Важные темы агропрома

Николай ЛАТЫШЕВБЛОГ РЕДАКТОРА
ЗРИ В КОРЕНЬ!

непричесанные мысли о сельском хозяйстве

Баннер 3 Немецкая биржа
Fiton
Volgograd
volgograd
Вы здесь: Главная » Конференции » Сильные звенья в цепочках

Сильные звенья в цепочках

В развитии АПК Казахстана несколько раз менялись приоритеты относительно оптимального размера хозяйств. Сегодня опять выписали индульгенцию мелким сельхозформированиям и даже ЛПХ, признав их полноценными субъектами отрасли. Вместе с тем проблемы эффективного сбыта продукции и ее реализации по выгодным ценам остаются. И хотя Минсельхоз разработал различные стимулы для создания кооперативов, объединяться мелкие сельхозпроизводители не спешат. Очень трудно переломить внутреннее недоверие и боязнь оказаться обманутым при объединении. Между тем консервативность и осторожность свойственны фермерам всего мира. Поэтому удачные примеры кооперации, объединений изучаются, анализируются и тиражируются.

Именно этому была посвящена Международная конференция «Развитие агропродовольственных цепочек с участием мелких сельхозпроизводителей», основанная на опыте российских и казахстанских предпринимателей,  прошедшая  20 июля в Астане. Организатором выступила Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН (ФАО).

Агропродовольственная система любой страны не может быть устойчивой без полноценной деятельности средних, мелких сельхозпроизводителей и личных подсобных хозяйств. Но, как отметил в своем выступлении на конференции глава казахстанского офиса по партнерству и связям ФАО Кайрат Нажмиденов, существенная часть произведенной ими продукции не доходит до переработчиков и торговых сетей из-за трудностей с доступом к рынкам. В результате малые фермеры не получают прибыли, достаточной для роста и модернизации своих хозяйств. Однако в последнее время в России и Казахстане стали появляться различные модели объединений в производственно-сбытовые цепочки – такое нишевое производство отдельных фермеров интересно ритейлу.

В каждой истории успеха есть свои особенности, свои препятствия и преодоления. Часто важны детали и тонкости, которые смогут раскрыть лишь сами создатели брендов. На конференции участникам была предоставлена возможность узнать из первых уст секреты становления бизнес-проектов, объединивших мелких сельхозпроизводителей и личные подсобные хозяйства. Таким образом, последовала цепь настолько интересных историй, что аналитическое препарирование вряд ли улучшило бы смысл рассказанного.

Нелли Салиханова: «Я своих коровок по красоте выводила»

Глава ИП «Анжела» Нелли Салиханова – хорошо известная в нашей стране фермер. Продукция под брендом «Анжела» пользуется заслуженной популярностью среди жителей Алматы. Пожалуй, ее пример становления – скорее исключение, нежели правило, ведь пробиться на полки крупных супермаркетов Алматы небольшому ИП кажется нереальным делом. Однако, когда делается ставка на безопасность и качество продукции, то любые двери открываются.

«Начиналось все с одной коровы. Потом, когда был развал 1990-х, люди стали вести ко мне свой скот. Так я в конечном итоге скупила всех коров в округе. Стала вести свою селекцию, выбирая по красоте, чтобы коровки были красно-белые и черно-белые. Это потом ученые мне объяснили правильный подход–с учетом качеств отца и матери. А в результате у меня случилось смешение всех пород – и швицкой, и алатауской…Правда, все были красивые и, надо сказать, достаточно молочные, а главное – – здоровые. Я не гонюсь за высокими удоями, считаю, что 20-25 литров в сутки – этого достаточно. Максимум надоев приходится только на 8-10-й год жизни коровы. Сегодня у меня большой ассортимент – 30 видов продукции, которую охотно берут крупные супермаркеты Алматы».

Однако не все сразу получилось у Нелли Салихановой. Были в ее благополучной молочной истории и моменты отчаяния.

«Когда в 1999 году у меня было семь дойных коров, я не знала, что же дальше делать с молоком. Тогда набралась смелости и  пошла в самый крупный супермаркет и сказала: «Я кандидат наук, коровы – это мое хобби. Есть 20 литров лишнего молока, возьмете?»

Молоко взяли, а вскоре спросили: – «А можете творог и сметану поставлять?»  Ответила, что могу, хотя понятия не имела об их производстве.  Помогла мама: вместе с ней по домашним рецептам стали производить творог и сметану и поставлять в магазин».

Другой поворотный момент в ее жизни совпал с неприятным периодом. «Я тогда решила завязать с фермерством, страшно устала. А тут еще авария.   В больничную палату пришел сотрудник ФАО Кайрат Нажмиденов и предложил: «Давайте мы вам поможем вести хозяйство с научной точки зрения».  Конечно, согласилась. Научили они меня, как правильно кормить коров, как дегельминтизировать, как витаминизировать. Словом, сделали революцию в моем хозяйстве, и все кардинально поменялось. Да и я сама, кстати, тоже».

Здесь надо признать готовность Нелли Салихановой прислушиваться к ученым. Не отмахиваться, мол, теория – это одно, а практика – другое, а напротив, прислушиваться. Как говорит сама фермерша, «нам, крестьянам, надо постоянно работать с учеными».

Один из эпизодов ее жизни стал для Нелли Утеповны  самым важным. В 2013 году в НПП попросили ее выступить на масштабном форуме предпринимателей с участием Президента страны. После выступления,  вдруг Нурсултан Абишевич спросил  ее про качество производимой продукции. По словам Нелли Утеповны, они тогда ежемесячно сдавали молоко ветинспекторам на проверку и были довольны результатами. На что Президент сказал: «Получай международный сертификат!»  Вот тогда она и призадумалась: это же огромная работа! Но все же нашла нужную фирму, где ей  объяснили, что потребуется  три года упорной работы. Нелли Салиханова управилась за полгода.

«Чтобы получить международный сертификат в рамках ТС для экспорта, надо было все полностью переделать, вплоть до коровьих копыт. Построила новый коровник, руководствуясь рекомендациям тогдашнего министра Мамытбекова, который советовал  строить  не бетонные  стойла, а  экономичные, просторные, удобные для коров. Так она и сделала – построила из дешевых материалов, но с удобными поилками и кормушками, с полным  отсутствием аммиака, установив также экономичное оборудование. В результате получила сертификат ИСО-22000 (ХАСП), который сейчас подтверждает ежеквартально.

«Это, конечно, жесткий мониторинг, но зато это подтверждение безопасности моей продукции. Сейчас многие производители жалуются, что супермаркеты неохотно берут фермерские продукты,  переживая именно по поводу безопасности», – подчеркивает глава хозяйства.

Сегодня у Нелли Утеповны – новая цель: заслужить признание покупателей как лучшего производителя мягких итальянских сыров: качотты, страккино и рикотты.

Между тем, девиз: «Качество, безопасность, надежность» невозможно поддерживать без слаженной команды, без коллективной ответственности, считает глава хозяйства.

«У меня ферма, на которой работают по семейному принципу. В ее составе я с сестрой и еще десять наемных работников, которые трудятся  уже 10-15 лет.   Чтобы удержать кадры, стараюсь во всем помочь рабочим: и в покупке или строительстве дома, и денежными средствами на экстренные случаи, предоставляю соцпакеты в обязательном порядке».

Вроде бы все складывается хорошо. Однако Нелли Салиханова видит все новые и новые проблемы, которые, как она считает, требуют  быстрого и глобального решения.

«У нас принимаются прекрасные программы, но нет того связующего звена или системы, которая бы объединила всех с производителями. Сейчас чуть ли не каждый пытается производить молоко, берут кредиты, завозят породистых голштинов. Но дальше что? Молоко крупным заводам нужно дешевое, берут по 90 тенге, то есть по себестоимости! Конечно, переработчикам выгоднее купить дешевое сырье в Кыргызстане, нежели  развивать свою «молочку». В этом вопросе нужна какая-то централизация. Может быть, распределить по регионам – что, где и сколько производить. Рынок ведь не безразмерный. Прошло время консультаций и время действий. У нас столько специалистов сельского хозяйства, ученых…   Посмотрите, как и чем живут фермеры.  Подумайте, как можно им помочь? Это я постоянно требую к себе внимания, но есть и другие – более скромные», – сетует Салиханова.

После поездки в Италию Нелли Утеповна не может забыть чудесные сельские ландшафты, о которых заботятся местные власти. 

«Я мечтаю, чтобы наша страна также заботилась о своих фермерах, чтобы все было, как у них, красиво, чтобы не было заброшенных участков, чтобы выпас скота строго регулировался и всем хватало пастбищ», – выразила она свое пожелание.

Акимов и его LavkaLavka

Борис Акимов начал свой бизнес в 2009 году с продажи фермерских продуктов через Интернет. Затем создал сельскохозяйственный производственно-сбытовой кооператив, предоставляя фермерам возможность продавать свою продукцию. Причем объединение (220 фермеров) было рассчитано лишь на средние и маленькие семейные фермы.  Сначала продавали всего 24 продукта, сейчас уже 2300, имеем 12 филиалов по всей России и 5 магазинов в Москве. Как говорит сам Акимов, когда-то их радовал оборот в один миллион  рублей в год. Сейчас ворочают 500 миллионами.

Основной акцент в деятельности кооператива делается на привлечение к партнерству широких слоев населения. Например, один из первых магазинов предприниматель открыл вместе с покупателями по принципу краудинвестинга, назвав его «LavkaLavka». Сейчас уже есть и одноименный фермерский ресторан новой русской кухни, в котором используются в основном фермерские продукты.

Кооператив также построил фермерский рынок «МЕГА ферма «LavkaLavka», на котором работают только прямые поставщики, игнорируя вторичную торговлю. Цены здесь значительно ниже, чем в городских маркетах и других интернет-магазинах. А качество продукции подтверждено собственной службой сертификации.

Служба экологической инспекции и сертификации базируется на собственных стандартах, которые исходят из европейских норм, которые позволяют инспекторам компании отслеживать каждый продукт, пока он не окажется на столе потребителя. Все фермеры должны пройти сертификацию на соответствие внутренним стандартам. Заявив о своем намерении реализовать продукцию, потенциальный поставщик в системе этой компании заполняет специальную форму договора. После этого к нему выезжают инспекторы, проверяют продукцию на соответствие и пишут рекомендации, если это требуется, по коррекции производства. Причем в службе внутренних инспекторов лишь три постоянных штатных сотрудника, остальные 10-15 работают по мере надобности, на контрактной основе.

Компания надеется на улучшение жизни в селах, отдаленных регионах, поэтому придумала проект  «Большая земля». Основная его цель – показать, что жизнь существует и за пределами крупных городов и экономических центров. Отдаленные регионы, небольшие города и села – это и есть будущее страны, потенциал ее развития.

Чтобы привлечь общественность к проблемам деревни, придумали фестиваль «Териберка. Новая жизнь”, который становится все популярнее и многолюднее. Расположенное на побережье Баренцева моря сельское поселение Териберка стало известным после выхода фильма «Левиафан». Деревня превратилась в символ всех российских проблем.

Повестками третьего фестиваля, прошедшего в июле, стали туризм, спорт, гастрономия, местные продукты, музыка, современное искусство, сбор и утилизация мусора, архитектурно-урбанистический облик Новой Териберки. В рамках фестиваля прошли детские праздники, форум по работе малого бизнеса и крупных инвесторов.

В результате Териберка стала интересным туристическим объектом, где открылись уже три гостиницы, ресторан и дайвинг-школа. Создано производство соли, а скоро будет готов цех по заготовке дикоросов. Так, забытое богом село потихоньку возвращается к жизни.

Coccobello в свердловской деревушке

Иногда надо всего-то чуть-чуть, чтобы оживить умирающую деревню! Как, например, в этом случае. Выпускница МГУ Гузель Санжапова успешно работала в преуспевающей компании.

Волею судьбы Гузель попала в деревню Малый Турыш, где ее отцу досталась по наследству пасека. Место это находится в четырех часах езды от Екатеринбурга. Из 50 тамошних домов лишь 22 жилых, а старики просто доживают свой век. Казалось бы, глухая деревня, сельчане должны жить дружно. Ан нет, жители между собой практически не общаются.

Живут тем, что производят и продают – мед невысокого качества. Гузель задумала оздоровить село. Для этого надо было придумать такое дело, которое стало бы для пожилых людей интересным, конкурентоспособным и не тяжелым. И решила она заняться взбиванием меда. Технология известна, оборудование доступное. Осталось только заинтересовать и задействовать жителей. Поручила сельчанам собирать лесные ягоды – клубнику и землянику для добавки в производство нового медового продукта.

На основе краудфандинга Гузель собрала порядка 4,5 млн. рублей для будущего производства. Сначала, в 2013 году, в хозяйстве было трудоустроено всего два человека, сегодня на постоянной основе трудится  девять человек, а в сезон привлекается до  ста сельчан на сбор ягод и трав. Причем основные работники – пожилые люди, пенсионеры, те, кто не хочет уезжать из деревни. Бабушка Гузель, которой 84 года, например, занимается сушкой ягод.

Сейчас Coccobello (так называется фирма Гузель) производит 13 видов меда, муссов и травяных чаев. А поскольку молва о новом хозяйстве вышла за пределы села, соседние деревни в разы увеличили число желающих подключиться к сбору ягод. Пришлось налаживать производство земляничного варенья.  В этом году заказов набралось на 700 литров сладкого десерта к чаю. Приходится продвигать продукцию, но на большую рекламную кампанию средств нет. Придумали маленькую рекламную хитрость. В пачки чая «Липтон» стали вкладывать карамельные ложечки с ягодами и травами. Говорят, что жители региона с большим удовольствием покупают именно этот чай.

На первую ощутимую прибыль Гузель построила детскую площадку и организовала сбор мусора на селе.

Такие усилия по улучшению жизни в деревне Малый Турыш не остались не замеченными властью. Был получен президентский грант на создание общественной зоны для жителей.

Вначале было поле

«Марк и Лев» –  модный ресторан в Приволье, что между Москвой и Тулой. Туда едут из столицы специально ради здоровой еды. В меню указываются имена фермеров, поставляющих ингредиенты для блюд. Причем можно тут же отправиться в сельский тур и посмотреть, как выращиваются те продукты, которые только что присутствовали на тарелке.

Второй ресторан находится в Москве, на Рублевке. Кроме того, имеется сеть фермерских магазинов. Как же удалось создать пасторальную диковинку на базе заброшенных российских сел?

Как рассказывает операционный директор группы компаний «Марк и Лев» Мария Праздникова, сначала  компания продавала земельные участки недалеко от Тулы и  строила там коттеджные поселки. Как только территория стала обустраиваться, пришлось заниматься  ее полноценным развитием, решением социальных вопросов.

«На нашей территории находилось несколько семейных экоферм, которые были на грани выживания. Бизнес-модель строилась на реализации продукции соседям и друзьям. Но это совсем уж ограниченный рынок. Чтобы выйти на уровень ритейла, надо было сертифицировать продукцию, но это оказалось очень дорого. Высокая себестоимость диктовала высокую отпускную цену, что вызывало шквал критики со стороны покупателей. Конкурировать на рынке с перекупщиками массовой продукции эти фермеры не могли, хотя продукты однозначно были вкуснее и полезнее. Тогда мы решили помочь и сместили приоритет с цены продукта на его ценность, которая состояла в экологической чистоте, честности и безопасности.

Однако если мы хотим потреблять продукт, за которым стоит конкретный человек, то нам нужно было создать такие условия для производителей, чтобы их не раздавило катком индустриального хозяйства. Без кооперации этого сделать нельзя. Тогда мы стали объединять сельчан на одном поприще, но тут же столкнулись с крайне низким уровнем взаимного доверия.

Тогда мы пригласили консультантов по развитию территорий и вместе начали действовать. Сначала провели стратегическую сессию «Любовь и картошка как локомотив развития Заокского района». На ней фермеры и представители власти открыто поговорили о насущном и наметили несколько совместных проектов.

Приняли решение выстраивать связи вокруг дома-музея Болотова. Вместе возродили огород, где стали выращивать забытые растения. Пригласили к сотрудничеству молодежный центр «Циферблат». Таким образом, создали туристический комплекс для сельских туров, где гости реально могли видеть наших фермеров, которые выращивают и поставляют продукты в ресторан.

Сегодня мы готовимся к запуску новой сыроварни, а также к открытию цеха по засолке и квашению овощей. Кроме того, вместе с местной администрацией решаем вопрос перевода здешних школьных столовых на фермерские продукты. В скором будущем откроем совместно с фирмой «LavkaLavka» свой фермерский рынок.

А недавно к нам обратились за продажей франшизы на организацию подобного ресторана в Тобольске. Мы считаем это признанием нашего успеха», –  рассказала Мария Праздникова историю производства экологически чистой еды, которая началась с одного поля.

Молочный бизнес «Нәтиже»

Сауле Жанкина, директор управляющей компании по переработке молока «Нәтиже» из Карагандинской области рассказала о своей работе и накопленном интересном опыте.  

«Мы поставляем продукцию в сеть супермаркетов категории А, магазины категории В, С, в 55 собственных отделов сети и на госзакуп. Наш сегодняшний ассортимент состоит из 40 видов продукции: молоко, кефиры, сладкие кисломолочные напитки, творог, масла, сыры и так далее.

«Нәтиже» – одна из немногих компаний в СНГ, которые используют живые кефирные грибки. Это сложная технология. Грибки капризные, требуют в помещении специального климата, температуры и чистого воздуха. Нельзя допустить проникновения инфекции, тогда грибки могут погибнуть.

С самого первого дня нашей работы мы закупаем молоко у мелких сельхозпроизводителей. Порядка 47% от объема собранного молока приходится на ЛПХ (1300 сдатчиков молока)57 КХ. При этом, крупный сдатчик, дающий треть сбора сырья, – компания «Есиль-Агро».

Наши заготовители выезжают к сдатчикам молока за сотни километров в любую погоду. Самая удаленная точка – 527км. У нас в стране очень низкая плотность населения, от чего и возникают дополнительные расходы на транспортировку. Летом это прибавляет к стоимости 5-6 тенге на литр, зимой – 20-25 тенге.

В последние годы мы всячески поддерживаем мелких поставщиков. Даем товарные кредиты и доильное оборудование, покупаем расходный материал, за что  они могут с нами рассчитаться молоком в течение трех-шести месяцев. Кроме того, чтобы качество сырья было для нас приемлемым, а прибыль у крестьян повыше, мы постоянно инструктируем их по правилам доения, разъясняем, как процедить, как мыть, и обрабатывать вымя коров. На примерах обучаем, как кормить телят, объясняя, что их можно выпаивать не цельным молоком, а специальной смесью, в которой больше витаминов и микроэлементов, необходимых для роста теленка. Постоянно напоминаем про правильное хранение молока. Однако зачастую возникает одна и та же проблема – отсутствие нормального охлаждения. Для этого сельчанам предлагаем заводские молокоприемные пункты с охладителями, передавая их местной заготовительной организации на ответхранение. Мы денег за  аренду не берем, зато получаем экономический эффект за счет повышения качества молока.

Расплачиваемся за молоко дифференцированно, в зависимости от жирности, белка, кислотности и чистоты.  Конечно, каждое ведро проверить невозможно, поэтому делаем оценку всего танкера и проводим выборочные анализы. Здесь работает принцип саморегуляции: крестьяне заинтересованы получить больше за лучшее качество и поэтому следят друг за другом, указывая на тех, кто фальсифицирует молоко. Надо признать, что уже многие села сдают молоко первого сорта, бывает и высшего.

Выбраковываем порядка десяти процентов из-за кислотности и степени чистоты. Но самый большой бич – это присутствие антибиотиков. Сейчас наше оборудование может определять четыре антибиотика.  По нашим наблюдениям, чаще всего антибиотики обнаруживаются в организованных хозяйствах, поскольку в сельхозформированиях, если заболела одна корова, прокалывают все стадо.

За всю историю завода производительность поднялась  с 3 тыс. тонн до17 тыс. тонн. В 2022 году ожидаем, что у нас будет рост до 30 тыс. тонн.

Летом из-за избытка молока делаем творог, масло, сыры. Кстати, нас часто просят производить больше курта, но он, к сожалению, убыточен и в структуре нашего ассортимента занимает небольшую долю. Серьезные средства предприятие затрачивает на натуральные продукты. Летом у молочников оборотные средства лежат миллионами на складах. А зимой мы вкладываемся в чужое молоко. В связи с этим был бы актуален такой вопрос: если на юге есть избыток молока, то зачем создавать мини-производства по переработке? Почему бы не создать производства по сушке молока? Почему в масштабах страны не учитываются все особенности регионов?».

От грядки до прилавка

В Воронеже, как и во многих других регионах России, долгое время наблюдался дисбаланс между производством и реализацией. Если выращивание сельхозкультур и скота быстро переходило на новые технологии, то рыночная торговля зачастую опиралась на полукриминальные принципы. Особенно уязвимыми в этом отношении оказались мелкие сельхозпроизводители и переработчики. Городские власти решили в корне пересмотреть ситуацию, и прежде всего в пользу сельхозпроизводителя. На уровне администрации города была разработана программа, направленная на максимальное вовлечение аграриев в систему сбыта без посредников. Основное место в ней заняли ярмарки выходного дня, когда торговля идет прямо с машин, и праздничные базары с культурной программой. Была также облагорожена и несанкционированная придорожная торговля. Наконец, заработала и потребкооперация.

Еще одной точкой соприкосновения производителей с ритейлом стало проведение закупочных сессий. На них фермеры и переработчики знакомят со своим товаром представителей торговли. Здесь заключаются контракты, проговариваются совместные требования. Ритейл проводит свои семинары, на которых объясняет резоны при выборе продуктов и алгоритмы вхождения в сеть. 

«В последнее время торговля стала заметнее приспосабливаться к фермерам.  Локальные магазины некоторых сетей на местном уровне уже самостоятельно принимают решения по закупу молочной и хлебопекарной продукции. В результате более 51% «молочки» в «Магните» –  местного производства», – пояснил руководитель департамента предпринимательства и торговли Воронежской области Дмитрий Маслов.

По его словам, наиболее ярким проектом стал муниципальный Центральный рынок. В 2014 году на месте старого базара был отстроен новый, с большим подземным паркингом. При этом рынок не просто обрел новое лицо, но и изменил характер.

«Ранее он плотно контролировался группой торговцев, ангажированных теневыми структурами. И все попытки крестьян реализовать свою продукцию заканчивались сдачей ее за бесценок перекупщикам», – отметил Дмитрий Маслов. Губернатор Алексей Гордеев (экс-министр сельского хозяйства РФ) в корне изменил ситуацию, определив приоритет в доступе к прилавкам сельхозпроизводителям – от ЛПХ до крупных переработчиков.

Для решения этой задачи был создан кооператив «Центральный рынок», пайщиками которого стали руководители сельхозпредприятий. А здание рынка, находящееся в госсобственности, было сдано кооперативу в аренду на 49 лет.

Вначале реализаторы настороженно отнеслись к рыночным изменениям и какое-то время наблюдался дефицит торговцев.  Тогда предприятия-пайщики в убыток себе арендовали у кооператива 300 торговых мест из 500, оплачивая при этом 100% арендную плату. Для привлечения покупателей все продавцы стойко держали низкие цены даже при высокой волатильности на продтовары в 2014-2015 годы.

Эта политика дала свои результаты, обеспечив среднесуточный покупательский трафик на уровне 18 тысяч человек в сутки, что значительно больше, чем в некоторых крупных торговых сетях.

«Сегодня на Центральном рынке из 500 мест 144 занято сельхозпредприятиями и фермерами, 83 – ЛПХ, 64 – перерабатывающими предприятиями, 130 – торгово-закупочными предприятиями и примерно 20% – свободные места, которые занимаются эпизодически во время урожая или в выходные дни. Рынок открыл доступ к свободной торговле не только мелким аграриям, проект помог и крупным перерабатывающим предприятиям, которые впервые смогли открыть на рынке свои фирменные отделы. Среди них – «Молвест», Молзавод, производитель мраморной говядины – ИП «Заречное», – дополнил Дмитрий Маслов.

Как рассказал представитель департамента, покупательский поток рос в геометрической прогрессии только на первом этаже рынка, второй – пока оставался малолюдным. Эту проблему кооператив решил таким образом: в  2015 году была разработана  программа «Наше производство». На одном месте производилось 27 видов продуктов, и здесь же они реализовывались. За стеклянной стеной покупатели могли наблюдать, как делается зефир, халва, макаронные изделия, пекутся пироги, мелется мука, созревает йогурт, варится творог. В результате цена на 10% стала ниже среднерыночной при уровне рентабельности  более 20%. Поток покупателей на площадках второго этажа вырос вдвое, ведь всегда приятно посмотреть, как другие работают, да еще и готовят всякие вкусности.

А «Народный магазин» – реализатор только что произведенной продукции – стал примером социального предпринимательства, помогая также и фермерам продавать овощи и фрукты, крупы, консервы, масло  и другие продукты. Простые и прозрачные правила приемки товара сразу привлекли крестьян, а небольшая (10%) наценка на сельхозпродукцию только увеличила  спрос у покупателей. К примеру, борщевой набор и огурцы в «Народном магазине» в 1,5-2 раза дешевле, нежели на рынке. Между тем, проект оказался не убыточным и приносит хотя и небольшую прибыль за счет оборотов.

Тут же, на втором этаже, нашлось место и для разной национальной кухни: в тандыре выпекаются лепешки, в казане тушится плов, жарится баранина. Надо признать, что и это направление имеет хороший потенциал для развития.

Конечно, координация подобных проектов, в которых интегрируется большое количество участников  от грядки до прилавка, нуждается в некой централизации. В данном случае муниципальные власти инициировали эти точки продажи для мелких аграриев. Конечно, возможны варианты. Главное – это понимание того, что экономика сельского хозяйства будет устойчивой лишь при равномерном развитии различных по масштабу сельхозпредприятий, в том числе и мелких.

Сергей Сергин: «Как мы гребли в светлое будущее»

О развитии своего бизнеса на конференции рассказал Сергей Сергин, руководитель TOO «Возрождение XXI век».

– Сегодня мы с братом занимаемся разведением гусей. Идея пришла вдруг и сразу, в одну секунду, и с утра следующего дня мы уже были в России и закупали инкубационные яйца.  В активе тогда у нас была полуразрушенная птицефабрика без электроэнергии и воды. Думали, поставим китайские генераторы, пробурим скважины и птичник восстановим. А дальше все пойдет своим чередом, бизнес заработает.

Пришел день, когда вылупились гусята, которым обязательно нужно было тепло, а мы никак не могли нагреть птичник до 30 градусов, хотя тепловые пушки были установлены, но нагревали они максимум до 15 градусов. И тут сработала смекалка и, конечно, невероятный случай.

Вышли мы тогда на улицу и размышляем, как же прогреть помещение. Вдруг видим: летит прогулочный воздушный шар, а на нем – большая реклама с телефоном. Тут же набрал номер и говорю: «Видишь внизу птичник? Спускайся, работа есть».

Владелец шара спустился. Отцепив корзину, затащили ее в помещение и нагрели до 60 градусов. Пилот летательного аппарата ходит, удивляется, мол, надо же, ни разу этим не занимался. А мы отвечаем, что и мы гусей ни разу не выращивали.

Словом, когда птенцов из инкубатора привезли, температура была достаточной. Тут же нарисовалась другая проблема.

Стали бурить скважину, прошли уже 80 метров, а воды нет. Водовозами возить? Не навозишься. Решили дальше бурить. И нашли все же воду на 120 метрах!

 В продвижении на российский рынок нам помогли … западные антироссийские санкции: – место импортной птицы на российском рынке надо было заполнять. А мы тут как тут со своими гусями. Теперь наша продукция продается в 75 городах России.

Для формирования товарных партий мы стали закупать гусей у местных фермеров. Сегодня со всех сел в радиусе тысячи километров везут к нам живых гусей на забой.  Сельчанам выгодно сдавать птицу. Квоты на сдачу расписаны на день вперед, некоторые обещают сдавать до 200 тонн. .

Поскольку рынок Китая и России сейчас открыт, потенциал большой. Можно еще разводить утку, индейку. Да и гусь, оказывается, разделывается на множество составляющих, даже остов востребован.

Мы уяснили: увеличиваешь объемы – бизнес быстрее окупается. Правда, заемные средства у нас очень дорогие. Если тело кредита всегда можно вернуть, потому что бизнес все же прибыльный, то проценты тянут вниз, не дают двигаться дальше. Вот, когда у нас будет, как в Европе, 5-6%, тогда и АПК станет конкурентоспособным.

Заявки на подписку принимаются по тел.: 8 (7172) 23-84-36, +7 701 342 3046.

Подписку можно оформить в редакции и на сайте журнала www.agrosektor.kz, в разделе "Подписка".

Российским читателям обращаться по подписке в представительство в г. Кургане.

Менеджер по России и странам Восточной Европы - Наталья Махнина: тел. моб. 89125794282, e-mail: agrokurgan@yandex.ru


Автор: Ольга Флинк

Просмотров: 68

На печать: На печать

Опубликован: 12.01.2018 | 21:13

Метки: Казахстан, Астана, конференция ООН ФАО, кооперация, «Развитие агропродовольственных цепочек с участием мелких сельхозпроизводителей».

Категории Конференции

Kupit knigi
Петкус
Ural EKSPO
Grein
Agritek 2018

Поиск по новостям