Важные темы агропрома

Николай ЛАТЫШЕВБЛОГ РЕДАКТОРА
ЗРИ В КОРЕНЬ!

непричесанные мысли о сельском хозяйстве

Баннер 3 Немецкая биржа
Fiton
Agrocompetenzii
Volgograd
Вы здесь: Главная » Аграрная наука » Как оценить почву. История бонитировки почв в Казахстане

Как оценить почву. История бонитировки почв в Казахстане

Как оценить почву

История бонитировки почв в Казахстане

  

Сегодня много говорят о важности постоянного мониторинга состояния почв, о сохранении и приумножении их качества, о необходимости рационального использования земельных ресурсов. Все это правильно! Но часто бывая в командировках, сталкиваюсь с ситуацией, когда об особенностях и качестве почв, которые находятся в аренде, руководитель крестьянского хозяйства или ТОО знает лишь в очень общих чертах. Если на вопрос, каков балл бонитета почв, отвечают достаточно определенно, то вот по остальным вопросам ответы не столь конкретные. Иногда, кроме того, что почва глинистая (песчаная, суглинистая, много солончаков (за которые часто принимаются солонцы), руководитель сказать ничего не может. Порой можно услышать ответы, что почва в хозяйстве содержит по 20–30% гумуса (фантастика!) и т. д. и т. п. Все эти вещи пишу не оттого, что хочу кого-то обидеть или показаться шибко умным. Печально, что о главном средстве производства, о почве, без которой не будет ни урожаев, ни удоев, ни привесов, наши аграрии зачастую знают очень мало. А как можно вести прибыльное хозяйство, не зная особенности его главного богатства – почвы, на которой все выращивается? Парадокс: нередко фермер знает химические формулы действующих веществ гербицидов с «трехэтажными цепочками» и может назвать их по памяти без запинки (слава менеджерам химических компаний!), а вот какими свойствами обладает его земля-кормилица, ответить затрудняется… Почему так происходит? Это отдельная тема для разговора.

А сегодня мы решили выяснить, как вообще формировалась система оценки качества почв в республике и какова история этого вопроса. И взяли интервью у одного из главных разработчиков системы оценки почв в Казахстане, имеющего бесценный целинный опыт работы по данному вопросу, старейшего почвоведа страны Владимира Боброва. В ходе беседы мы не могли не затронуть и актуальных проблем сегодняшнего дня. 

 

Бонитировка в условиях конкуренции

Фото. 60-е годы. 

– Владимир Аронович, расскажите о ваших разработках в области оценки почв Казахстана.

– Если сказать коротко, то в 60-х годах прошлого века я разработал методику бонитировки почв земель сельскохозяйственного назначения и рассчитал баллы бонитета пахотных угодий всех колхозов и совхозов Кустанайской области. Затем мною были разработаны «Временные методические указания по проведению бонитировки почв пахотных угодий зоны неполивного земледелия Казахской ССР» и «Временные методические указания по проведению бонитировки почв пахотных угодий зоны орошаемого земледелия Казахской ССР (без районов рисосеяния)». Они были утверждены МСХ Казахской ССР 4 октября 1976 года. Несколько позже в соавторстве были разработаны «Временные методические указания о порядке проведения оценки пахотных земель Казахской ССР», утвержденные МСХ Казахской ССР 29 декабря 1978 года. Итоги и ход этой работы были более или менее подробно изложены в моей статье «Опыт, методика и основные итоги бонитировки почв неорошаемой пашни Казахстана», опубликованной в сборнике «Повышение плодородия почв Казахстана» (издательство «Наука» Казахской ССР в 1984 году (стр. 62–78). И уже затем под моим руководством была выполнена бонитировка почв всех (за исключением районов рисосеяния) пахотных земель Казахстана.

В целом же история проведения бонитировки почв и оценки земель Казахстана за последний период существования советской власти носит, на мой взгляд, интересный, поучительный и даже в некоторой степени назидательный характер. А все потому, что бонитировка проводилась в условиях несвойственной советскому периоду сельскохозяйственной науки конкурентности и состязательности.

Особое значение имеет тот момент, что баллы бонитета впоследствии (спустя 15 лет) были положены в основу земельного налога на земли сельскохозяйственного назначения в Казахстане. При этом из всех бывших союзных республик СССР (а возможно, и стран всего мира) Казахстан является единственной страной, где используется данный показатель при земельном налогообложении. В остальных странах в основе земельного налога лежит цена земли, рассчитываемая тем или иным (часто искусственным) способом.

Данный принцип земельного налогообложения в свое время вызывал ожесточенные споры. Но как бы то ни было, с 1992 года этот принцип применяется в нашей стране при налогообложении земель сельскохозяйственного назначения и земель промышленности, расположенных вне населенных пунктов, и стал уже привычным понятием для сотен тысяч налогоплательщиков.

 

Целина позвала в дорогу…

 

– Расскажите, как начиналась ваша профессиональная карьера?

– В 1955 году, окончив среднюю школу в родном городе Харькове, я поступил на первый курс почвенно-агрохимического факультета Харьковского СХИ. Пока я учился в институте, в далеком тогда для меня Казахстане шло массовое освоение целинных и залежных земель.

Обычно в те годы специалисты из других республик Союза СССР попадали в Казахстан путем их обязательного распределения согласно существовавшему тогда положению о молодых специалистах. Я же, окончив в 1960 году институт с красным дипломом, имея возможность выбора, распределился в Экспедицию № 2 по обследованию почв Донбасса при Украинском НИИ почвоведения. И полевой сезон 1960 года проработал в колхозах и совхозах Луганской области.

Пока я учился и работал в Украине, в Казахстане разразилась невиданная ветровая эрозия. В результате этого весной 1961 года были приняты соответствующие постановления Советов Министров СССР, Казахской ССР и Украинской ССР о направлении в Казахстан большой группы специалистов-почвоведов для оказания помощи в обследовании почв. В эту группу специалистов попал и я. В Казахстане нас направили в Кустанайскую область, где первым обследованным мною хозяйством был громадный совхоз «Диевский» Семиозерного района с общей площадью в 170 тысяч гектаров.

А в это время в Украине летом 1961 года организовался проектный институт по землеустройству, которому и передали все ведомственные почвенные экспедиции, в том числе и нашу Экспедицию № 2. И я, работая в Казахстане, оказался старшим инженером-почвоведом Донецкой землеустроительной экспедиции института «Укрземпроект». Как говорится, «без меня меня женили». Вернувшись из Казахстана в Украину по окончании полевого сезона 1961 года и обработав камерально полевые материалы, передо мною встал вопрос дальнейшего трудоустройства, так как почвенные обследования к тому времени в Украине близились к завершению. Поскольку в Казахстане мне в целом понравилось работать, то я обратился с письмом в Кустанайскую землеустроительную экспедицию с вопросом моего постоянного трудоустройства.

Мне предложили работу с оплатой переезда, подъемных и всего остального, положенного по тогдашнему трудовому законодательству, поскольку в то время у меня уже была семья.

И в мае 1962 года я был принят в Кустанайскую землеустроительную экспедицию старшим инженером-почвоведом в полевой почвенный отряд, в составе которого выполнял все плановые работы, установленные Кустанайской землеустроительной экспедицией.

Жизнь шла своим чередом, я потихоньку стал подниматься по служебной лестнице: в 1963 году – начальник полевого почвенного отряда, в 1965-м – начальник почвенной партии, в 1969-м – начальник отдела комплексных изысканий. А в Союзе ССР события в это время также развивались своим чередом. На октябрьском пленуме ЦК КПСС 1964 года отправили в отставку Н. С. Хрущева и начались так называемые косыгинские реформы, определенным боком задевшие и меня – они подразумевали переход на новые принципы руководства и планирования в народном хозяйстве Союза ССР, в том числе и в сельском хозяйстве.

В сельском хозяйстве под этим подразумевался учет плодородия земель при планировании урожайности и объемов сдаваемой государству сельскохозяйственной продукции. В связи с этим ряд научных учреждений как в Союзе, так и в некоторых союзных республиках заранее приступил к разработке местных методик бонитировки почв и оценки земель, в том числе по ряду отдельных областей Казахстана и его регионов.

Так, например, в 1962 была опубликована статья В. А. Николаева и С. А. Тюрденевой  «Оценка земель Кустанайской области», а в 1964 году работа И. Я. Половицкого  и М. Т. Гончаренко «О бонитировке почв Целинного края». Были также публикации и по другим областям Казахстана.

Я же в 1964 году поступил в заочную аспирантуру на кафедру почвоведения тогдашнего Целиноградского СХИ, и темой моей будущей диссертации было изучение гидроморфных почв Кустанайской области. Никакой бонитировкой почв я тогда заниматься и не собирался.

И вот 13 апреля 1967 года выходит постановление ЦК КПССС и Совета Министров СССР «О переводе совхозов и других государственных сельскохозяйственных предприятий на полный хозяйственный расчет». А в марте 1968 года в газете «Сельская жизнь» (автора я не помню) вышла статья, в которой описывалось, как была проведена оценка земли (бонитировка почв) в Курской области и как на основании этой оценки был осуществлен переход на хозяйственный расчет в сельскохозяйственных предприятиях.

На эту статью обратили внимание в сельскохозяйственном отделе Кустанайского обкома КПК и решили такую же работу провести и в Кустанайской области. Для этого Кустанайский обком КПК по своим каналам договорился с Курским обкомом КПСС, что к ним приедет кустанайская делегация с целью изучения их опыта проведения оценки земель и его применения для планирования соответствующих показателей сельскохозяйственного производства.

Для поездки в Курск в Кустанае была сформирована солидная делегация из сотрудников сельскохозяйственного отдела Кустанайского обкома КПК, областного управления сельского хозяйства Кустанайской области, научных сотрудников Целиноградского СХИ, на то время занимавшихся вопросами бонитировки почв и оценки земель. Включили в состав этой делегации и меня, как представителя организации, которой в будущем предполагалось проводить бонитировку почв и оценку земель Кустанайской области.

В апреле 1968 года мы съездили в Курск, посмотрели, что и как они сделали, и вернулись к себе в Кустанай.

После поездки нам была поставлена задача – к концу 1968 года выполнить бонитировку почв Кустанайской области, несмотря на то что тогда не было даже готовой методики проведения бонитировки почв – ее надо было еще разработать, а на календаре уже был май. Но обком партии был не той организацией, с которой можно было спорить и которую можно было попросить подождать… В итоге Кустанайская землеустроительная экспедиция в лице тогдашнего ее руководства взяла «под козырек» и сказала, что «задание партии будет выполнено».

К этому времени в Кустанайской землеустроительной экспедиции завершил свою работу отдел районной планировки, и на его основе было создано специальное подразделение, состоящее в основном из землеустроителей и экономистов, для выполнения работ по бонитировке почв Кустанайской области. В помощь им из моего отдела был передан специалист-почвовед, которым являлась моя жена.

В качестве разработчиков методики бонитировки почв и консультантов по проведению этих работ были приглашены сотрудники Целиноградского сельскохозяйственного института, ранее занимавшиеся вопросами бонитировки почв и оценки земель. Поскольку к этому времени у меня закончился аспирантский срок, то я, наряду со своей производственной деятельностью, был поглощен написанием  диссертации и в работу этого подразделения не вмешивался, хотя через своего бывшего сотрудника был в курсе всех его дел.

К концу августа 1968 года оказалось, что на основании методики, предложенной сотрудниками Целиноградского СХИ, провести качественную бонитировку невозможно, а конец года с его ответственностью перед обкомом партии приближался. Тогда главный инженер Кустанайской землеустроительной экспедиции, предчувствуя крупные неприятности за невыполнение обкомовского задания, вызвал меня к себе и говорит:

– Бросай всю свою работу, передавай ее своему заместителю, а сам садись на «камералку» и думай, что делать с бонитировкой почв!

А у нас в области к тому времени в последнюю субботу августа открывался осенний охотничий сезон, и я по молодости лет этим делом увлекался. Я буквально взвыл от этого предложения главного инженера и говорю:

– Как это садись на камералку? Да ведь я целый год в ожидании открытия сезона охоты снаряжал патроны! В таких условиях никаких мыслей у меня не появится!

– Ничего не знаю! Никуда ты не поедешь, не появится мыслей – будешь сидеть до нового года на камералке!

Честно говоря, я тогда слукавил перед главным инженером, так как у меня к тому времени уже были определенные наметки по методике бонитировки почв, поскольку, будучи в курсе дела этих работ, я предвидел их отрицательный результат.

Поэтому под угрозой такой драконовской меры я за несколько дней расписал краткий порядок проведения бонитировки почв Кустанайской области, отдал его специалистам для исполнения, а сам уехал в поле на работу, заодно попутно и расстрелял свой боезапас.

Вот так иногда в условиях реальной жизни рождаются светлые мысли с далекими последствиями! В итоге задание обкома партии мы выполнили.

Затем летом 1969 года к нам в экспедицию на практику прибыли несколько студентов Московской сельскохозяйственной академии во главе с кандидатом экономических наук В. А. Тяпкиным, таким цепким и хватким москвичем, который к тому времени провел оценку земель Калининской (сейчас Тверской) области. Он подключился к бонитировке почв, по отдельным хозяйствам подкорректировал баллы бонитета в зависимости от ряда экономических факторов. В результате получились баллы оценки земель Кустанайской области.

А тут как раз подоспел вопрос дифференциации закупочных цен в зависимости от уровня плодородия земель, так как получалось, что при одинаковой закупочной цене хозяйства, располагающие лучшими землями, всегда имели и лучшие экономические показатели по сравнению с хозяйствами, расположенными на землях с более низким уровнем плодородия. Области же было дано задание: в пределах общей суммы средств, отпущенных на закупку сельскохозяйственной продукции, дифференцировать закупочные цены таким образом, чтобы выровнять экономические показатели хозяйств, располагающих разными по уровню плодородия землями. Если память мне не изменяет, то до этого закупочная цена центнера зерна в Кустанайской области была равна 8рублей 70копеек. В результате дифференциации, проведенной по материалам оценки земель, она стала колебаться от 5рублей 70копеек до 11рублей 70копеек. Те хозяйства, которым понизили закупочные цены, естественно, высказывали недовольство материалами оценки земель, а те, которым повысили, молчком радовались. Но потом все «устаканилось».

Как рассказывали мне потом знакомые ребята в областном управлении сельского хозяйства и в облплане, когда областное начальство с разработанными нами предложениями поехало в Алма-Ату утверждать их в Правительстве, то предложения были признаны научно обоснованными и приняты с отдельными оговорками – установлением максимальных закупочных цен для совхозов союзного подчинения, независимо от уровня оценки их земель, в то время как для многих других областей этот процесс прошел не столь благополучно.

Как известно, пятилетка 1966–1970 годов была самой удачной для Союза в целом и для Казахстана в частности, особенно для Кустанайской области. В этой пятилетке в области все года по метеоусловиям были весьма благоприятными, в результате чего за пятилетку государству было сдано магическое количество зерна – 1 000 000 000 пудов.

За такие достижения кто-то где-то там наверху получил звезды Героев Социалистического Труда, чуть пониже – ордена Ленина. Наш начальник экспедиции получил орден «Знак почета», даже мне досталась медаль «За трудовое отличие».

Вот таким образом я оказался связанным с бонитировкой почв и оценкой земель Кустанайской области.

 

Единая методика для всей страны

 

– Чем занимались после «полевого крещения» бонитировкой?

– В феврале 1971 года успешно защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата сельскохозяйственных наук и продолжал работать в Кустанайской землеустроительной экспедиции, к тому моменту преобразованной в Кустанайский филиал института «Целингипрозем».

В это время где-то в верхах приняли решение провести бонитировку почв Казахстана по единой методике, так как в отдельных областях республики была проведена бонитировка почв по местным методикам, не всегда и не во всем совпадающим друг с другом.

К этому времени было три более или менее известных местных методик бонитировки почв отдельных областей Казахстана:

– актюбинская, которую поддерживал И. Д. Давлятшин из Института почвоведения АН КазССР;

– восточно-казахстанская, за которой стояли Васильев И. Е. и Кузнецов Н. Н. из Восточно-Казахстанской сельскохозяйственной опытной станции;

– кустанайская, которую отстаивал ваш покорный слуга из Кустанайского филиала института «Целингипрозем».

В этих методиках были как схожие общие отдельные положения, так более или менее существенные расхождения. В связи с этим для обсуждения и выработки общей точки зрения на методику бонитировки почв Казахстана осенью 1972 года в Усть-Каменогорске было созвано республиканское совещание по вопросам бонитировки почв, на котором было принято решение провести конкурсную проверку этих трех методик на ряде хозяйств различных областей Казахстана.

Расчеты производились в нейтральной организации – Комплексном изыскательском отделении института «Казгипрозем» в Алма-Ате, в котором для этих целей было создано временное структурное подразделение.

В конце концов проверка была проведена по данным 73 хозяйств из восьми областей Казахстана. Причем заранее было оговорено, что в качестве показателя точности той или иной методики будут взяты парные коэффициенты корреляции между баллами бонитета и урожайностью зерновых культур в этих хозяйствах, а при приблизительном равенстве коэффициентов корреляции предпочтение будет отдано более простой и экономичной методике.

Результаты этой работы опубликованы в статье Симановой Е. И.,Тупкаловой Н. П. и Давлятшина И. Д. «Апробация методик бонитировки почв в хозяйствах Казахской ССР» в «Вестнике сельскохозяйственной науки Казахстана» (1976 г., № 6).

Все три методики показали практически одинаковую тесноту связи между баллами бонитета почв и урожайностью зерновых культур, но по затратам кустанайская методика оказалась примерно в 2–3 раза более экономичной, чем другие. Поскольку к тому времени было принято решение создать отдел земельного кадастра в институте «Казгипрзем» в Алма-Ате, то меня пригласили его возглавить с целью разработки республиканской методики бонитировки почв и высчитать баллы бонитета почв всех сельскохозяйственных предприятий Казахстана, что успешно мною и было выполнено.

Вот таким образом под влиянием целого ряда случайных факторов я оказался связанным с бонитировкой почв Кустанайской области и всего Казахстана. В должности начальника отдела земельного кадастра института «Казгипрзем» я проработал с января 1975 года по август 1992-го, когда был приглашен на работу в Управление налогообложения АПК и природных ресурсов Главной государственной налоговой инспекции Республики Казахстан.

 

О плодородии нужно думать всегда

– На ваш взгляд, какие меры необходимо принять для сохранения плодородия почв в республике в настоящее время?

– Ответ на вопрос зависит от того, какое плодородие мы имеем в виду. Ведь видов плодородия существует несколько. В общем случае под плодородием почв понимается их способность удовлетворять растения в питании, воде и воздухе. В природе это достигается определенным способом – путем сочетания естественных условий формирования почв на различных его этапах. Ведь любые почвы сформировались не сразу в том виде, в котором мы их сейчас застали и наблюдаем в настоящий момент. Это как мы с вами. Ведь не сразу же мы стали взрослыми и не всегда у нас были такие потребности, как сейчас. Поэтому, если иметь в виду естественное или природное плодородие почв, то для распаханных земель оно уже ушло навсегда, и даже если мы оставим в покое на длительный срок распаханные земли и дадим восстановиться на них естественной растительности, то первичное природное плодородие, увы, уже до изначального уровня не восстановится. Если говорить о практической стороне вопроса, то восстановление естественного плодородия почв невозможно еще и по той причине, что для этого потребуется вывести их из сельскохозяйственного оборота на что, естественно, сейчас никто не пойдет.

Если же иметь в виду так называемое эффективное плодородие, которое чаще всего всех интересует и измеряется количеством сельскохозяйственной продукции, получаемой с единицы площади, то здесь дело обстоит несколько проще.

Для повышения эффективного плодородия необходимо рациональное применение удобрений, мелиорация земель, орошение в зоне недостаточного увлажнения, куда практически входит вся территория Казахстана, борьба с эрозией почв, соблюдение правильной системы возделывания сельскохозяйственных культур и так далее. В идеале необходимо вносить количество удобрений, равное количеству питательных веществ, выносимых с урожаем. Обеспечение влагой должно быть в размере полной потребности растений во время всего вегетационного периода, что также вряд ли возможно в современных условиях для всей пашни Казахстана.

Относительно правильной системы земледелия вопрос также неоднозначен. Старшее поколение аграриев, к которому уже отношусь и я, на своем веку повидали не одну такую систему, а что-то существенного роста урожайности, хотя бы в пределах республики, не наблюдается.

Если же рассматривать повышение экономического плодородия, обычно измеряемого стоимостью сельскохозяйственной продукции, получаемой с единицы площади, то здесь есть два пути.

Первый – это повышение цен на сельскохозяйственную продукцию, что трудно осуществимо в условиях Таможенного союза и всеобщей глобализации, особенно при вступлении Казахстана во ВТО. Второй – это повышение урожайности с единицы площади, чего также не удается добиться. Стабильного роста урожайности в Казахстане за последние как минимум 50 лет не наблюдается, хотя вроде бы такая тенденция должна иметь место в связи с развитием прогресса в области АПК. За последнее время в Казахстане почти вдвое уменьшилась площадь пашни, из которой очевидно вывели худшие по качеству земли. А средняя по Казахстану урожайность как была, так и осталась на прежнем советском уровне, а по некоторым культурам даже снизилась. Если же рассматривать экономическое плодородие в сопоставимых ценах, то оно сейчас находится на более низком уровне, чем в советский период.

На мой взгляд, роста любого вида плодородия в Казахстане в ближайшей перспективе ожидать не стоит, как это ни печально. Нам хотя бы сохранить то, что имеем.

 

 (продолжение интервью читайте в следующем номере)

Материал опубликован в журнале "Аграрный сектор" (№3(25) за сентябрь 2015 г. 

Чтобы подписаться на журнал, пройдите по ссылке: http://agrosektor.kz/subscription.html

или напишите на почту:  nikolai_lat@mail.ru

 


Автор: Николай Латышев

Просмотров: 3710

На печать: На печать

Опубликован: 18.01.2016 | 21:00

Метки: почва, Бобров, бонитировка, Казахстан

Категории Аграрная наука

Kupit knigi
Петкус
грин хауз
Юг Агро
Organik
Ural EKSPO

Поиск по новостям