Важные темы агропрома

Николай ЛАТЫШЕВБЛОГ РЕДАКТОРА
ЗРИ В КОРЕНЬ!

непричесанные мысли о сельском хозяйстве

Баннер 3 Немецкая биржа
Fiton
Agrocompetenzii
Вы здесь: Главная » Аграрные технологии » На пути к органическому земледелию

На пути к органическому земледелию

Кооператив мы создали за три дня

 

- Евгений Викторович, расскажите, как было создано ваше хозяйство.

- Сельским хозяйством я стал заниматься с 1996 года, когда взял в аренду землю и посеял клетку в 360 гектаров. До этого я работал в другой сфере. По образованию инженер. Руководителем ПК «Жанахай» стал в 1997 году – жители мне доверии возглавить хозяйство, в котором тогда было около три тысячи гектаров земли, доставшихся от бывшего отделения совхоза. Из техники на тот момент в наличии было два поломанных Т-4 и один «Кировец». Все остальное оборудование было разбито, складов вообще не было. Мехтока находились в удручающем состоянии – когда центральная усадьба приватизировалась, приехали новые хозяева и разобрали на паи два мехтока и все, что можно было. Наш кооператив создался за три дня до посевной. Времени на раздумья не было – нужно было работать. По имущественному паю у нас из семян были только семена твердой пшеницы, которой хватило ровно на одну клетку. До сих пор помню ее номер – 60. В предыдущем году на ней был черный пар, так что нам досталось относительно чистое поле.  Всего в первый год посеяли 2700 гектаров.

- В те годы у многих руководителей один из важных вопросов был вопрос выплаты долгов по зарплате… 

- С этого и я начал свою работу. К тому же нужно было найти деньги, чтобы выдать рабочим зарплату, которую они не получали несколько лет.

- Вы их нашли?

- Нашел.

- Взяли кредит, распродали поголовье скота, занялись коммерцией?

- Нет, я пошел другим путем – продал свой джип, который у меня был, когда я пришел в Жанахай. На эти деньги я и выдал людям зарплату. Деньги были хотя и небольшие, но залатать дыры в своих семейных бюджетах крестьяне смогли. Этих средств хватило также на покупку семян, на ГСМ и запчасти, чтобы восстановить неработающие трактора.

- И каким был первый урожай?

- В общем-то, неплохой – твердая пшеница нам дала 13,5 центнеров. А следующий 1998 год выдался очень засушливым. И урожай снова упал. Нам по наследству от прежнего хозяйства досталось много долгов – порядка 17 миллионов тенге. Часть из них списалась, но кратковременные ссуды, долги по энергии, пенсионные, социальные и т.д. оставались, их нужно было закрывать. И искать новые пути развития хозяйства, которые бы приносили доход.

 

Поиск агротехнологии

 

- Какие преобразования претерпело ваше хозяйство?

- В конце 1990-х и в начале 2000-х в аграрной отрасли была непонятная ситуация. Законы часто менялись. Из производственного кооператива мы преобразовались через год в ТОО, а потом из ТОО – в крестьянское хозяйство «Жанахай». К 1999 году у нас уже было пять тысяч гектаров земли. Затем мы арендовали еще две тысячи. Пошли преференции для фермеров от государства, и мы с отцом разделились на два крупных  крестьянских хозяйства.

- Как подбирали агротехнологии для ваших полей?

- В 2000-е годы на одном из совещаний я впервые услышал выступление Валентина Ивановича Двуреченского, директора ОПХ «Заречный». И сразу задумался: а зачем мы пашем землю плугами? В 2000-м году мы взяли в аренду новые площади. Техники ее обрабатывать не хватало. И мы пустили 40% земель под пар, сумев освоить всего 50% арендованной территории. В итоге в последующие годы возникла мысль уйти на минимальную технологию, так как наблюдался дефицит техники, и не было средств обрабатывать все эти площади. А когда мы услышали, что можно применять минимальную технологию и при этом работать рентабельно, окончательно перешли на новую для нас систему обработки почвы.

Хочу отметить, что в аграрном секторе технологическая революция прошла очень быстро. Если на Западе она длилась десятки лет, то мы эту фазу прошли куда быстрее. И сегодня видим пользу от наших поездок за рубеж, где мы изучали опыт передовых стран, взяли много полезного для себя. Это позволило нам взглянуть на сельское хозяйство другими глазами. Хорошо, что у нас в регионе используются различные агротехнологии – у кого-то нулевая, у кого-то минимальная или традиционная. Мы постоянно шли к своей технологии, которая была бы в условиях нашего хозяйства оптимальной. Первые шаги в этом направлении были сделаны в период с 1999 по 2003 годы, когда мы применяли минимальную технологию, и она нам дала хорошие результаты. До ее внедрения поля хозяйства были сильно засорены овсюгом и пыреем. Мы начали применять химию, широко использовать глифосаты, которые тогда только начали появляться. Их не хватало на все площади, но очаговые обработки мы делали. Начиная с 1999 года, осень часто была влажной, что позволяло в этот период проводить механические обработки на небольшую глубину. Зимы к тому же были многоснежными. В итоге весной было сложно сеять. Поэтому основную часть полей мы подрабатывали осенью. И таким образом боролись с сорняками. Все эти меры не прошли бесследно – засоренность полей снизилась, а урожаи в хозяйстве повысились до 20 ц/га. Появились средства, на которые мы сразу же стали закупать технику. И с 2004 года исключили из севооборота пары. Словом, сегодня нашу технологию можно определить как – влаго- ресурсосберегающая.

 Другой проблемой конца 1990-х была социальная. Люди начали уезжать в Германию и Россию. И поселок стал пустеть. С 1997 по 2004 годы у нас уехало 70% населения, а это около 60 дворов. Мы стали приглашать к себе  сельчан из других регионов, к примеру, из Тургая. В те годы жизнь на селе там была еще тяжелее. Приглашая их на работу, мы помогали с переездом. И процесс пошел, число новоселов год от года росло, хотя далеко не все приехавшие оставались надолго. В поселке мы ничего не разрушили. Клуб, спортзал, библиотека, баня не прекращали свою работу.

- И кто был ваш первый переселенец – комбайнер, животновод или, может, агроном?

- Заведующий клубом. Прежде всего, я перевез его семью. Молодежи в селе заняться по вечерам было нечем. Она облюбовывала пустые дома, потом эти дома горели… Культурную жизнь нужно было поднимать в первую очередь.   

Сейчас в поселке проживает 250 человек. Из них половину составляют дети. Поселок сегодня стал молодым. И это радует! С 2004 года мы отремонтировали клуб и спортзал. Есть много разных кружков, строим жилье.  

- Итак, вы исключили пар из севооборотов…

- И через некоторое время мы столкнулись с проблемой – начали падать урожаи. Появились болезни на сельхозкультурах. Хозяйство до этого было чуть ли не первым в районе по урожайности, а тут – такое снижение. Я оказался в тупике – что делать? Читал литературу, ездил на выставки, изучал опыт других хозяйств. В результате пришел к выводу, что необходимо вводить новые культуры в севооборот для плодосмена. И мы начали этот процесс.  

Мне говорили: надо завести животноводство и тогда будет спрос на те кормовые культуры, которые я буду сеять. Иначе вся моя задумка без парового клина не пойдет, и хозяйство я загоню в тупик. Но я искал те культуры, которые бы максимально подходили для плодосмена в условиях нашего хозяйства. С 2008-го по 2012 год я перепробовал 16 культур – подсолнечник, кориандр, горчицу, рапс, лен масличный и т.д. В итоге пришел к тому набору культур, который сею в хозяйстве сегодня. На меня все удивленно смотрели и говорили, что я скоро обанкрочусь. А я, как одержимый, пытался доказать обратное и чувствовал, что смогу осуществить задуманное. Конечно, в плодосмене под все выбранные культуры нужна была своя система защиты и подкормок, система машин... 

В нашем хозяйстве мы в последние годы определили свое главное направление – движемся в сторону органического земледелия. Стараемся снизить влияние химических средств на жизнь растений, и увеличиваем применение биологических препаратов. Яркий тому пример – соя. На ней у нас в этом году сформировались замечательные клубеньки. Для этого мы проводили инокуляцию семян, делали листовые подкормки.

В 2012 году мы познакомились с Мадиной Бримжановой, менеджером австралийской компании, выпускающей сеялки «Рогро» и с австралийскими фермерами и специалистами. У Валентина Ивановича Двуреченского была разработана программа по испытанию этой сеялки на полях ОПХ «Заречный». Но там что-то не получилось с испытаниями, в итоге австралийцы приехали ко мне в хозяйство. Среди них был руководитель и изобретатель этой сеялки в одном лице. Мне предложили сотрудничество – изучить работу сеялки в наших условиях. И я согласился. В результате сегодня значительные площади в хозяйстве мы сеем этой сеялкой.

- Почему вы решили двигаться в сторону органического земледелия?

- Наши наблюдения показали, что применение минеральных удобрений – не питает почву, а отравляет ее. Микроорганизмы подвергаются противоестественному действию со стороны удобрений. При этом важно, чтобы между химическими элементами в почве поддерживались определенные пропорции. Например, кальций к магнию находился в соотношении 7:1, иначе будет отрицательное влияние на рост и развитие растения… То же относится и к другим элементам. Для выяснения всех этих особенностей мы заложили более 12 опытов на площади 600 га.

Мне было важно понять, как растения могут из почвы добывать различные минеральные соединения и переводить их в доступную форму. Другая задача, которую мы себе поставили – научиться работать с живыми бактериями. Результаты, полученные в полевых опытах, мы сразу используем в производстве на больших площадях. Таким образом, мы не применяем минеральных удобрений, а используем лишь последействие культур в плодосмене, проводим внекорневые подкормки и обработки семян и посевов бактериальными препаратами. Как видите, там, где не было паров уже 10 лет, твердая пшеница стоит отличная! Полевым опытам мы уделяем большое внимание. И стараемся ускорять исследования с каждым годом, так как понимаем, что если в этом году что-то сделаем не так и не внедрим испытанный препарат или какой-либо элемент технологии в производство, то упустим определенную прибыль уже в этом году. Мы потеряем время, много времени – как минимум, один вегетационный сезон. Поэтому хватаемся за каждую интересную новинку и стараемся ее проверить в опытах, а затем на производстве.

 

Особенности агротехники

 

- Какие обработки почвы проводите осенью?

- Учитывая, что мы работаем очесывающими жатками, снега на полях накапливается много. Важно рыхлить почву, чтобы влага максимально впитывалась в нее и не стекала с полей, а сама почва не переуплотнялась. В связи с этим осенью мы применяем щелерезы или чизели – раз в четыре года. Но проводим этот прием после уборки пшеницы, имеющей  мочковатую корневую систему.

- А во время посевной какому рабочему органу отдаете предпочтение?

- Весной мы гибко подходим к тому, какой рабочий орган использовать при посеве – стрельчатую лапу, диск или наконечник. Одна весна не похожа на другую – влажность почвы может быть разной. Поэтому в одних случаях мы используем лапу, в других – диск, в третьих – наконечник… И каждую весну мы определяем, в каком соотношении и на каких площадях использовать эти рабочие органы. Если переизбыток влаги, то диск не очень хорошо работает, особенно на пониженных местах.

- Растения не страдают от того, что вы не применяете азотные удобрения?

- Но мы сеем сою, которую инокулируем различными штаммами азотфиксирующих бактерий.  В итоге соя биологическим путем создает необходимое количество азота будущим культурам в севообороте. Вы видите, что сегодня после сои и горчицы пшеница стоит высокая. Она выращена на биоподкормках и бактериях. Это говорит о том, что в почве азота достаточно и он взят из атмосферы, а не из кармана фермера или государства. А когда мы применяли гранулированные азотные удобрения, бывало, что даже во влажные годы они недостаточно растворялись в почве. Но здесь тоже нужно правильно понимать: в условиях применения традиционной системы земледелия удобрения будут хорошо растворяться. А там, где используется минимальная технология и обработок, почвы мало, где почва переуплотнена, а посев проведен с использованием рабочего органа – долото, удобрение находится, как в капсуле, и не будет работать как следует.  

 Когда я решаю, что применить для подкормки, всегда ставлю вопрос с точки зрения интереса этого растения: а почему оно должно поглощать те питательные элементы, которые я ему дам в качестве подкормки? Ответ помогает выработать правильный подход к управлению жизнью растения, что в итоге дает высокий эффект в работе в виде высокого и качественного урожая и предостерегает от совершения технологических ошибок. Запомнилась фраза одного специалиста по питанию растений, сказанная на одном из семинаров: «Растение-то живое, и чтобы его изучить, надо жить его жизнью!». Он нам открыл глаза. Мы ему возразили: «Ведь у нас же засухи частые, в такие периоды растение ничего не хочет принимать в пищу!». На что он нам ответил: «А вы дайте ему то, от чего его устьица откроются на короткий период времени, оно примет пищу – и устьица закроются. Зато поглощенные вещества сразу начнут работать и помогут ему пережить стресс. Растение – пластилин, и вы можете с ним сделать все, что захотите. Но только нужно создать для этого определенные условия».

Мы сейчас подошли к пониманию того, что необходимо растению: влага, питание и защита. Если этих трех составляющих не будет, мы ничего не сделаем. Если хотя бы одна из них даст сбой – мы ничего не получим.  

 - Проведя огромное количество производственных наблюдений и полевых опытов, вы обнаружили отрицательное влияние химических препаратов на урожай и его качество?

- Вопрос очень серьезный. Особенно, если в хозяйстве применяется нулевая технология, предполагающая достаточно высокую химическую нагрузку на почву. В соседней с нами Курганской области есть одно сельхозпредприятие, в котором выращивают только яровую пшеницу и озимую рожь. И там столкнулись с серьезной проблемой. Во-первых, на культурах появилось много болезней, для борьбы с которыми требуется огромное количество химпрепаратов. Причем их необходимо за вегетацию применять, как минимум, дважды. И они пошли по пути биологизации, так как поняли, что работать только с химией в борьбе с этими болезнями будет слишком дорого. К тому же частое применение химии в конце концов отравит землю. Поэтому в последние годы и стали активно использовать культуру живых бактерий, которыми заражают почву. В итоге получается вспышка биологической активности, которая благоприятно влияет на продуктивность как самой почвы, так и сельхозрастений. С помощью этих же бактерий пытаются бороться с грибными заболеваниями на зерновых. Однако это несет свои сложности. Жизнь бактерий очень коротка – около 12 часов. Вносить в почву их надо быстро, и сделать это непросто. К тому же нужен жесткий контроль на всех этапах внесения бактериального препарата, иначе эффекта не получишь. 

Поэтому в хозяйстве необходимо создавать систему минилабораторий, строить минизавод для получения таких бактерий на территории самого хозяйства – для минимизации расходов на их получение. Это актуально для хозяйств, имеющих 20-30 тыс. га посевных площадей. Бактерии, которые выращиваются, если можно так сказать, на месте, в хозяйстве, можно оперативно использовать при обработке семян и посевов.

Но мы столкнулись с другой сложностью. Фирмы, которые производят бактерии, есть, а вот добиться того, чтобы их представители выезжали в хозяйства и консультировали, почти невозможно. Крестьянин сам к ним должен ехать. А это неправильно, поскольку ведет в конечном итоге к снижению эффективности бактериальных препаратов. Ведь возникает множество вопросов, которые нужно решать непосредственно на том месте, где они возникли. Не едут к нам ученые, которые на опытах изучают у себя действие бактериальных препаратов, и все тут. Хотя мы их всегда приглашаем. Находят тысячу причин. А все потому, что их главная задача – продать. А консультирование  хлопотно и отнимает массу времени. Но процесс идет. Целый ряд заводов сегодня выпускает споры бактерий, различные виды NPK с добавлением микроэлементов для использования в качестве подкормки… Благодаря спросу с нашей стороны эти предприятия на сегодняшний день уже расширили линейку штаммов бактерий. К примеру, если раньше мы приобретали простой Фитоспорин, то сегодня покупаем уже фунгицидный. У него раньше был один штамм, а сейчас четыре, что позволяет лучше защищать растения от большего числа болезней, сдерживать их от распространения.

- Насколько масштабно вы занимаетесь применением биопрепаратов?

- Мы их применяем на всей площади хозяйства. Здесь и обработка семян перед посевом биопрепаратами и биофунгицидами, и подкормка микро- и макроэлементами, что приводит к стимулированию прорастания семенного материала. Одни в виде спор, другие в виде живых бактерий, 

- При использовании биопрепаратов что может повлиять на их эффективность?

- Нужно понимать, что есть разведенные живые бактерии, которые необходимо максимально быстро вносить, есть споры бактерий… Самое главное при внесении бактериальных препаратов – строго соблюдать инструкцию, которую дает завод-производитель. Важно также выдерживать агротехническую дисциплину во время работы. К примеру, при переходе с одного поля на другое агроном не изменил глубину посева. И семена начали ложиться глубже, во влажный и сырой слой. А если после этого пошел дождь? В общем итоге получаем обратный эффект. И когда растение начинает всходить, оно теряет энергию и поражается многими болезнями. В таких случаях лучше применять препарат, содержащий не один, а четыре штамма бактерий.

- С какой фазы развития вы начинаете подкармливать пшеницу?

- Мы обрабатываем вначале семена, а обработки по вегетации начинаем в фазе 1-2 листьев с подкормки аминокислотами.

- Как защищали посевы зерновых на ранней стадии развития против блошки, ведь в этом году ее было много?

- Мы делаем защиту еще в семенах. В тот период, когда придет время работать против блошки в посевах, придется использовать инсектицид иликонтактного действия, или системного, но «системник» может и не сработать в фазу пшеницы 2-3 листка.

- А как долго препарат защищает растения?

- Около 2,5-3 недель. Таким образом, мы защищаем растения в период, когда массово появляется блошка и отмечается начальная фаза развития другого бойца невидимого фронта – трипса, который начинает отрождаться на прошлогодних остатках соломы на поверхности почвы и постепенно перебирается на молодые растения. Применяя биопрепараты во время вегетации, мы одновременно решаем две задачи – защищаем растения против болезней и проводим подкормку.   

- Неужели вы химию вообще исключили из обработок?

- Нет. Мы максимально снизили химическую нагрузку на растение, но полностью от химии не отказались. Во-первых, весной при обработке семян, добавляем протравитель в дозе 50 или 30% от нормы. Во-вторых, по вегетации первую обработку во время кущения мы проводим с использованием половины дозы гербицида с добавлением биопрепаратов.  Химические инсектициды применяем в период кущения обязательно, но стараемся использовать препарат системного, а не контактного действия. У нас «контактник» работает при малом количестве воды, при ультрамалообъемном опрыскивании. Чтобы он хорошо сработал, нужно создать туман. Но тогда растение «садится», замедляет свое развитие, так как обжигается гербицидом, получает гербицидную интоксикацию. Поэтому с расходом рабочего раствора менее 120 литров на гектар мы вообще не работаем. Только при обработке полей глифосатами мы используем норму расхода от 30 до 50 литров на гектар. Если же глифосатами работаем в конце сезона перед уборкой с целью десикации посевов, то, наоборот, стараемся дать более высокую норму расхода рабочего раствора. Сейчас вообще хотим уходить от десикации посевов пшеницы и других культур, а химией работать только по зимующим сорнякам, после уборки урожая, чтобы зерно  шло экологически чистое. Но опять же, сейчас думаем о том, чтобы применять бактерии, которые помогают быстрее разлагать солому. Это позволит и частично уничтожить болезни растений, ведь они зимуют в остатках сорняков, и солому разложить. Причем не только солому, но и остатки химических веществ в почве после действия гербицидов.

- Но химия химии рознь…

- Поэтому мы не применяем жесткие по действию препараты. Если стараемся использовать эфиры или соль 2,4-Д, то только в малых дозах. В основном обрабатываем посевы препаратами системного действия. А при использовании, допустим, препарата на основе 2,4-Д получается, что мы сжигаем только вегетативную, видимую часть сорняков, а осенью они снова  начинают отрастать. У нас сегодня такая проблема на сое – не можем найти эффективные гербициды, которые подходили бы для нашей климатической зоны. Препараты, которые применяются на сое, например, в различных зонах в Украине, нам не подходят, там другой климат. У нас, конечно, есть базовые гербициды, которые мы используем, но мы не можем их применять на 100% посевов той же сои. К примеру, пришло время делать химпрополку, а  тут установилась 30-градусная жара. Тогда наш «почвенник» просто бездействует. А если обработать посевы контактным гербицидом по вегетативной массе, то соя у нас просто абортируется, такой сильный она получает гербицидный стресс.

Удобрять эту культуру тоже надо осторожно. В прошлом году мы от души вносили под нее удобрения. Но сначала канадские, а затем и наши краснодарские и украинские партнеры сказали, что ни в ком случае удобрения в нашей зоне под сою вносить нельзя – нужно заставить микроорганизмы работать, чтобы соя сама на себя работала.   

- На пшенице сколько раз применяете гербициды?

- Один раз. В ключевую фазу развития сорняков. Подбираем системные гербициды и даем хорошую дозу расхода рабочего раствора, до 200 литров на гектар.  

Подбором пестицидов мы активно начали заниматься с 2000 года, когда испытывали большое количество культур для включения  в плодосмен. Пришлось перелопатить массу спецлитературы, посетить многие сельхозвыставки. Позже наладили деловые связи с австралийскими и канадскими партнерами, такими же фермерами, как и я сам. Они делятся своим опытом и знаниями, что помогает в работе.

 

 

О плодосмене и сельхозкультурах

 

- Можно сказать, что у вас уже сложился плодосмен в хозяйстве или вы еще в поиске оптимального варианта?

- Это непрерывный процесс. Тем не менее, на данный момент могу сказать, что в основном у нас плодосмен сформировался. В нашем хозяйстве мы выращиваем бобовые, лен, крестоцветные культуры… Лен у нас является хорошим предшественником пшеницы. Это  нонсенс. Но у льна нет общих болезней и вредителей с пшеницей. К тому же у него еще и стержневой корень, а у пшеницы, как известно, корневая система мочковатая. И такое чередование дает пользу всему плодосмену.  

- Перечислите порядок чередования ваших культур в плодосмене.

- Первая культура – горчица, затем идут пшеница, соя, лен, ячмень. Но от ячменя мы хотим уходить. Здесь свою роль играет экономика. Ячмень засоряет поля. Кроме того, он еще засоряет пшеницу на мехтоках, являясь  зерновой примесью. Доход от выращивания ячменя самый низкий. У нас раньше был еще подсолнечник, мы от него на время отказались, но планируем в скором времени снова к нему  вернуться. Подумываем вернуть на поля кукурузу, если будем заниматься животноводством. Тогда заменим ячмень в севообороте подсолнечником или кукурузой. Мы в свое время по подсолнечнику сеяли пшеницу. Он много выносит из почвы микро- и макроэлементов и иссушает ее в период вегетации. Но если стебли подсолнечника оставить на зиму, то на поле накопится значительное количество снега. У  подсолнечника стержневой корень хорошо разрыхляет почву. Но для посева лучше использовать гибриды и по ним работать гербицидами. Только тогда посевы будут чистыми, и не возникнет проблем для предшествующей культуры, которая часто засоряется падалицей подсолнечника. Важно помнить, что подсолнечник хорошо расщепляет в почве калий, который нужен твердой пшенице. Когда в почве достаточно калия, у твердой пшеницы повышается стекловидность. Поэтому подсолнечник мы сеяли специально под твердую пшеницу, что дало хороший результат. Но именно в 2015 году подсолнечник не сеяли – не стали рисковать, так как из-за дождей начало посевной отодвинулась на две недели. А сеять эту культуру поздно – риск, что она не успеет вызреть. По этой же причине мы не смогли посеять кориандр, который у нас обычно занимает одну клетку. У него стержневой корень, он хороший предшественник именно для пшеницы. Да и цена на кориандр на рынке хорошая, что немаловажно. Его можно и под зиму сеять, и ранней весной. Кориандр должен найти свое место в севообороте. Но он тоже может быть, как и соя, морозобойным. Если бы мы его посеяли в этом году поздно, то с зелеными плодами он бы ушел под зиму. По этой же причине мы не сеяли рапс.  

- Сорта кориандра у вас российские?

- Да, из Краснодарского края.  

- Какие разновидности льна выращиваете?

- Сеем лен масличный и лен аптечный (желтый). Семена завозили из Австрии лет 6 назад. 

- А какие сорта сои сеете?

- Два сорта – Аннушка и Самер. Это  ультраскороспелые сорта. В 2015 году, учитывая очень дождливую весну и подтопление пониженных элементов рельефа, мы сою посеяли на возвышенных местах, буграх, на тяжелых суглинках. Это была вынужденная мера – поля, на которые мы хотели ее посеять, были переувлажнены.

- Чем вас привлекла горчица?

- Мы сеем горчицу белую и желтую. Даже если горчицу совсем не сможем реализовать (цены на нее нестабильны), она все равно себя окупит. Хотя бы уже тем, что является очень хорошим предшественником в плодосменном севообороте для других культур. У нее, как и у ряда уже перечисленных культур, стержневая корневая система, она подтягивает из глубоких слоев фосфор и расщепляет его, делая доступным для других растений. К тому же горчица меньше повреждается вредителями, чем рапс. Правда, в этом году на посевах этой культуры было много вредителей. Но они не повреждают пшеницу, которую мы будем сеять в следующем году после горчицы. Мы этой культурой занимаемся уже много лет.

- Почему сеете и желтую, и белую горчицу?

- Одну разновидность можно сразу продать, а вторую – долго держать на продажу до лучших цен. В один год, бывает, востребована белая горчица, в другой – желтая. Белая после переработки идет только на приготовление  пряностей, а желтая – на порошок и масло. Горчицу мы экспортируем в Европу.

- Какова у вас доля пшеницы в структуре пашни?

-  50%  пашни занимают зерновые, а 50% – масличные. Из яровых  зерновых у нас два сорта мягкой пшеницы (Любава 5 и Шортандинская 95) и два – твердой (Оренбургская 10 и Костанайская 12).

Сеем также озимую рожь и озимую пшеницу. Занимаемся ими уже три года. Но надо признаться, минувшей весной мы озимые потеряли. А все потому, что прошлой осенью не были подготовлены к их севу – в июле заливали дожди и мы не могли нормально бороться с сорняками с помощью химии. Испытываем у себя разные сорта – озимую пшеницу Жемчужина Поволжья, сорта Карабалыкской СХОС и Курганского НИИСХ. 

- Почему решили заняться озимыми?

- Дело в том, что у нас есть земли, на которых сложно соблюдать плодосмен, на этих землях яровые не растут, потому что это солонцовые почвы и солонцы. Озимая пшеница весной имеет хорошее увлажнение за счет влаги зимних осадков. И этой влаги ей хватает до конца вегетации. Осенью, если хорошо подготовить поля, можно свободно сеять озимые. Мы сеем озимый рыжик. На будущий год планирую посеять 700 га озимой ржи, а это 10% от пашни.

- Вы сеете твердую пшеницу. Скажите, какие факторы в вашем регионе влияют на такой ее важный качественный показатель, как стекловидность?

- Очень многое зависит от качества почв, от условий уборки, от дождей и туманов в последние сроки вегетации. По опыту знаю, что если поля расположены возле лесополос, то на них стекловидность пшеницы всегда ниже, а на холмистых полях «стекло» получается великолепное. Особенно на южных склонах – доходит до 88%. В среднем по хозяйству стекловидность у нас варьирует от 65 до 75%. Немаловажен и вопрос питания растений. В советские годы почву снабжали минеральными удобрениями, их хватало на 3-4 года, на одну ротацию севооборота. В парах вносили по 150-200 кг туков. Растение из почвы брало все, что ему было нужно. А в парах наблюдались большие потери гумуса. Поэтому пары у нас сегодня не выполняют возложенной на них функции, они стали «пустыми» и не содержат достаточного количества питательных веществ. Почвы в нашем хозяйстве очень разнообразные. Один мехсостав говорит о многом, варьируя от супесчаных до тяжело глинистых и солонцов.

- Вы говорите, что двигаетесь к органическому земледелию. А не планируете перейти на него полностью?

- Чтобы перейти на органическое земледелие по-настоящему, нужно везде применять механические обработки. Нужно научиться применять технологии, основанные на использовании органических удобрений и средств защиты растений. Как вы заметили, у нас часть агротехнологий уже содержат элементы органического земледелия. Сейчас мы делаем инокуляцию сои тремя штаммами бактерий. Сравниваем, какие штаммы и на какие сорта лучше действуют. Сегодня нам никто этого сказать не может, мы до всего доходим экспериментальным путем. И снижаем долю пестицидов, которые способствуют накоплению вредных веществ в почве и урожае. Но уйти от химии полностью пока не можем.

У нас есть поля, где с 1999 года не было обработок, а урожаи получаются высокими за счет накопленного там органического вещества (рапса собираем до 30 ц/га). На этих полях мы оставляем постоянно стерню. 

- У вас поля компактно расположены?

- В свое время землеустроитель нам полосами поля нарезал, говорил, что делает, как на Западе. Но поля в итоге оказались  разбросанными на большом расстоянии друг от друга. Где могли, поменялись полями с соседями, чтобы сделать наш земельный массив более компактным, но это не везде удалось.

- Расскажите о балле бонитета ваших почв.

- Он варьирует от 23 до 47. Содержание гумуса на полях тоже  разное, есть поля, где гумуса немногим меньше 5%, есть по 2-3%.

 

На соевом поле

 

- Вот вы видите, что, к примеру, эта соя сорта Самерс посеяна на заплывающей солонцеватой почве, в которую сейчас практически невозможно воткнуть штык лопаты. Почва – как бетон. Вроде бы соя тут вообще расти не должна, а она стоит зеленая и хорошо накормленная, даже пшеница на соседнем фермерском поле проигрывает ей по состоянию. Этот сорт широколистный и сейчас в среднем на одно растение приходится 20 стручков. Причем это поле площадью 250 га изначально не готовилось под посев сои. Мы просто были вынуждены сеять, потому что стремительно уходили сроки и многие поля были переувлажнены. Сеяли на глубину 4 см. Первая завязь, как видите, сформировалась на высоте 7-8 см. Мы это поле взяли в аренду у крестьян 6 лет назад. На нем росла горчица, лен, твердая пшеница и теперь вот – соя. В 2016 году здесь будем сеять пшеницу.  Кроме того мы заложили полевой опыт: соя – пшеница – соя. Получили интересные результаты. Соя в этом трехпольном севообороте дала 12 ц/га, пшеница – 30 ц/га, и сейчас соя стоит хорошая.

- С какой нормой высева сеяли сою?

- Сорт Аннушка сеем нормой до 1 тыс. всхожих семян на гектар, хотя в нашей зоне наукой рекомендовано – 600-700 шт./га. Сорт Самерс посеян двумя нормами – на одной части поля 850 шт., на другой 600 шт./га. Получим урожайность – сравним, какая норма окажется лучше. Вообще, в Костанайской области сою никто не выращивает, кроме нашего хозяйства и ТОО «Трояна», материал о котором был в одном из номеров вашего журнала.

 - Важно, что в этой почве живут бактерии, активно образуются клубеньки. Семена сои мы инокулировали перед посевом. Видите, если разрезать такой клубенек и он имеет розовый цвет, значит, все нормально – рассказала нам Мадина Бримжанова. Сейчас наша задача – чтобы соя хорошо налилась. Когда соседи делали химпрополку пшеницы, часть баковой смеси ветром снесло на край нашего посева. Поэтому мы сою отпаивали, как могли, она пережила полученный от соседей стресс – посевы обрабатывали молибденом, бором, гуматами.

 - Каковы характеристики этого почвенного участка- Кислотность почвы нормальная, pH 7-7,5, в почве много кальция, мало магния, но она переуплотнена. Два года назад была обработка глубокорыхлителями на 20-25 см. С 15 июня здесь вообще не было  дождей. .  Мы применяли здесь только биоудобрения. Говорят, в нашем Федоровском районе палку в землю бросишь – она прорастет. Но, как видите, земли в нашем районе очень разные. На этом поле раньше больше 10-12 ц/га зерна хозяйства не получали. А у нас в прошлом году оно дало 18 ц/га зерна. Рядом поле сои сорта Аннушка. Она лучше справляется с жарой в наших условиях, так как у нее листья меньше, чем у Самерса.

- Какой здесь планируете получить урожай?

- Если мы получим 10 /га сои, будет здорово. Она сама отрегулировала стеблестой – плоды выкинула, но пока не набрала необходимую массу.

- Насколько рентабельно заниматься соей?

- Сегодня средняя цена реализации сои на рынке составляет примерно 90 тыс. тенге. Эта цифра держится стабильно. Если в среднем затраты на тонну составят 40 тысяч тенге, то она однозначно окупится. Причем высокий спрос на нее не только на внешнем, но и на внутреннем рынке. Но прежде чем прийти к указанным нормам высева, нам нужно было изучить эти земли. Мы здесь экспериментировали также с разными нормами высева. Сегодня весовая норма на Самерсе составляет до 150 кг, на Аннушке – 73 кг. Норма высева зависит от целого ряда факторов – особенностей сезона года, сеялки, почвенных условий. Словом, для каждого поля – своя технология.

 

На поле пшеницы

 

- Вот поле пшеницы сорта Любава 5. Недавно мы ее обрабатывали на налив. Это была вторая обработка. Первая – химия + подкормки и стимуляторы. Мы видели, что тут влаги нет, и было важно, чтобы пшеница «не села». Вы видите, как соседние поля просели у крестьян и можете сравнить. Сейчас налив проходит нормально. При подкормке мы добавляли гербицид, инсектицид, биопрепараты.

- В чем заключалась цель вашей подкормки на налив?

- Мы пшеницу подкармливали 10 дней назад, чтобы колос не сбросил зерно ни в верхней части, ни в нижней. Мы увидели, что верхняя ость колосьев начала желтеть – это показатель нехватки влаги и ухудшения питания. Ость стала светлее и «садилась». А сейчас до сих пор флаг-лист у пшеницы еще зеленый. Так что подкормка себя оправдала. Конечно, мы потратились, но зато получаем полноценную пшеницу. Флаг-лист чистый – нет ни ржавчины, ни других болезней. А буквально несколько десятков метров от нашего поля необработанные посевы повреждены ржавчиной. Наш успех в том, что сработали Фитоспорины и живые бактерии.

- Какой нормой сеяли пшеницу?

- Норма немного загущена – 145 кг/га. Мы пошли на это, поскольку был поздний посев – 30 мая. Но тем самым мы ускорили созревание. Увидели, что идет задержка сроков посева. Эту клетку мы изначально планировали засеять ячменем, но засеяли им только 1350 га. Дальше на поле невозможно было забраться из-за переувлажнения. Но, как видите, задержки созревания мы сейчас не наблюдаем, так как применили стимуляторы роста.  

- Насколько увеличиваются ваши затраты при «кормлении» посевов?

- Мы на химию получаем дотацию от государства – порядка 20 млн тенге. На гектар посевов также получим субсидии 20 млн. Благодаря этой поддержке можем позволить себе купить биопрепараты. Не даст государство дотацию – тогда будем менять экономику и думать, как увеличить доходную часть наших полей.   

- В 2014 году была сложная, сырая уборка. Это не сказалось на всхожести семян в текущем году?

- Сказалось. Наши семена имели всего 70% всхожести из-за сложной осени прошлого года. Вот посмотрите – эта пшеница посеяна соседом по парам. А вот рядом наша – на этом поле 11 лет не было паров, а поля чистые и хорошо выглядят. Хороший пример в пользу плодосмена. Причем сосед по парам сеет с удобрениями и тратит на них немалые деньги.

 

В поселке

 

Мы заехали в поселок, бывшее отделение совхоза им. Ленина, которое сейчас стало центральной усадьбой хозяйства.

 – В прошлом году новый дом построили. Каждый год стараемся что-то строить. Здесь есть баня, клуб, спортзал, библиотека, начальная школа. В 4-летней школе ней учится 30 детей, а еще столько же учеников старшего возраста ежедневно возим в среднюю школу за 9 км, в другой поселок. Хозяйство для этого выделяет средства. Всего же в поселке 130 детей, а работает в хозяйстве 37 человек. Это водители, механизаторы, работники конторы, столовой, сторожа... На основном производстве трудится 12 механизаторов и 6 водителей.  В поселке есть скважина. Правда, вода добывается с большой глубины – 45 метров и проходит фильтрацию. Столовая для рабочих бесплатная.

Мне достался этот поселок, и я организовал его производство таким образом, чтобы люди могли нормально работать. У нас нет воровства. Жителям даем отходы по себестоимости или даже ниже ее. И это отражается на местном поголовье скота – на домашних подворьях люди держат  от 3-4 до 12 коров, а некоторые – и до 30. А все благодаря тому, что у нас дешевые корма. Все что построено и куплено для поселка, было заработано на наши собственные средства. 

  

Полевые опыты

 

Когда мы подъехали к опытному полю, то увидели ровный и густой стеблестой без каких-либо признаков увядания. Пшеница, посеянная по льну, выглядела отлично. Полевой опыт раскинулся на прямоугольнике площадью 600 га (2 на 3 км). Каждая делянка – шириной 250 метров и длиной 2 км. Всего в хозяйстве опыты ведутся на 12 вариантах, в трех повторениях. Изучаются различные фоны протравливания семенного материала химпрепаратами, фунгибактерицидами, влияние серы и других элементов, действие Фитоспорина . Целое подразделение НИИ! Причем большое количество биопрепаратов завозится из Башкирии. К примеру, исследуется действие четырех штаммов Фитоспорина на разные культуры и сорта и влияние микроэлементов на урожай и качество зерна.

 - Мы уже наработали определенную схему и теперь берем ее за контроль, изучая действие других факторов – поясняет Мадина Бримжанова. На уборке в хозяйстве работают очесывающие жатки. Для озимых мы стараемся полностью очес оставлять, чтобы культуры не вымерзли и не вымокли. Из посевной техники в хозяйстве на 30% полей используется австралийская сеялка Рогро (в одном их прошлых номеров журнала мы писали о ее особенностях и работе). Она хорошо себя показала и является наглядным примером, как импортную модель сеялки можно с успехом адаптировать под условия Костанайской области.   

 

Техническое оснащение

 

Отдельное внимание следует уделить техническому оснащению хозяйства. Как рассказал Евгений Пигарев, построены новые склады, работает итальянская мобильная сушилка производительностью 16 тонн в час, которая заправляется зерном сверху. В итоге на процесс загрузки сушилки уходит всего 10 минут, столько же и на разгрузку. Удивило, что многие механизмы  на току самодельные. Есть даже самодельная сеялка.

 - В Петропавловске есть мастер на все руки, изобретатель Улан Коженович Шугуров, интереснейший человек. Он уже сделал 15 таких сеялок, – говорит Евгений Пигарев. – От старой СЗС–2,1 оставил раму, поменял наконечники. Мы сеялку здесь уже осовременили – переделали катки и сделали пневматику. Сеялка имеет один бункер, а мы добавили еще два и на каждый из них установили высевающий аппарат. Получилась очень симпатичная разработка. Теперь этой сеялкой будем сеять озимые. Сейчас готовим 7-корпусный агрегат. Бункер достаточно вместительный – 750 куб. м. И это удобно – мелкосемянную культуру засыпал и три дня можно сеять, не тратя время на ее загрузку. Вентилятор на сеялке – от советской СУПН-8. Есть элементы от «Джон Дира».

- Какая у вас техника в хозяйстве?

- У нас сейчас работает 7 тракторов и 8 комбайнов. Имеется один «Енисей», пять «Векторов» и два «Акроса». Конечно, класс комбайнов нам уже желательно менять…

- Западную технику не хотите покупать?

- Сначала нужно подтянуть показатели в растениеводстве, повысить людям зарплату, обеспечить их жильем, а потом уже покупать хорошую технику. Что толку, если человек работает на суперсовременном импортном дорогом комбайне, а живет в землянке?

- Будете в частную собственность землю выкупать?

- Будем, но пока не за что. Хотя мы – за частную собственность на землю. Неэффективные, крупные, разросшиеся хозяйства должны дробиться, если не умеют нормально работать на земле.  Земля должна управляться эффективным собственником, а не нанятым менеджером, ничего в ней не понимающим.

- Планируете развивать животноводство?

- Планируем. У нас есть 1 тыс. га выпасов, рядом река – отличное место для разведения скота. В одном из оврагов хотим сделать запруду, чтобы поить скот и орошать соседние земли. Животноводство будем развивать только на откорм. Но пока думаем, готовим для этого площади.

 Как видим, в крестьянском хозяйстве «Жанахай» сделана ставка на использование плодосмена и методов органического земледелия. В хозяйстве ведется широкая опытная работа, позволяющая использовать полученные результаты на производственных полях. Немаловажно и то, что привлекается передовой аграрный опыт  развитых стран, но с обязательным учетом местных условий. 

Это интервью заняло второе место в международном конкурсе журналистских работ, проведенном в рамках первой международной научно-практической конференции «Климат, плодородие почв, агротехнологии», состоявшейся в г.Самара (Россия) по инициаттиве НП «Движение Сберегающего Земледелия» и российско-германского форума «Петербургский диалог».

Опубликовано в журнале "Аграрный сектор" (№1(27), март 2016 г.). Журнал можно приобрести как в редакции в Астане, так и во время аграрных выставок. Заявки на подписку принимаются по тел.:

8(7172) 738575, +7 701 342 3046.

Подписку также можно оформить на сайте журнала www.agrosektor.kz в разделе "Подписка".   


Автор: Николай Латышев

Просмотров: 904

На печать: На печать

Опубликован: 09.01.2017 | 13:14

Метки: Пигарев, Жанахай, плодородие, органическое земледелие

Категории Аграрные технологии

Kupit knigi
Петкус
грин хауз
Юг Агро

Поиск по новостям