важные темы агропрома

Николай ЛАТЫШЕВБЛОГ РЕДАКТОРА
ЗРИ В КОРЕНЬ!

непричесанные мысли о сельском хозяйстве

Баннер 3 Немецкая биржа
Fiton
Holland
Shimkent
Agrocompetenzii
Вы здесь: Главная » Животноводство » Мясной транзит

Мясной транзит

Казахстан через 10 лет может завалить российский рынок мясом. Но сделать это будет непросто…Вступление Казахстана в Таможенный союз с Россией и Беларусью открывает для нашей республики новые рыночные ниши. Среди отраслей, которые традиционно поставляли на российский рынок востребованную продукцию, во все времена было мясное скотоводство. За годы реформ эти связи были нарушены.

Продукция животноводства оказалась невостребованной. А если нет спроса, нет смысла и развивать животноводство. Но времена меняются, и новые интеграционные процессы приводят в движение рыночный механизм.

Страны Таможенного союза готовы покупать казахстанское мясо. И весь вопрос в том, каким образом в короткое время удовлетворить этот растущий спрос, учитывая, что более 82% скота в республике сегодня находится в частных подворьях.

В таких условиях говорить об интенсификации животноводческой отрасли не приходится. В итоге государство сегодня должно решить две непростые задачи. Первая – модернизировать мясное скотоводство и перевести его на интенсивные рельсы, что позволит получать высококачественную продукцию, востребованную в соседних странах. Вторая – создать эффективную систему кооперации, способную объединить разрозненные мелкие хозяйства, и помочь им работать прибыльно в этой системе. В текущем году нацхолдинг «КазАгро» и Минсельхоз напрямую занялись решением данного вопроса. Какими методами максимально быстро решить эти непростые задачи – об этом мы побеседовали с советником АО «Мал онiмдерi корпорациясы» Онгаром Даулбаевым.

 

Наша справка

 

Онгар Даулбаев в 1967 г окончил Джамбульский технологический институт легкой и пищевой промышленности. В 1968-1982 годах работал в мясной промышленности Восточно-Казахстанской области мастером, начальником цеха, главным инженером, директором мясокомбината. В 1982-1992 годах трудился в Панфиловском районе Талдыкурганской области генеральным директором агрокомбината «Жаркент», первым заместителем акима района. С 1992 по 2001 год работал в Минсельхозе РК, был начальником Главка мясной и молочной промышленности, директором департамента стратегии и планирования МСХ, заместителем директора департамента развития животноводства и племенного дела. С 2001 года по настоящее время работает в АО «Мал онiмдерi корпорациясы» начальником отдела, заместителем председателя, советником.

 

Не нужен нам рынок бразильский

 

– Онгар Даулбаевич, расскажите, как возникла идея широкомасштабного развития мясного скотоводства?

– Сама идея возникла еще в прошлом году. Когда началась подготовка к вступлению в Таможенный союз, появились реальные предпосылки вхождения в этот рынок с нашим традиционным продуктом – мясом. Известно, что сегодня Россия завозит более 700 тысяч тонн мяса из дальнего зарубежья. Но с тем количеством скота, который сегодня есть в республике, войти в этот рынок будет сложно.

– Какое количество скота сегодня насчитывается в Казахстане?

– У нас в республике сегодня имеется 6 миллионов 100 тысяч голов КРС. Из них всего 341 тысяча голов – племенное поголовье. В свою очередь к мясным породам относится 121 тысяча голов, из которых 50500 голов – это маточное поголовье. Мясной скот представлен отечественной породой казахская белоголовая. К концу 80-х годов прошлого века в республике насчитывался миллион голов этой породы. Сегодня осталось всего 95 тысяч. Когда шли переговоры по Таможенному союзу, правительственная делегация республики договорилась с россиянами – зачем России завозить мясо из Латинской Америки, когда традиционный наш рынок рядом. Мы можем в Казахстане производить мясо и поставлять его в Россию. Россияне это поддержали. После этого было дано поручение подумать и разработать конкретную программу реального развития мясного скотоводства в республике. Разработчиком такой программы и стало АО «Мал онiмдерi корпорациясы».

 

Крестьянскую телегу – на экспортные рельсы

 

– Расскажите о сути программы.

– Программа состоит из нескольких подпроектов. Один из основных – создание кормовой базы. Без нее мы не получим ту продукцию, которая нам нужна. Поэтому мы поставили вопрос кормопроизводства во главу угла. Второй вопрос – сегодня в сельхозформированиях находится 12% от всего скота, а в крестьянских хозяйствах – 4%, а остальной скот находится в личных подворьях.

Чтобы построить откормочные площадки и их заполнить, нужны кардинальные меры государства по поддержке развития фермерских хозяйств.

Это одна из составляющих позиций успешности этой программы. Сегодня у нас более 16 тысяч зарегистрированных фермеров, занимающихся скотоводством. Поэтому было внесено предложение и разработана отдельная программа по развитию фермерских хозяйств. Мы этот вопрос несколько раз обсуждали и встречались с Союзом фермеров Казахстана. Суть вопроса в том, чтобы в более упрощенной форме крестьянин-фермер мог увеличить свое поголовье. Для этого государство дает ему деньги, на которые он закупает высокопородный скот. При этом неважно, какая это порода — импортная или отечественная.

– Но без поддержки местных властей крестьянину будет сложно что-либо сделать. К примеру, как он сможет получить землю под пастбища?

– Согласно этой программе местные исполнительные органы должны оказывать такому фермеру всяческую помощь. В основном в создании кормовой базы. Помогать ему с выделением земли, выделять льготы.

– Все это замечательно. Но возникает вопрос: где крестьяне смогут приобрести чистопородный скот? Насколько мне известно, то количество породного скота, которое реализуют отечественные племхозяйства, – капля в море… А спрос на него очень велик.

– Здесь предстоит много работы. У нас уже более 20 лет нет учета породного скота, и мы, к сожалению, зная общую численность, не знаем, сколько молочного скота, а сколько мясного. Известны лишь цифры по племенному скоту, который зарегистрирован в Книге регистрации племенного поголовья Казахстана.

– Как же улучшить породность скота?

– Здесь несколько путей. Первое направление – поддержать имеющееся поголовье племенных животных и вести целенаправленную селекционную работу по восстановлению генетического потенциала скота, увеличению его продуктивности. Второе направление – завоз эмбрионов. Это хорошая идея, но здесь не хватает опыта. К тому же эмбрион стоит очень дорого, и, надо признать, масштабного его завоза мы сделать не сможем (сегодня потребность в семени составляет 750 тысяч доз). Мы можем завести лишь определенное количество эмбрионов для создания племенного ядра с выдающимися качествами. Необходимо масштабно проводить искусственное осеменение – семенем высокопродуктивных мясных пород покрывать беспородный скот. И за счет этого получать породность. Известно, что при четвертой помеси беспородный скот переходит в чистопородный. Было принято решение использовать возможности АО «Асыл-Тулик», где содержится более 200 быков разных пород. Есть еще одно хозяйство – «Асыл» в Алматинской области. Помимо этого планируется создание еще двух подобных хозяйств – в Семипалатинске для восточных областей республики и в Костанайской области, которое бы обеспечивало Костанайскую и западные области. Поступило предложение открыть подобное хозяйство и в Акмолинской области.

Другой важный вопрос, который стоял и стоит в повестке дня, – акклиматизация к природно-климатическим и пастбищным условиям завезенных пород.

Чистопородный дефицит

 - Как Вы считаете, в этой связи, может, все же больше ставку надо делать на разведение отечественных пород, а не на завоз скота из-за рубежа?

– Мы все патриоты, и все хотим развивать отечественные породы. Но что делать, если отечественных пород нет? В прошлом году по республике проданы всего 7772 породные телки. Этого недостаточно. Поэтому мы говорим – не надо ждать, надо работать и завозить скот из-за рубежа. Если мы хотим до 2015 года производить 60 тысяч тонн мяса, то должны построить около 30 откормочных площадок, сейчас строится 6. А до 2020 года надо их создать 60. Но для этого нужно увеличить общее поголовье мясного скота на 4,5 миллиона голов в течение 10-20 лет.

На сегодняшний день программе дана положительна оценка и со стороны Правительства, и со стороны депутатского корпуса.

– Но сегодня есть и другая точка зрения. Завозить коров из-за рубежа по 5тысяч долларов – очень дорогое удовольствие для республики…

– Наши оппоненты нас часто критикуют, не предлагая альтернативные варианты. Хорошо, не завезем мы скот, как тогда выйти из ситуации? Если нет скота, где мы его возьмем? Соседи-россияне в последние 3-4 года завезли 150 тысяч голов скота и продолжают его завозить и понимают, что это впоследствии даст свои результаты. Сама наука подсказывает, чтобы улучшить породный состав, нужно в год завозить хотя бы 7-8% высокопродуктивного маточного поголовья. А нам сегодня необходимо его 3 млн. голов. Поэтому, когда нет реальных ресурсов, мы вынуждены закупать скот за границей. И делаем это вынужденно, иначе мы не поднимем мясное скотоводство. А чтобы создать породу и получить хорошее потомство, требуется как минимум 12 лет. Если мы такими темпами будем идти и дальше и делать ставку только на создание отечественных пород, то чтобы дойти до контрольной цифры, нам понадобятся десятилетия. А рынок не ждет. Если мы сейчас нишу не займем, ее займут другие.

– Какое количество скота уже завезено из-за рубежа?

– На данный момент из американского штата Северная Дакота завезено 1360 голов скота. В основном это мясной скот пород Ангус и Герефорд.

Раньше как-то проходила информация, что из Венгрии тоже планировалось завозить скот, и что стоит там он дешевле...

- В Венгрии в основном скот молочного направления. К тому же в Венгрии нет собственного генофонда, а имеющийся скот не подтверждает свою генетическую состоятельность.

В январе текущего года Вы посетили США, где знакомились с системой американского мясного скотоводства. Какие остались впечатления?

- В составе делегации, в которой были работники «КазАгро», представители нашей корпорации, бизнесмены, мы побывали в штате Северная Дакота. До этого американцы приезжали к нам на сельхозвыставку и показывали свои достижения. Нас заинтересовало, как они разводят скот, как работают, в каком состоянии у них находится животноводство. И по приглашению американской стороны мы посетили их хозяйства. Штат Северная Дакота расположен на границе с Канадой. Природно-климатические условия во многом близки к условиям Акмолинской области. Такие же ветра и морозы. В штате насчитывается почти миллион голов КРС. В основном там разводят мясной скот породы Ангус и Герефорд. При этом на долю Ангуса приходится около 70% всего скота. Молочно-товарных ферм там мало. Молочный скот представлен Голштинской породой. Удои достигают 9-12 тысяч литров молока в год. Но приоритет в этом штате отдается мясному скотоводству.

- Почему не молочному?

- Этому способствуют природно-климатические условия. Да и пастбища более приемлемы для содержания мясного скота. В основном этим вопросом занимаются фермеры. Здесь выращивают племенной скот. Телочки продаются через аукцион в Латинскую Америку, Европу и другие страны. А бычки через биржевую торговлю поставляются на откормплощадки. Одну такую откормплощадку на 10 тысяч голов мы видели во время посещения. Выращивают скот на открытых площадках. Имеется только ветрозащита. В январе, когда мы были, скот находился на стойловом содержании, а летом он свободно пасется на пастбищах.

Мясо как национальный проект

– Сегодня казахстанский бизнес проявляет интерес к мясному скотоводству?

– Бизнес-структуры начали заниматься этим вопросом, на свои деньги завозят породы, сами строят фермы. Особенно активно этот процесс сегодня идет в Алматинской области.

Какое мясо сегодня востребовано на российском рынке?

- Сейчас, как раньше, мясо с костями не реализуют. Мясо фасуют в брикеты, делают блочное мясо. Мясоперерабатывающие предприятия, общественная сеть питания заинтересованы получить именно такое мясо: от него больше доходов, и оно менее затратное.

– Мы говорим об экспорте мяса в Россию, а Казахстану хватает мяса на внутреннее потребление?

– Сегодня мы без мяса не сидим. Казахстан обеспечивает свои внутренние нужды – в год мы потребляем 420 тысяч тонн мяса. Из них 400 тысяч тонн — это внутреннее производство, импорт составляет 20 тысяч тонн, что меньше 1% от потребности. Поэтому программа по развитию мясного скотоводства позволяет наладить экспорт мяса из страны и работает на общее благосостояние нашего народа, его трудозанятости.

– Эта программа уже официально принята?

– У нас официально принята программа развития АПК на 2010-2014 годы. А данная программа идет мастер-классом внутри общей программы.

– На сколько лет рассчитан срок ее реализации?

– Мы делали расчет на 10 лет. Так что все это всерьез и надолго.

– Насколько будет интересно фермеру реализовывать эту программу?

– Мы хотим, чтобы фермер, который сдает на откормплощадку скот, получал субсидию – 175 тенге за килограмм сданного мяса. Таким образом, фермер покупает и создает свое маточное поголовье. Он должен купить корову или нетелей.

 

На рынке корову мужик продавал…

 

– А во что ему обойдется купить корову?

– Это зависит от того, какую корову он покупает. Примерный расчет – на покупку одной коровы вместе с кормами закладывается 150 тысяч тенге.

– Как все это будет работать? Допустим, рядовой фермер решил заняться мясным скотоводством…

– Он может купить корову или телочек в племенном хозяйстве. Для этого ему государство дает льготный кредит. При этом он закладывает приобретаемое поголовье в качестве залога и в течение шести лет будет выплачивать этот кредит… Но опять же на пустом месте он не сможет начать бизнес. У него должно быть что-то свое – хозяйство, какое-то количество коров…

– А сколько коров должно быть у фермера, чтобы ему дали кредит?

– По этому показателю мы разделили хозяйства на три категории – до 10 голов, до 50 голов, свыше 50 голов.

– Хорошо, у фермера 50 голов. На какую сумму он сможет взять кредит, чтобы заложить этих коров?

– Это зависит от его желания. Здесь мы его не ограничиваем. Сколько позволяет залоговая база, столько и дадим. У нас в республике очень много племхозяйств, которые разводят различные породы скота. Он может даже на базаре купить породную корову, главное, чтобы у нее был паспорт, подтверждающий, что она той или иной породы.

– Каким образом крестьянин расплачивается за скот, который он взял в кредит?

– Корову можно использовать в течение 10-12 лет. Но лучше, если этот срок будет не более 8-10 лет. При этом за 6 лет он может получить 6 телят от одной коровы. Реализуя бычка, фермер зарабатывает деньги, а телочку оставляет ее себе на воспроизводство или на замену. Как мы посчитали, в течение шести лет он вполне сможет погасить свой кредит. При этом у него будет свой доход, и он создаст племенную базу для дальнейшего развития.

– Такие фермерские хозяйства будут создаваться вокруг откормплощадок?

– Да. При этом откормхозяйства смогут оказывать фермерам услуги по обеспечению семенем. Фермер сможет взять столько доз семени, сколько нужно для хозяйства, и оплатить за эту услугу, когда придет время сдавать теленка. Плюс к этому фермер получит субсидию 175 тенге за 1 кг сданного мяса.

 

История: цифры и факты

 

Согласно «Предварительным данным о численности домашних животных в Российской империи в 1913 году» в Казахстане насчитывалось крупного рогатого скота 4964 тыс. голов. (Количество голов КРС в настоящий момент составляет 6100 тысяч.)

По данным статистики железнодорожных перевозок, в 1913 году из пределов Казахстана вывезено 177,3 тыс. голов живого скота общим весом 32760 тонн и 17 400 тонн разного мяса. Из этого количества 123 420 голов крупного рогатого скота живьем было вывезено в Петербург, что составляло 42% от всего завезенного туда скота.


Автор: Николай Латышев

Просмотров: 2114

На печать: На печать

Опубликован: 25.12.2010 | 16:55

Метки: Таможенный союз, животноводство, Казахстан

Категории Животноводство

Кургансемена
Петкус
РЗС Геленжджик
КазАгро 2017
Ukr
Kazan

Поиск по новостям

Поиск по датам
Поиск по меткам

Введите ваш запрос для начала поиска.