Важные темы агропрома

Николай ЛАТЫШЕВБЛОГ РЕДАКТОРА
ЗРИ В КОРЕНЬ!

непричесанные мысли о сельском хозяйстве

Баннер 3 Немецкая биржа
Fiton
Shimkent
Agrocompetenzii
UgAgro 17
Вы здесь: Главная » Аграрная аналитика » Качество зерна: теория, практика, наблюдения

Качество зерна: теория, практика, наблюдения

Наглядное представление о производстве мировым сельским хозяйством главной продовольственной культуры дает аналитический отчет АТФ Банка [1].

По данным этого отчета, в период с 2000 г. по 2007 г. среди крупнейших производителей зерна посевная площадь под пшеницу была существенно сокращена в США и Канаде с 21 346 до 20 640 и с 10 855 до 8 636 тыс. га соответственно. В России, наоборот, посевная площадь под пшеницу за тот же период увеличилась с 21 346 до 23 501 тыс. га, а в Казахстане – с 10 050 до 12 683 тыс. га. И хотя в последующие годы площади под пшеницу снизились, но сам факт их расширения довольно показателен. Рядовому гражданину любой страны эти изменения мало о чем скажут. Но данные за последнее время свидетельствуют: в регионах России и Казахстана качество пшеницы снижается из года в год. Это отмечал и «Аграрный сектор» в предыдущем номере.[2][3].

Снижение качества производимой в северных областях Казахстана пшеницы, равно как и российских областях, не может не сказываться отрицательно на экономическом положении сельхозпроизводителей и экономик зернопроизводящих государств в целом.

Поэтому представляется чрезвычайно актуальным предложение главного редактора «Аграрного сектора» Николая Латышева изучить феномен  снижения качества пшеницы в Казахстане и соседних областях России и по возможности исправить эту неблагоприятную тенденцию [4, с.1].

В опубликованной в журнале статье российского ученого д. с.-х. наук Ю. В. Колмакова подчеркивается необходимость правильного подбора предшественников, так как «Применение минеральных удобрений (N30Р30) показало, что не по всем предшественникам посева пшеницы может быть достигнуто желаемое повышение качества зерна и урожайности». [5,  с. 36]. Ю. В. Колмаков пишет: «В целом рациональное применение средств химизации при производстве продовольственного зерна пшеницы оправдано повышенной урожайностью с улучшенными показателями качества». Завершаются эти размышления выводом: «Учитывая опыт уходя­щего года, не следует продолжать зернопроизводство по принципу «такой год бывает раз в 7-8 лет» и надеяться на благоприятные условия. Нужно идти на оптимальные затраты, которые оправдываются стабильно высоким уровнем качественного зерна» [5, с. 37].

Эти рассуждения можно несколько расширить сведениями о качестве зерна пшеницы. В соответствии с ГОСТ 9353-90 зерно высшего класса должно содержать 36% клейковины, 1-го – 32%, 2-го – 28%, 3-го – 23% и 4-го – 18%. При этом качество зерна пшеницы с позиций современной агрохимии определяется рядом обстоятельств. Полагается, что «Важное влияние оказывает хорошо удобренная почва, богатая органикой, правильный предшественник в севообороте. Повреждение различными болезнями и вредителями так же значительно снижает содержание клейковины в зерне. Однако обработки фунгицидами против болезней, гербицидами против сорняков, инсектицидами против клопа-черепашки и других вредителей, как правило, тоже заметно уменьшают содержание клейковины из-за вызываемого ими стресса и угнетения роста растений. В итоге получается высокий урожай, но низкого качества. Для снятия стресса и повышения качества урожая растению необходимо либо внесение по вегетации жидких азотных удобрений (что является достаточно дорогой процедурой), либо использование антистрессантов, например, бактериального препарата «Альбит» [6].

Изложенный фрагмент из области защиты растений привожу не случайно: он свидетельствует о том, что в современном земледелии в борьбе за урожай все большее значение приобретает применение всевозможных искусственных средств в виде фунгицидов, гербицидов и инсектицидов. Но их использование не только защищает растения – оно может привести к ухудшению качества зерна.

Немалое значение для поиска ответов на вопрос о средствах поддержания качественных характеристик зерна на должном уровне имеют исследования физиологов растений и животных. Обратимся к истории данного вопроса.

Ученые установили, что помимо трех основных компонентов минерального питания в виде солей азота (N), фосфора (Р) и калия (К), для растений важны более 25 элементов. Среди них алюминий (Al), серебро (Ag), золото (Au), бор (В), бром (Br), ванадий (V), железо (Fe), йод (I), кальций (Ca), литий (Li), магний (Mg), марганец (Mn), медь (Cu), молибден (Mo), никель (Ni), свинец (Pb), селен (Se), сера (S), стронций (Sr), цинк (Zn), хром (Cr), фтор (F), хлор (Cl), лантан (La). Что любопытно, перечисленные элементы важны также для организмов и человека, и животных. При этом количество некоторых элементов измеряется долями процентов, при превышении которых растения угнетаются. Однако их нехватка, как и переизбыток, чреваты для  организма человека различными заболеваниями.

На сегодняшний день установлено, что растения могут потреблять из почвы и растворы органических веществ, которые образуются благодаря деятельности биоты почвы. Органические вещества наряду с минеральными позволяют растениям быть полноценными с точки зрения их физиологии и полезности для живых организмов, включая организм человека.

Приведенных сведений вполне достаточно, чтобы сделать вывод: применение из 30 минеральных соединений только трех (азота, калия и фосфора) ведет к снижению качества любых растений, включая пшеницу, что опасно, в конечном счете, для здоровья человека.

Еще одним важным аргументом являются сведения об урожае пшеницы на целинных землях Казахстана в 1960-е годы. Известно, что в 1956, 1958, и 1959 годах урожаи были 23,8; 21,9 и 19,9 миллионов тонн зерна соответственно [7]. Из данных по урожаям исключены засушливые годы. Но факт остается фактом – урожаи на целине в так называемые нормальные по погодным условиям годы (без засухи) последовательно снижались.

Таким образом, причина снижения урожая в указанные годы вроде бы лежит на поверхности: в предыдущий год некоторое количество питательных веществ выносилось урожаем текущего года, поэтому в почве их оставалось меньше. Казалось бы, этот ответ полностью подтверждает теорию минерального питания Либиха.

Однако сомнение в правильности данного вывода вызывают два вопроса.

Первый из них касается разницы между количествами питательных веществ – имевшимся в почве запасом на 1956 г. и вынесенным с урожаем 1956 г. из почвы. Ответ, на первый взгляд, ясен – этой разницы вполне хватало для выращивания последующего урожая. Тогда легко написать простое уравнение  для определения количества питательных веществ в каждом последующем году. Предположим, что в целинной почве перед выращиванием урожая 1956 г. содержалось веществ М55, что явно больше, чем их было вынесено урожаем М56 того же года, т.е. М55 > М56. Аналогично для следующих лет М57 > М58 и М58 > М59. Мало того, количество слагаемых в правой части этого уравнения равно количеству лет за рассматриваемый период. Например, за первые 10 лет, когда в почву целины удобрения не вносились. Тогда можно записать:

 

М55 = М5657 + М58 + М59 + М60 + … М65 + М66    (1)

 

Но это уравнение явно абсурдно с точки зрения агрохимической теории питания растений. Действительно, учитывая данные первых урожаев, предположим, что каждый урожай очередного года уменьшался в среднем на 1 миллион тонн.

Тогда можно записать:

М55 = М56 + 0,95 М56 + 0,9М56 + 0,85 М56 + 0,8М56 + … 0,55 М56 + 0,5М56 = 8,25 М56 (2)

Поскольку в почву после каждого очередного урожая минеральные удобрения не вносились, то получается, что для первых десяти лет изначально в почве находилось такое количество питательных веществ (М55), которого бы хватило на 8,25 урожаев 1956 года.

Но если бы питательных веществ в почве находилось изначально в 8 раз больше, чем их истратилось на урожай 1956 года, то почему урожай 1958 года уменьшился, а не остался на уровне урожая 1956 г.? Ведь в почве осталось как минимум питательных веществ в количестве 7,25 М56. Но химическая теория на этот вопрос не отвечает.

Аналогичный вопрос и по урожаю 1959 г. и последующих семи лет.

В то же время ясно, что в соответствии с химической теорией питания растений количество питательных веществ М55  в 1955–56 гг. в доступной для растений  форме, если и было бы больше того количества, которое пошло на формирование урожая У56, , то не намного. Только в этом случае можно объяснить снижение урожая на следующий год. Но в то же время вполне ясно, что несмотря на отсутствие в указанные годы возврата питательных веществ в виде минеральных удобрений в Казахстане последующие количества урожаев уменьшились незначительно.

Приведенные рассуждения позволяют предположить, что питательные вещества в доступной для растений форме в Казахстане, как и в иных местах планеты и в любое время на протяжении тысячелетий, образуются непрерывно из некоего источника и с помощью определенных природных механизмов.

Один из источников этих веществ относится непосредственно к почве. Известно, что в зависимости от вида плодородной почвы, в пахотном слое находится [8]:

 

Правда, все эти количества питательных веществ находятся в почве в неусвояемой форме. И это задумано природой не случайно. Если бы эти вещества находились бы в почве в усвояемой (растворимой) форме, то дожди и талый снег вынесли бы их в нижние горизонты. Но это означает, что почва обладает неким механизмом перевода этих веществ из неусвояемой формы в усвояемую. Частично этот механизм, хотя и не был назван, но был открыт еще во времена царской России и СССР. В 1910 г. русским ученым С. А. Севериным были начаты работы по биологической мобилизации фосфорных соединений почвы [9]. А в Казахстане в работах член-корреспондента АН СССР А. Н. Илялетдинова – обобщены исследования по биологической мобилизации [10]. Работы по биологической мобилизации минеральных соединений позволяют на сегодняшний день утверждать, что в переводе питательных веществ из почвенного поглощающего комплекса (открыт советским ученым, академиком АН СССР К. К. Гедройцем) в усвояемые растениями формы участвуют микроорганизмы.

Однако обозначенный механизм мобилизации является неполным. Во-первых, широкому кругу работающих на земле людей (от агрономов до руководителей хозяйств) остается неизвестным процесс стимулирования работы микроорганизмов. А во-вторых, непонятно появление в почве соединений азота. Ведь давно известно, что гумусовые вещества, содержащие азот, практически не разлагаются микробами [11].

Вместе с тем, хорошо известны азотфиксирующие свойства азотобактеров, находящихся в симбиотических отношениях с мотыльковыми растениями, открытыми в 1866 году русским ученым М. С. Ворониным (1838 – 1903). Но и этого открытия недостаточно. Ведь оно не объясняет роста таких видов растений, которые не образуют симбиотических коопераций с клубеньковыми бактериями.

Разобраться в проблеме нам помогут исследования великого русского ученого С. Н. Виноградского. В 1884 г. он открыл хемосинтез живущих в почве бактерий (хемолитоавтотрофия), а 1892 г. – свободно живущие азотфиксирующие бактерии. Деятельность первых бактерий приводит к образованию в почве органических веществ с общей формулой CH2O. Вторые бактерии фиксируют в почве азот воздуха. Стало быть, деятельность и тех, и других приводит к постепенному накоплению в почве как органического вещества, так и растворимых форм азотных соединений [12].

Таким образом, в почвенном растворе появляются соли в усвояемой для растений форме только благодаря работе микроорганизмов почвы. Одни микроорганизмы высвобождают из почвенного поглощающего комплекса минеральные вещества в усвояемой для растений форме. Другие (их на сегодняшний день открыто довольно большое количество) усваивают азот воздуха и переводят его в усвояемую растениями форму.

В свете изложенного становится понятным противоречие в выражениях (1) и (2). На самом деле, в целинных почвах Казахстана к моменту формирования урожая 1956 г. находилось усвояемых форм веществ столько, сколько их хватило на формирование урожая У56. И этих веществ было несколько больше, чем их сформировала почва к 1958 г.

Объясняется это тем, что вспашка целины в 1955 и 1956 гг. привела к запахиванию в почву растений целинных степей вместе с находящейся в ней биотой. В 1957–1958 гг. солома с полей была фактически убрана. Поэтому в почве остались лишь пожнивные и корневые остатки растений. Жизнь животных почвы к этому времени была нарушена настолько, что их количество резко сократилось. Уменьшение количества растений, поступающих в почву, как и снижение количества животных, ранее употреблявших эти растения, привело к нарушению в природе сложившейся ранее гармонии. Следовательно, была нарушена работа микроорганизмов почвы по мобилизации минеральных соединений из почвенного поглощающего комплекса и азота из воздуха, причину чего укажем ниже. Поэтому следующий урожай на целине даже теоретически не мог быть равным предыдущему. И эта тенденция сохранилась для казахстанской окультуренной целины в последующие годы.

 Значит, только факт мобилизационной работы микроорганизмов сам по себе не является достаточным для воспроизводства стабильного уровня питательных веществ в почве. Необходимым компонентом этого механизма является количество органического вещества, поступающего в почву. Ведь только «питаясь» неким органическим веществом, бактерии могли работать.

Этот процесс применительно к дикой природе вполне понятен. На целинных землях до их распашки в почву возвращалось органическое вещество растений целины (степи) через предварительный процесс переработки растений животными, живущими в почве и на ней. Таких животных и насекомых в почве насчитывается сотни видов – от мышей до червей и жгутиковых. А главное, их общий вес на 1 гектаре достигает до 20 т .

За период весны, лета и осени большая часть растений поедалась животными и возвращалась в почву в виде фекалий. Стало быть, в природе органическое вещество растений, в нашем случае на целине, возвращалось в почву, будучи пропущенным через организмы многочисленных животных. После распашки целины эта форма органического вещества в почву практически не поступала. Поэтому микроорганизмам почвы и живущим в ней животным с каждым новым урожаем зерновых доставалось все меньше и меньше органического вещества растений. В результате этого уменьшалось и поступление органического вещества фекалий почвенных животных, и образование в почвенном воздухе углекислого и иных газов. А в это время с окультуренной целины большая часть наиболее ценного органического вещества в виде зерна увозилась на пищевые цели. А затем фекалии в лучшем случае оказывались в сельских туалетах, очистных сооружениях городов, навозных кучах и кардах. Стало быть, снижение естественного почвенного плодородия казахстанской целины было предопределено. Как, собственно, и российской.

Сообразно снижению почвенного плодородия в первое десятилетие в Казахстане наблюдалось снижение урожаев. Вполне понятно, что это сопровождалось и уменьшением образования гумуса.

Но это еще не все. Снижение поступления органического вещества в почву приводило к снижению образования углекислого газа в период вегетации пшеницы. Это же приводило и к обеднению почвенного воздуха. Дополнительно уменьшалось поступление в почвенный раствор и огромного количества микроэлементов (их свыше 30) из почвенного поглощающего комплекса. Следовательно, на целине в первое десятилетие снижение количества собираемого на круг зерна пшеницы является вполне закономерным. Как и снижение его качества. Ведь растения, в том числе пшеница, нуждаются не только в углекислом газе и иных компонентах почвенного воздуха, но и в многочисленных микроэлементах, перечисленных выше. Однако по мере роста урожаев зерновых объем почвенной биоты убывал, и органического вещества она получала все меньше и меньше, чем до освоения целины. Значит, и мобилизованных микроэлементов с течением времени все меньше поступало в растения.

 В дальнейшем в Казахстане, как и во всем остальном мире, стали применять минеральные искусственные удобрения (рекомендация на основе концепции химического питания). На первых порах это, казалось бы, позволяло возместить почве то количество минеральных веществ в виде солей азота, фосфора и калия, которое было вынесено урожаем. Однако, как говорится в четвертом законе Коммонера, ничего не дается даром.

Действительно, минеральные удобрения, во-первых, увеличивают издержки земледельца. Но главное даже не в этом, а в угнетающем воздействии химических удобрений на почвенную биоту [13]. По мере увеличения периода применения минеральных удобрений уменьшается микробиологическая активность почвенной биоты. К моменту подавления этого процесса  минеральными удобрениями наступает критическое уменьшение поступления полезных веществ в организм растений, включая азот воздуха. В результате снижается и количество собираемого урожая, и его качество.

 Приведенные доводы позволяют утверждать, что главной причиной снижения количества и качества урожая в земледелии является его ведение в нарушение закона круговорота органического вещества. Для дикой природы этот закон заключается в том, что хемосинтезирующая и азотфиксирующая деятельность микробов, открытых С. Н. Виноградским, приводит к возникновению в почве первой формы органического вещества. Это позволяет обеспечить растения (вторая форма органического вещества) питательными веществами. Растения подготавливают питательную среду для животных (третья форма органического вещества). Сами животные, употребляя растения, за период своей жизни большую часть растений переводят в фекалии (четвертая форма органического вещества). Именно эта четвертая форма, поступая в почву, обеспечивает жизнедеятельность биоты почвы по азотфиксации и мобилизации минеральных солей из почвенного поглощающего комплекса и азота из воздуха. В совокупности с солнечной энергией, влагой и почвенным поглощающим комплексом круговорот органического вещества в виде последовательного возникновения его четырех основных форм определяет почвенное плодородие и появление в почве питательных веществ, определяющих здоровье организмов растений, их качество и урожайность.

Вполне понятно, что в агроценозе как рукотворной экологической системе, состоящей из земледелия и животноводства, круговорот органического вещества нарушен. Нарушен благодаря представлениям и рекомендациям аграрных наук, не соответствующим природным явлениям. То есть химудобрения не являются для агроценоза «философским камнем».

Подавляющая часть органического вещества фекалий животных (навоза и помета), в которые в сельском хозяйстве превращается до 90% урожая (зеленые корма, фураж, кормовые корнеплоды, сенаж, сено, силос, отходы перерабатывающей промышленности и пр.), в современном агроценозе не возвращается на сельхозугодья. Это объясняется тем, что за период компостирования (рекомендация агрохимическая) от органического вещества продуктов метаболизма практически ничего не остается.

Не содействует воспроизводству плодородия и продажа зерна за рубеж, как и его переработка в клейковину и навоза – в биогаз [14, 15, 16]. Как следствие, естественное плодородие полей не восстанавливается, устойчивость растений к болезням падает, у производителей сельхозпродукции растут издержки, рентабельность снижается, государство не получает должной отдачи от сельского хозяйства и несет непосильные для казны затраты на дотации. Значит, без возврата органического вещества фекалий на поля село не поднять [17].

Описанные выше природные явления позволяют распознать не только последствия в виде снижения количества и качества урожая. Не менее важным последствием нарушения в земледелии закона круговорота органического вещества является иссушение почвы.

На этот феномен в 1892 г. впервые обратил внимание русский ученый В. В. Докучаев [18]. Однако суть явления иссушения ни в то время, ни спустя столетие изучена не была. На сегодняшний день становится ясно, что в основе иссушения почвы лежит все то же нарушение в земледелии закона круговорота органического вещества [19].

 Действительно, как показано выше, появление в почве питательных веществ в усвояемой форме определяется имеющимся в ней количеством биоты и органического вещества, поступающего в почву. Поскольку в современном земледелии урожай отчуждается, органическое вещество урожая от переработки этого урожая в организмах животных не возвращается в почву, то логично предположить, что количество органического вещества в почве с течением времени уменьшается. То есть уменьшается количество как биоты в почве, так и собственно органического вещества растений, которое на целине до земледелия употреблялось почвенными животными и поступало в почву в виде их фекалий.

Факт уменьшения в окультуриваемой почве и количества биоты, и поступающего в почву органического вещества приводит к двум очевидным последствиям.

Первое из них заключается в том, что уменьшающееся количество биоты в почве приводит и к уменьшению количества «жилищ» для биоты (уменьшению ходов червей, сужению пространства, приспосабливаемого в почве для своего обитания иной живностью). Все это приводит к к меньшему запасанию влаги в почве.

Второе последствие заключается в том, что органическое вещество и биоты, и фекалий животных (в пересчете на сухой вес) способно удерживать (аккумулировать) в себе воду в количестве, в десятки раз превышающем их сухую массу. Значит, выведение из оборота в агроценозе органического вещества автоматически приводит к уменьшению влаги в почве, которая могла бы запастись в физическом и биологическом смысле в самом органическом веществе.

Нетрудно подсчитать, что исключение в земледелии в окультуренных полях образования в почве ходов и «жилищ» животных приводит к исключению запасания воды в почве в количествах, многократно превышающих массу биоты. Поскольку масса биоты на гектаре почвы составляет от 10 до 20 тонн, то только физическое запасание воды в почве может составлять от 200 до 400 тонн на гектар при условии возвращения органического вещества урожая.

Одновременно биохимический способ удержания воды в почве (через тела животных и возвращенное органическое вещество) может достигать от 10 до 30 тонн.

Стало быть, суммарный запас влаги в почве при возврате органического вещества урожая, превращенного животными в фекалии, может достигать 430 тонн воды на одном гектаре. И эта вода может накапливаться в почве не благодаря снегозадержанию, а только за счет воспроизводства в почве жизни биоты и ее бесплатной работы на человека [19]. Значит, именно невозврат в почву органического вещества урожая, пошедшего на корм животным, явился главной причиной иссушения почв, замеченного В. В. Докучаевым, и уменьшения урожаев.

Вместе с тем, из проведенных исследований вытекают и иные последствия не только для земледелия, но и для человеческой цивилизации в целом. Они давно наблюдались на планете и отмечаются сегодня. В Азии замечено снижение почвенного плодородия, наступление солончаков и опустынивание. То есть снижение количества и качества пшеницы в Российских и Казахстанских регионах – лишь первый, но не самый главный сигнал бедствия. Главный – опустынивание. Его не сдержать куплей-продажей земли.

Учитывая изложенное выше, а также результаты исследований за последние двадцать лет, проведенных Башкирским научно-инженерным центром БИЦОР, можно утверждать, что упадок сельскохозяйственного производства в бывшем СССР и в образовавшихся после его развала новых государствах, как и во всем мире, определялся и определяется нарушением в сельском хозяйстве закона круговорота органического вещества и следованием догматам науки.

К сожалению, сила научных заблуждений в аграрных науках не была преодолена в СССР. Она оказалась намного превосходящей мощь ЦК КПСС и Совмина СССР [20, 21, 22].

 Вполне понятно, что описанные представления в аграрных науках, не соответствующие природным процессам, закреплены в многочисленных энциклопедиях, справочниках, учебниках и методических пособиях и продолжают свое разрушительное действие, не осознаваемое научным сообществом.

Как скоро это негативное воздействие на экономику государства будет преодолено, зависит только от научного сообщества и управленцев, которые могут помочь ученым обсудить сложные вопросы земледелия в рамках дискуссии. Пока же чиновники вынуждены прибегать к сугубо организационным мероприятиям по смене форм хозяйствования, перепродаже земли, реформированию академий. Но, как это доказано в течение более двадцати лет после распада СССР, в сельском хозяйстве мира и на территории СНГ ситуация лишь ухудшается. Стало быть, приходится согласиться с Бэконом, который обозначил знание как силу, но только для случая, когда это знание истинно.

Пока же значительно большей силой обладают заблуждения, ибо ими в ВУЗах каждодневно овладевают массы будущих управленцев.. Но комплексные исследования, опытная апробация новых технологий по воспроизводству естественного почвенного плодородия, состоявшаяся в Республике Башкортостан дискуссия под эгидой Министерства сельского хозяйства и Академии Наук РФ и вера в разум человека могут открыть путь к самодостаточной, без дотаций, работе сельского хозяйства [23-30].

Пока же торжествует разрушительная сила заблуждений и конкуренция среди ученых.

 

Коротко об авторе

 

 Тарханов Олег Владимирович. 

Родился в 1946 г. Кандидат технических наук (1972 г.). Заслуженный изобретатель (1991 г.). Действительный член Международной Инженерной Академии (2006 г.).

Книги автора: «Теоретическая экономия (тупик классового подхода) (2003 г.); «Кейнс, который не любил Сталина, но был нужен фюреру» (2005 г.); «Технологическая реформа сельского хозяйства как средство против войны» (2006 г.); «На пути к теории аграрного производства (очерки на экономические темы)» (2008 г.); «Основы теории аграрного производства. Системы и технологии» (2008 г.); «Современные технологии переработки навоза и помета как тормоз экономики» (2009 г.), в соавторстве с Л. С. Тархановой; «Государство и экономия (разум, кооперация, жизнь)» (2012 г.) и др. Имеет более 350 научных работ и изобретений, из них свыше ста публикаций по продовольственной безопасности.

Опубликовано в журнале "Аграрный сектор" (№1(27), март 2016 г.). Журнал можно приобрести как в редакции в Астане, так и во время аграрных выставок. Заявки на подписку принимаются по тел.:

8(7172) 738575, +7 701 342 3046.

Подписку также можно оформить на сайте журнала www.agrosektor.kz в разделе "Подписка".   

 

ЛИТЕРАТУРА

 

1. АТФ БАНК. Пшеница Казахстана – погоня за лидером. Аналитический обзор. 2010.

2. Волынкина О. Качество пшеницы в Курганской области в 2015 году // Аграрный сектор, № 4 (26), Декабрь 2015, с. 34-35.

3. Шаймерденова Д. А., Полуботько О. В., Казахстанская пшеница: вчера и сегодня //Аграрный сектор № 4 (26), декабрь 2015 г. с. 32-33.

4. Латышев Н. Не оказаться на планете обезьян // Аграрный сектор, № 4 (26) Декабрь 2015, с. 2

5. Колмаков Ю. В. Стабильность производства качественного зерна пшеницы // Аграрный сектор , № 4 (26), Декабрь 2015, с. 36-37.

6. Повышения клейковины продовольственной пшеницы / pandia.rutext/78/279/86989.php.

7. Кампания целинных земель / ru.knowledgr.com00488421/КампанияЦелинныхЗемель, 2016.

8. Агрохимия под ред. Смирнов П. М., Муравин Э. А. 2-е изд., перераб., М: Колос, 1984. 304 с. 

9. Северин С. А. Мобилизация почвенной фосфорной кислоты под влиянием жизнедеятельности бактерий // Вестник бактериолого-агрономической станции, 1910, № 17, с. 100.

10. Илялетдинов А. Н. Биологическая мобилизация минеральных соединений. Алма-Ата: Наука, 1966 г. 331 с.

11. Трансформация гумусовых веществ activestudy.infotransformaciya-gumusovyx

12. Заварзин Г. А. Хемосинтез. Большая Советская Энциклопедия.

13. Ширская Г. М. и др. Применение минеральных удобрений как один из факторов токсикоза почв в агробиоценозах / Г. М. Ширская, Г. Е. Пивоваров, Н. Ф. Гомонова // Тр. Вс. Симпозиума «Микроорганизмы как компонент биогеоценоза». Алма-Ата, 1982. с. 135 – 136.

14. Тарханов О. В. Биогаз: благо или экономическая ловушка? // Главный энергетик, №10, 2012. 15. Тарханов О. В. Глубокая переработка зерна: плюсы и минусы // Инновации, №10, 2012.

16. Тарханов О. В., Тарханова Л. С. Органическое вещество навоза: биодеградация или продовольственная безопасность? // Национальная безопасность и стратегическое планирование. №3 (7), 2014. с. 57–68.

17. Корнилов В. И. Башкирский опыт воспроизводства почвенного плодородия и продовольственная безопасность // Аграрный вестник Урала, № 5. 2011 г.

18. Докучаев В. В. Наши степи прежде и теперь: (очерк, 1892 г.) // Правительственный вестник / Сочинения. Изд. АН СССР.: М – Л, 1951. Т. YI.

19. Тарханов О. В. Обстоятельства, мешающие развитию сельского хозяйства // Национальная безопасность и стратегическое планирование. №2 (6), 2014. с. 80-86.

20. Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 14 февраля 1956 г. № 253 «О мерах по улучшению работы научно-исследовательских учреждений по сельскому хозяйству». 

21. Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 2 октября 1968 г. №786 «О мерах по дальнейшему улучшению научно-исследовательских работ в области сельского хозяйства» (СП СССР, 1968, № 19, ст. 133).

22. Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 26 августа 1976 г. №703 «О мерах по дальнейшему повышению эффективности сельскохозяйственной науки и укреплению ее связи с производством» (СП СССР, 1976, №21, ст. 103). 

23. Багаев Г. В. Когда наступит завтра. / Республика Башкортостан, 21 июля 2010, №139.

24. Тарханов О. В. И вновь о плодородии российских нив / Крестьянские ведомости. 29.01.14.

25. Тарханов О. В. Теория плодородия: путь к практике импортозамещения. По материалам доклада «О роли органического вещества в сельском хозяйстве» на дискуссии 10.12.14 г. в Академии Наук Республики Башкортостан / http://fermer.ru/content/teoriya-plodorodiya-put-k-praktike-importozameshcheniya-237903.

26. Тарханов О. В., Тарханова Л. С. Продовольственная безопасность и аграрная научно-техническая политика. Сборник статей. Выпуск 1. Уфа: «Системы и технологии», 2015, 52 с.

27. Тарханов О. В., Тарханова Л. С. Продовольственная безопасность и аграрная научно-техническая политика. Сборник статей. Выпуск 2. Уфа: «Системы и технологии», 2015, 84 с.

28. Тарханов О. В., Тарханова Л. С. Продовольственная безопасность. Материалы по обоснованию новой аграрной научно-технической политики. Выпуск 3. Уфа: «Системы и технологии», 2015, 44 с.

29. Тарханов О. В., Тарханова Л. С. Продовольственная безопасность. Препятствия на пути ее достижения. Сборник статей и документов. Вып. 4. Уфа: «Системы и технологии», 2015, 72 с.

                                                                                     


Автор: О.В.Тарханов

Просмотров: 443

На печать: На печать

Опубликован: 09.01.2017 | 09:53

Метки: Тарханов, плодородие, рынок, целина

Категории Аграрная аналитика

Кургансемена
Петкус
КазАгро 2017
Ukr
Moskva
AgroWorld 2017
Agrofarm

Поиск по новостям

Поиск по датам
Поиск по меткам

Введите ваш запрос для начала поиска.