Важные темы агропрома

Николай ЛАТЫШЕВБЛОГ РЕДАКТОРА
ЗРИ В КОРЕНЬ!

непричесанные мысли о сельском хозяйстве

Баннер 3 Немецкая биржа
Fiton
Agrocompetenzii
Вы здесь: Главная » Аграрная аналитика » Письма из целинного района

Письма из целинного района

С Верой Васильевной Сидоровой  мы познакомились по телефону. А поводом для нашего знакомства стали публикации воспоминаний о целине наших читателей. Как выяснилось, с одним из них, давним автором нашего журнала из Казани Иосифом Левиным, Вера Васильевна работала в самом начале освоения целины в Кустанайской области. Мы выслали ей несколько наших журналов. Итогом нашего творческого знакомства стал материал, который мы сегодня и предлагаем читателям. В журнале «Зерновое хозяйство» за 1980 год в нескольких номерах публиковались «Письма из целинного района», автором которых является Вера Васильевна, возглавлявшая в то время Кустанайский райком КП Казахстана. 

Мы решили дать этим письмам вторую жизнь и некоторые выдержки из них опубликовать в нашем журнале. Думаем, читатели почерпнут из них не только интересные исторические факты, но и окунутся в дух того времени, проникнутся заботами, которыми в те годы жили руководители и специалисты сельского хозяйства.

   

Президент РК Н.А.Назарбаев

Б.А.Тулегенова, В.В. Сидорова, К.Б. Доненбаева.

Астана, 2004 г.

 

 

Коротко об авторе

 

Вся интересная, яркая, творческая жизнь Веры Сидоровой (девичья фамилия Лазукина) связана с целиной, куда она приехала после окончания в 1958 году Казанского сельскохозяйственного института. Первая должность на целине – агроном отделения совхоза «Джамбулский» Карасуского района Кустанайской области. Помимо своей основной работы агронома, она вела спортивные секции, политзанятия с молодежью и выпускала стенгазету. Ее энергия и организаторские способности не могли долго остаться незамеченными. Через год, в ноябре 1959 года, она была избрана первым секретарем Карасуского райкома комсомола Кустанайской области, а в 1961 году – вторым, а потом и первым секретарем обкома комсомола. Затем  Вера Васильевна работала первым секретарем Тарановского, а позже – Кустанайского райкома партии. Затем была работа вторым секретарем Уральского обкома партии. Новой страницей в ее биографии стало  избрание в 1987 м году заместителем Председателя Президиума Верховного Совета РК. Она неоднократно избиралась депутатом Верховного Совета республики, членом Комитета советских женщин, делегатом съездов и  членом ЦК Компартии Казахстана. Награждена двумя орденами Ленина, тремя орденами Трудового Красного Знамени и медалями. Является Героем Социалистического Труда (1976 г.).

С 1990 го года – на пенсии. Но и после ухода на заслуженный отдых  Вера Васильевна не могла сидеть без дела - 10 лет она работала заместителем председателя центрального совета «Организации ветеранов Республики Казахстан». Является заслуженным агрономом КазССР.

 

 

Письмо первое

 

Да, опыта у наших комсомольцев в первые годы было маловато. Помню, в 1958 году, когда я приехала на целину, главный агроном совхоза «Джамбулский» Назар Ахметович Ахметов отчитывал молодых механизаторов за то, что из-под пласта «торчат бороды». А я, недавняя студентка сельхозинститута, понять не могла, какая борода из-под какого пласта торчит. А когда приехали с ним на поле, все стало ясно – оборот пласта плохой. А Назар Ахметович все распалялся и ругал тракториста:

– Не пашешь, а рваный кафтан делаешь! Как дырявая фуфайка у бедного казаха – наденет, а ветер насквозь продувает! Так и твоя борозда.

Многого мы тогда не знали. Не умели и целину поднимать. Днем делали ошибки, вечером учились, а на следующее утро пытались их исправить. Но мы тогда и не предполагали, что отличная ежегодная культурная вспашка приведет нас к новой беде – ветровой эрозии. При традиционной обработке южные малогумусные черноземы сильно распылялись, и самый плодородный слой разносился ветром по белу свету. Что было бы с нашим краем, если бы мы не отказались от агротехники, бездумно перенесенной к нам из Европы? Не о большом хлебе шла бы сегодня речь, а о том, как спасать целину от гибели.

Помню такую картину. Как-то в 60-х годах была я на полях совхоза «Кайранкульский» в Тарановском районе, внезапно поднялась сильная буря. Ее по-разному здесь называли: казахстанский дождь, мгла и даже – небесное курево. Далекая черная туча, казалось, дождевая, быстро приближалась и вдруг обрушилась сверху не ливнем, а песком.

На ГАЗ-69 ехать было невозможно. Включили фары, но, кроме капота, ничего не видно. Мы остановились и долго ждали, когда уляжется этот черный смерч. Потом взглянули с шофером друг на друга и не узнали себя: оба серые, как в гриме. Выходить из машины было нельзя. И только когда буря стала утихать, мы оставили свой «газик» и пошли, утопая в песке, до ближайшего бригадного стана. Даже трактор буксовал, когда мы вытаскивали машину из глубоких наносов. Потом нам пришлось пустить на эти поля дорожную технику и выравнивать их, очищая от барханов.

Вспоминаю и другой случай. Было это в начале мая 1969 года. Применяли в те годы и безотвальные орудия, и плуги, и лущильники. Переходное было время. Впервые появились тогда стерневые сеялки СЗС-9. Сеять ими в ту пору было еще рано, и решили в совхозе «Николаевский» просто опробовать их без семян. А мы как раз объезжали поля этого хозяйства с первым секретарем обкома партии Андреем Михайловичем Бородиным. Смотрели, как работает новая сеялка. Она хорошо шла. Тракторист уже заканчивал обрабатывать клетку. Вдруг заметили – снова поднимается вдали черный вихрь. Все ближе и ближе. Пришлось даже глаза закрыть. Пронеслась буря мимо, смотрим ей вслед. И вдруг эта мгла, попав на клетку, обработанную новой сеялкой, мгновенно рассеялась. В сером мареве на какой-то момент появилось светлое пятно, и буран как будто сразу исчез. Вот уж поистине луч света в темном царстве! А как кончились обработанные загонки, опять поднялся такой же ураган и пошел дальше, дальше.

Андрей Михайлович долго, задумавшись, стоял, наблюдал за стихией. Это был не каприз, а гнев природы, возмущенной тем, что человек так неумело вторгся в ее владения. Потом, помню, взял меня за локоть и показал на ту клетку, где только что мы видели наяву укрощение строптивой.

– Ты видишь? Ты видишь, в чем наше спасение?

– Вижу, – говорю, – Андрей Михайлович…

   

Первый секретарь ЦК Компартии Казахстана Д.А. Кунаев

А.Л.Сидоров, В.В.Сидорова, В.Ф.Уколов,

Первый секретарь Кустанайского обкома КПК А.М.Бородин

1972 г.

Совхоз им.Майлина, Костанайская область

 

 Собственно, так и началась научно обоснованная культура земледелия в наших целинных районах. Так мы переходили к противоэрозионной системе, к комплексному применению новой почвозащитной техники.

Надо сказать, что попытки внести что-то новое в технологию обработки земель предпринимались с самого начала освоения целины многими специалистами почти в каждом хозяйстве. Охотно применяли мы безотвальные орудия Т. С. Мальцева. Но часто очень хорошие, правильные идеи и предложения этого талантливого агронома переносили на свои поля шаблонно. Тогда еще не было специальных орудий, и безотвальную обработку проводили примитивно – обыкновенными плугами без отвалов. И конечно, не достигали желаемого качества подготовки почвы.

И только с внедрением почвозащитной системы земледелия и всего комплекса противоэрозионных орудий, разработанных учеными ВНИИЗХ, мы начали приводить в порядок наши поля, вести зерновое хозяйство на научной основе.

Не везде этот переход к новой технологии проходил гладко. В совхозах «Затобольский» или имени Димитрова туго шли на поля культиваторы-плоскорезы. Приобрели их, а потом даже пытались продать. Жаловались, что неровно идут, но оказалось, просто не умеют их регулировать. Ссылались на малую производительность, большее тяговое сопротивление и сравнивали их с лущильниками. Но в это время, ругая плоскорезы, забывали о результате.

И не зря на пленуме райкома партии в 1975 году (когда меня из Тарановского района направили на работу первым секретарем Кустанайского райкома) А. М. Бородин крепко отчитывал специалистов за низкую культуру земледелия.

Новая система обработки земли с каждым годом все больше вытесняла старую… Этому во многом способствовала и наука. Кустанайская сельскохозяйственная опытная станция к началу внедрения безотвальной обработки почвы уже имела конкретные рекомендации и убедительные доказательства в ее защиту. Опыты 1968–1973 годов показали, что урожайность яровой пшеницы на участках, обработанных плоскорезами, на 4,1 ц/га выше, чем на пашне.

Инициаторами применения противоэрозийной техники на практике были руководители колхоза имени Карла Маркса – председатель Андрей Александрович Роут и главный агроном Федор Филиппович Лаукарт. Когда другие специалисты еще с недоумением присматривались к новым орудиям, в этом хозяйстве быстро поняли преимущество безотвальной системы обработки почвы. Колхоз сразу закупил необходимое количество культиваторов-плоскорезов и стерневых сеялок. С появлением новых марок противоэрозионных орудий руководители этого хозяйства пополнили свой парк, постоянно и настойчиво совершенствуя систему обработки почвы. Таким новаторским, я бы сказала, революционным отношением к делу, к технологии производства зерновых они отличаются от других специалистов района и поныне. За ними и в других хозяйствах, видя преимущества новой системы, стали закупать и применять плоскорезы. С применением комплекса почвозащитной техники прекратилась в районе ветровая эрозия.

 

 

Письмо второе

 

Первый секретарь ЦК Компартии Казахстана Д.А. Кунаев

Первый секретарь Кустанайского обкома КПК В.П.Демиденко

В.В. Сидорова.

На полях Кустанайского района.  1983 г.

 

Специалисты утверждают, что осадков у нас выпадает в среднем 280–290 мм в год, и этого вполне достаточно для формирования сильного, полновесного колоса, если бы они равномерно распределялись по годам и по периодам вегетации. Если бы! Но они выпадают в основном в июне-июле, осенью и зимой. Примерно две трети обрушивается на землю обильными ливнями. Влага не успевает впитываться в почву, стекает в балки, легко испаряется. В наиболее благоприятные годы количество осадков увеличивается в 1,5–2 раза, а в другие их настолько мало, что не хватает для нормального развития растений. Проблема в том, как сохранить эту большую и малую влагу на полях к критическому сроку развития растений.

Доброе подспорье для накопления продуктивной влаги в почве – снегозадержание. В хозяйствах района придают особое значение этому зимнему агроприему. Если мы не соберем снег в борозды, наше столпотворение ветров разнесет его по кюветам и колкам, и в засушливую весну мы не получим даже всходов. В сухое лето едешь по полям, как по волнистому морю: где был снежный валок – там побольше колосок и повыше соломина. Снег – это страховая влага, без которой нельзя вести у нас устойчивое зерновое хозяйство. Правда, во влажный год эффективность снегозадержания снижается, а иногда весенними дождями сводится на нет.

Сохранение осенней и зимней влаги на полях во многом зависит от качества осенней подготовки поля. Снег хорошо лежит на стерне и на ранней выровненной плоскорезной зяби. А вот на глыбистом поле, обработанном плугом или глубокорыхлителем, засушливой поздней осенью мы только бьем снегопахи и не получаем нужного эффекта от зимних осадков весной. Глыбы быстро высыхают и здесь не идут ни игольчатые, ни зубовые бороны, ни лущильники.

Хлеборобы на собственном опыте убедились, что при безотвальной обработке почвы земля глубже пропитывается талыми водами. Особенно заметна разница в увлажнении почвы в годы с предшествующей сухой осенью и малоснежной зимой: она достигает иногда 80 мм.

Есть у нас специалисты, которые постоянно заботятся о том, чтобы получать выровненную зябь. Это не только облегчает дальнейшие полевые работы, но и позволяет очистить почву от сорняков, в частности от овсюга. Вслед за уборкой урожая обрабатывают поле плоскорезами на глубину 14 см, после появления всходов сорняков часть их уничтожают боронами БИГ-3, а затем повторно выравнивают ими поверхность. На такой зяби сохраняются остатки стерни, хорошо накапливается снег, более производительно работает техника.

И встает новый вопрос: стоит ли в наших условиях закрывать влагу? У нас рано, где-то в половине марта, сходит с полей снег. До оптимальных сроков сева – середины мая – земля пустует, и два месяца над ней хозяйничают ветра. Скорость их увеличивается до 5–6 м/с. Это самое рискованное время для почвы и для будущего урожая. Здесь мы можем потерять все. Как в этом случае лучше поступить, чтобы сохранить осеннюю и зимнюю влагу?

Есть несколько достаточно обоснованных мнений ученых и практиков о том, закрывать или не закрывать весной влагу.

1. Только закрывать, и как можно чаще!

2. Систематически подбороновывать до четырех-пяти раз.

3. Не закрывать вообще: влага лучше сохраняется.

Пока специалисты спорят, в большинстве наших хозяйств влагу закрывают бороной БИГ-3 в предельно ранние сроки, разбивая комки почвы, не допуская ее иссушения, особенно на глыбистых полях.

Но у нас есть и массивы, которые не нуждаются в закрытии влаги, например в колхозе имени К. Маркса, где большинство полей осенью орудиями не обрабатывают, оставляя стерню на зиму. Кстати, это хозяйство первым в районе начинает, лучше и быстрее проводит снегозадержание, даже двукратно. На таких полях и весенние суховеи не страшны. В этом колхозе сев зерновых также проводят всегда в оптимальные, самые сжатые сроки – в течение семи-десяти дней, начиная с 15–25 мая.

Хочу подчеркнуть особенность весенне-полевых работ в большинстве наших хозяйств – разрыв во времени между предпосевной культивацией и севом практически ликвидирован. Эта «деталь» имеет важное значение. За ней – четкая организация труда, хорошая подготовка техники, деловая распорядительность агрономов – подлинных технологов полей.

Поздние сжатые сроки сева – это борьба не только за сохранение для растений уже имеющейся в почве влаги, но и за рациональное использование будущих июльских дождей. При поздних сроках пшеница в свой критический период развития (в фазах кущения и выхода в трубку), когда закладывается колос и определяется количество колосков, попадает именно под июльский максимум осадков, характерный для нашего района. От этого зависят дальнейший налив зерна и величина будущего урожая.

В прошлом году мы радовались, что прошли дожди в июне. Помню разговор с директором совхоза «Владимировский». Это своего рода профессор по выращиванию хлебов. Вытащил он из земли одно растение, красивое, кустистое, с множеством вторичных корней и побегов. Я невольно залюбовалась им. Улыбаюсь.

– А радоваться-то пока и нечему, – угрюмо сказал Павел Зиновьевич, взглянув на меня.

– Почему же? Целый куст. Сколько продуктивных стеблей получим!

– Хватит ли у них силы стать продуктивными? Рано дожди прошли. Будут ли они в июле? А не то с холостым подгоном останемся.

И его опасения подтвердились: июль был без дождей. Стеблестой был превосходным, вегетативная масса радовала глаз. А приглядишься – соломинка тонка, колос пустой. Он в лучшем случае имел 20–22 зерна вместо среднего показателя 28–32. Вся почвенная влага ушла на поддержание транспирации и сохранение надземной массы. Но даже и той июньской влаги хватило бы для формирования сильного колоса и полновесного зерна, если бы не атмосферная засуха. Влажность воздуха во время налива снизилась до 16%. В таких сложных погодных условиях выиграли те, кто сумел лучше сохранить в почве зимнюю влагу, правильно обработал землю, посеял пшеницу по лучшему предшественнику, выбрал для каждого поля оптимальную норму высева.

Как говорится, настраивай свою соху под каждое поле. На территории нашего большого района (более 1 млн. га) есть все разновидности почв Кустанайской области. Двадцать совхозов и три колхоза – что ни хозяйство, то свои особенности. Различный состав почв требует дифференцированной агротехники, выбора наиболее приемлемой для конкретной обстановки системы обработки земли, норм и сроков высева.

И если мы повели речь о нормах высева семян пшеницы, то павловцы имеют свою, дмитровцы – свою, щербаковцы – свою и т. д. А хозяйства с пестрыми землями, как, например, совхоз «Краснопартизанский», норму меняют в каждой севооборотной клетке. Правильное определение оптимальной нормы высева семян влияет на урожайность.

В районе приняты нормы высева пшеницы 2,5–3,2 млн. шт./га в зависимости от характера почвы и предшественника. По пару, где, как правило, продуктивной влаги больше, мы увеличиваем норму до 3,2 млн., после зерновых снижаем до 2,5 млн., добиваясь оптимального размещения растений – по 60–65 шт. на один погонный метр. Специалисты утверждают (и практика подтверждает), что в этом случае пшеница будет лучше обеспечена теми запасами влаги, которые уже имеем, и осадками, на которые рассчитываем в июле.

Беда в том, что у нас мало паров. По структуре, принятой в севооборотах, доля их должна достигать 15%, фактически мы же имеем 7–10%. Наша неустойчивая погода и отсутствие надежной кормовой базы для животноводства заставляют занимать пары под кормовые культуры. Укреплять кормовую базу в наших условиях можно также на основе коренного улучшения солонцовых почв. Сейчас таких земель у нас 114 тыс. га. С текущего года начинаем вводить их в севообороты, что позволит иметь более устойчивое кормопроизводство и оставлять паровые поля в размерах, предусмотренных правильным чередованием полей.

Большой резерв в увеличении производства кормов – развитие на целине орошаемого земледелия. В совхозе имени Павлова, например, начали осваивать пойму реки Тобол, которая раньше пустовала. Орошаемые участки уже дают высокие урожаи кормовых и овощных культур. За девятую пятилетку поле регулярного орошения в районе увеличилось на 1 100 га, к 1980 году – еще на 2 тыс. га. За это время произошло обводнение около 60 тыс. га пастбищ, проведены работы по улучшению существующих обводнительных систем.

Хочется упомянуть еще об одном, на наш взгляд, важном источнике повышения производства зерна. Речь идет о возделывании озимых. Кустанайская сельскохозяйственная опытная станция имеет определенный опыт выращивания в наших условиях озимой пшеницы. Многолетние исследования, в том числе и в широком производственном плане, показали, что при соблюдении соответствующей агротехники эта культура может давать урожай выше яровой. В среднем за 9 лет он составил 18,4 ц/га, или на 7,5 ц/га выше, чем яровой пшеницы.

Есть и другая сторона у этой проблемы. Занимая огромную площадь яровыми, мы создаем большое напряжение в использовании материальных и людских ресурсов во время весеннего сева и уборки урожая. Часто это приводит к потерям зерна. Замена некоторой части яровых посевов озимыми позволила бы более равномерно распределить нагрузку на сельскохозяйственные машины, а также более рационально расходовать продуктивную почвенную влагу.

Разумеется, что в этом сложном деле есть трудности и нерешенные вопросы. Но пренебрегать таким ценным резервом нельзя. Райком партии не только поддерживает научный поиск, но и стремится создать необходимое условие для плодотворных исследований местных ученых и специалистов-практиков.

Десятилетиями у нас совершенствовалась структура посевов зерновых и их сортов, подбирались наиболее продуктивные. Если раньше в посевах было несколько сортов яровой пшеницы (Акмолинка-1, Смена, Жана-Кызыл, Пиротрикс-28), то с годами выделилась Саратовская-29.

Однако мы не можем довольствоваться одним сортом, так как она созревает одновременно на всей площади (300 тыс. га), да и потенциальная урожайность его имеет предел. Поэтому агрономы ищут, что же еще посеять в паре с этой пшеницей. Сеем мы Безенчукскую-98, но она более влаголюбива и менее продуктивна. Испытываем Саратовскую-46 и считаем ее перспективной. Проверяем и другие…

  

Письмо третье

 

Президент СССР М.С.Горбачев, В.В. Сидорова.

Кустанайский район, 1984 г.

За последние годы в Кустанайском районе резко повысилась энерговооруженность хозяйств. Сейчас на одного занятого в отрасли рабочего приходится 49,3 л. с. Число тракторов увеличилось в шесть раз, комбайнов – в пять раз. Электричество, телевидение пришли в каждый дом, даже в самые отдаленные поселки. Потребление электроэнергии возросло в семь раз. Совхозы «Казахстанец» и «Мичуринский», например, ежегодно используют по 12 млн. кВт/ч.

Сейчас в районе 500 тракторов К-700. Можно ли сегодня представить будущую посевную без них? А совсем недавно специалисты области чуть ли не поставили заслон этой машине: «Сложная, наши люди не смогут ее освоить. Кто ее будет ремонтировать? Куда проще ДТ-54, в крайнем случае ДТ-75. Его можно за день разобрать и за день собрать, а на новую технику нужен инженер».

Их опасения были отчасти справедливыми. В некоторых совхозах до сих пор работают малой техникой, потому что располагают достаточным количеством механизаторов. Там огромнейший машинной-тракторный парк, опытные рабочие, которые вполне смогли бы справиться и с мощной машиной. Но все-таки верно и то, что к пересмотру парка надо приступать осторожно там, где мало механизаторов и большая площадь посевов.

Очень просто одних назвать консерваторами, других – передовыми. Труднее перевооружить громадное хозяйство мощной техникой, научиться управлять ею, правильно использовать, рационально загружать в течение года. При этом надо учитывать техническую готовность вспомогательных служб, квалификацию специалистов и механизаторов.

Однако у медали есть и оборотная сторона. В районе за последнее время намечается тенденция к перенасыщению совхозов и колхозов энерготехникой. Сейчас на одного рабочего в отрасли мы имеем до 46–60 л. с. А это опасно. Почему?

Признаться, я тоже, как и «александровцы», с осторожностью смотрю на трактор К-700. Это очень дорогая машина. Если он простаивает только один день, на ветер улетает 50–60 руб. Ежегодно К-700 амортизирует 2 тыс. руб. А в совхозах он может стоять полгода! Такую тенденцию к пополнению парка мощными тракторами надо хорошо продумать с позиции экономической. Мы считаем, что в Кустанайском районе иметь их в хозяйстве больше 16 уже нерентабельно. Его фактическая ежегодная выработка 2 тыс. га, а расходы на приобретение окупаются после обработки площади 4–5 тыс. га. Напрашивается вывод, что не увеличивать надо число таких тракторов в хозяйствах, а учиться рационально их использовать.

Почему в колхозе имени К. Маркса отказались применять К-700 на весенне-полевых работах? Тяжелая машина, оставляет глубокие борозды в почве. В этом отношении Т-4 лучше, так как он на гусеничном ходу. На нем можно раньше выйти в поле, с высоким качеством провести закрытие влаги. А К-700 здесь используют в основном на транспортных работах.

Однако структура машинно-тракторного парка будет и должна меняться в сторону повышения его мощности, так как численность населения в сельском хозяйстве пока сокращается. И надо думать о том, чтобы наиболее рационально применять в колхозах и совхозах уже поступившие мощные и надежные тракторы. К-700 может работать 365 дней в году. Хороший хозяин всегда найдет, чем его загрузить. Научились мы им и бороновать, и сеять. Но для этого нужен полный комплекс рабочих машин и орудий к К-700. А у нас его нет. Не хватает противоэрозионной техники, а работающая на полях должна быть более производительной, надежной, экономичной. Например, система автоматического контроля за высевом сеялки СЗС-2,1 часто выходит из строя. Об этом нельзя умалчивать, сеялку надо совершенствовать, так как стоит она исключительно дорого.

В десятой пятилетке у нас наметилась устойчивая тенденция к сокращению сроков уборки при одном и том же объеме комбайнового парка (1 500 шт.) и довольно высокой урожайности (15–20 ц/га). За это время улучшилась его структура. «Нивы» – высокопроизводительные комбайны с пропускной способностью 7 кг/с, но они требуют более квалифицированного технического обслуживания и четкой организации работ. Простой такого гиганта приводит к потере производительности 40 га в сутки. Поэтому резервы сокращения сроков уборки до оптимальных, на наш взгляд, скрыты в технологии использования новых комбайнов, в организации труда…

Сокращение сроков уборки пшеницы прямо связано с повышением ее качества. Одинаково важно своевременно начать уборку яровых в фазе полной восковой спелости зерна, вовремя обмолотить валки и вывезти хлеб государству. Пшеница, убранная в начале сентября, бывает сильной, а полежавшая в валках – гораздо слабее. Поэтому, пуская в ход все 1 200 жаток и сваливая зерновые ежедневно на площади до 20 тыс. га, мы заботимся о том, чтобы это зерно вовремя попало в бункер, в автомашину, на ток и в закрома государства. Тогда будет не только количество, но и качество. А это во многом зависит от правильной организации труда на уборке.

С каждым годом все крепче укореняется у нас ипатовский метод уборки урожая. Он имеет свои особенности. Не все мы можем перенять у зачинателей такой формы работы. У нас не хватает механизаторских кадров, чтобы поставить по два человека на комбайн. И тем не менее у нас не только в самых крупных хозяйствах (совхозы имени Павлова, «Александровский»), но и в таких, которые располагают меньшим числом механизаторов (имени Щербакова, «Затобольский», имени Маяковского), до 80% комбайнеров имели помощников из молодежи. Наряду с созданием звеньев из молодых рабочих мы широко практикуем наставничество. Это стало традицией. Начиная с помощников молодые комбайнеры через два года становятся механизаторами первого класса. Кстати, надо отметить, что конструкторам следовало бы предусмотреть на комбайне место для помощника комбайнера.

Отряды, работающие по ипатовскому методу, состоят из пяти звеньев, за которыми закреплены 15–20 автомашин, 3–4 комбайна «Нива» и орудия. В последние годы у нас улучшается техническое обслуживание. Сейчас практически на 10–15 комбайнов приходится один наладчик. Около 200 отличных механизаторов занимаются пусконаладочными работами и техническим обслуживанием. Это гарантирует четкую производительную работу комбайнового парка. Молодой механизатор в поле всегда может получить поддержку опытного механизатора.

Большие резервы заключаются в организации звеньев, работающих на солидарной оплате (на единый наряд). В прошлом году у нас их было более ста. Для такой формы труда характерно четкое и более полное использование машинно-тракторного парка. В едином ритме действует небольшой коллектив комбайнеров и водителей, работая от дождя до дождя. В самые напряженные дни уборки работа ведется круглосуточно с 4 до 2 часов утра следующего дня с небольшой сменой людей для технического обслуживания и ремонта. Выработка превышает 20 га в сутки при норме 15 га в смену. При урожайности 15 ц/га мы работаем с удвоенным валком, используя современные жатки ЖВН-6 и ЖВН-6-12, увеличивая тем самым производительность «Нивы», так как комбайн может работать на повышенной мощности. Из его бункера выходит до 1 000 ц зерна.

Ищем и другие формы работы. В совхозе имени 50-летия СССР, например, в прошлом году специально был создан «ударный отряд». Его срочно направляли туда, где уже созрела пшеница или лежали неубранными валки.

У нас еще не хватает зерноуборочных комбайнов, нагрузка на «Ниву» очень большая – 350 га. Это вдвое больше, чем на Кубани или в Украине. Затягивая сроки уборки урожая, мы увеличиваем потери и снижаем качество зерна. Обидно, что даже при идеальной организации работы конструкторы «Нивы» гарантируют нам потерю зерна по 13 кг/га. Эти потери не может предусматривать директор совхоза, который дорожит каждым центнером, отчитывается за него и получает взыскания.

Надо смело говорить о том, что «Нива» еще крайне несовершенная машина: излом ведущего моста, ненадежная коробка передач, двигатель требует ежедневного двух-трехчасового ухода. Более 150 отличных механизаторов мы отвлекаем на техническое обслуживание и ремонт этих комбайнов, не считая машинно-тракторные мастерские, которые работают круглосуточно. Производительность «Нивы» небольшая для нашей зоны, хотя она быстрее пошла на кустанайские поля, чем «Сибиряк», который требует более длительных регулировок.

Наши механизаторы уже десять лет сами заботятся о герметизации комбайнов, а промышленность никак не хочет довести свою продукцию до высокой надежности в эксплуатации. Рабочие делают это кустарно, но прочно. Однако это дорого обходится сельскому хозяйству.

Не по-хозяйски мы используем зерновые комбайны на косовице – для этого нам нужны более эффективные жатки. Технология уборки сена в связи с внедрением сеяных трав уже изменилась, а заводы-изготовители работают еще по старинке – в расчете на естественные травы. Поэтому высококачественный корм мы не получаем, увеличивая тоннаж пылью, землей. Сейчас нужны универсальные орудия, которыми можно было бы и траву косить, и сено убирать, и хлеб в валки складывать. Немалые трудности испытываем мы с перевозкой грубых кормов.

Или ветродуи – каждое хозяйство изготавливает их кустарным способом. Мало скирдовозов, подборщиков. Все эти так называемые «мелочи» в неблагоприятные годы иногда оборачиваются тысячами гектаров посевов, оставленных под снегом. А небольшой выигрыш во времени, оперативность агронома, механизатора или инженера во время уборки спасают тысячи тонн зерна.

В этом году все хозяйства хотели получить КамАЗы. Машина чудесная для вывозки зерна или стройматериалов. Но когда получили, говорят: «Мы не подготовлены». Почему в промышленности, в карьерах все машины самосвальные, а сельскому хозяйству продолжают поставлять бортовые? Пусть этих машин будет меньше, но самосвальных, с деревянными кузовами. Кстати, водители автоколонны № 2579 уже сами переделали на самосвальные шесть КамАЗов вместе с прицепом, и их выработка как минимум вдвое превышает производительность тех шоферов, которые водят непереоборудованные машины.

С каждым годом все меньше в хозяйствах мелкой техники. А хозяйства ее просят оставить. Почему? Потому что к новым мощным машинам нет вспомогательного оборудования. Этот вопрос требует немедленного решения, так как мы не знаем, чем будем разгружать автотранспорт в предстоящей уборке урожая.

Итоги прошлого года показали, что у нас более 50% зерна продано государству с надбавкой 10–30%. Здесь сказалась не только тщательная подработка его на токах, но и предварительная дифференциация урожая с каждого поля в отдельные бурты в соответствии с сортом, урожайностью, влажностью и качеством зерна. Каждый бурт предварительно проверяют представители хлебоприемных пунктов. Если, например, содержание клейковины 25%, то комиссия рекомендует при предварительной очистке зерна дополнительно улучшить его качество на поточных линиях подработки. Это продолжается в течение всей уборки, и зерно идет у нас с доплатой за высокое качество. В тех хозяйствах, которые хорошо поработали с зерном, высокая сдаточная цена пшеницы. В прошлом году у нас практически было сдано рядовым зерном (без доплаты) 5 тыс. т из 300 тыс. т проданного хлеба, 80 тыс. т – с надбавкой 50%, 180 тыс. т – 30% и 11 тыс. т – с 10%. В совхозах «Александровский», имени Павлова, «Москвичи», «Затобольский», «Организатор» стоимость каждой тонны пшеницы превышала 120–130 руб. при базисной – 90 руб. за сверхплановую продажу каждое хозяйство получило надбавку 50%. Мы подсчитали, что линия ЗАВ-40 окупает себя в хозяйствах за два года…

За четыре года десятой пятилетки мы получили доплату за ценные сорта 25 млн. руб., то есть 30% общей прибыли (113 млн. руб.)

Важный фактор, влияющий на увеличение производства и повышение качества зерна, – своевременная его отправка на хлебоприемные пункты. Мы стараемся обеспечить четкую работу техники и организацию труда на линии зерновой ток – приемный пункт. В районе созданы специальные отряды по вывозке зерна на хлебоприемные пункты. 1976 год показал, что на тока в сутки поступало 1 500 млн. пудов хлеба и почти такое же количество вывозилось на ХПП. В 1979 году урожайность была 15,8 ц/га, или на 5,3 ц ниже, чем в 1976 году, и все-таки с токов в часы пик ежедневно вывозили по 14–15 тыс. т зерна. Надо учесть, что одновременно идет обмолот (по 16–18 тыс. га в день), и вывозка зерна с полей составляет 26–27 тыс. т.

В заключение хочется еще раз отметить, что министерствам и комитетам по техническому обслуживанию сельского хозяйства надо лучше изучать спрос и нужды работников совхозов и колхозов, интересоваться, какая техника им нужна, какого качества она поступает на места и удовлетворяет ли современному уровню производства…

 

Ю.Ф. Пластовец – Первый секретарь Кустанайского обкома комсомола

В.В. Сидорова – Первый секретарь Кустанайского райкома комсомола

В.К. Коккинаки – Герой Советского Союза

На полях Кустанайского района. 1980 г

 

 

В кабинете гл.редактора журнала «Домоводство»,

Нью-йорк, США. 1979 

 

Сейчас на целине время сыновей, но скоро наступит время внуков. Ежегодно более сотни учеников вливаются в ряды механизаторов. В совхозе имени Дмитрова, например, целыми классами выпускники школы оставались работать в родном хозяйстве. Для того чтобы работать на современной высокопроизводительной технике, необходимо не 4–5 классов, а среднее образование. А для того чтобы нынешний десятиклассник остался в селе, его надо ориентировать на сельский труд с первого класса.

 

 

 

 

 

В. В. Сидорова,

первый секретарь

Кустанайского райкома

КП Казахстана

 

Журнал «Зерновое хозяйство», 1980 г.

 

Фото из семейного архива автора 

Опубликовано в журнале "Аграрный сектор" (№2(24) 

за июнь 2015 г.

Подписаться на журнал: http://agrosektor.kz/subscription.html



Автор:

Просмотров: 2313

На печать: На печать

Опубликован: 17.10.2015 | 07:24

Метки:

Категории Аграрная аналитика

Kupit knigi
Петкус
грин хауз
Юг Агро

Поиск по новостям